«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

14:26 30/12/2021
«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахритдинова – о критике мусульман, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

В 11 лет врачи чуть не подписали ей смертный приговор. Долгие годы ей приходилось мириться с издевательствами в семье, а после приема лекарств – учиться принимать себя в новом теле. Но Нигина не сдалась: девочка из Узбекистана, которая когда-то считала себя некрасивой, увлекалась триатлоном и мечтала служить в спецназе, к 22 годам превратилась в одну из самых известных и востребованных моделей в республике.

Нигина Фахриддинова стала первой в истории моделью из Узбекистана, которая прошла отбор на один из самых престижных международных конкурсов красоты – «Мисс Интернешнл». Это один из конкурсов так называемой «Большой четверки», куда также входят «Мисс Земля», «Мисс Вселенная» и «Мисс мира». До этого девушка установила еще один важный рекорд: Нигина стала первой узбекистанкой, представившей страну на конкурсе Miss Intercontinental. Таким образом, она автоматически получила титул «Мисс Интерконтиненталь Узбекистан». Благодаря Фахриддиновой в модельном мире вспомнили о таком государстве, как Узбекистан, который славится красотой и грацией своих девушек. А в Узбекистане, в свою очередь, вспомнили о конкурсах красоты: в первый и последний раз подобное мероприятие проходило здесь в далеком 1989 году!

Сейчас Нигина готовится к конкурсу «Мисс Интернешнл», который должен пройти в следующем году. О своей персональной формуле успеха, критике со стороны мусульман, тяжелом детстве и похудении на 12 килограмм за три недели модель рассказала в эксклюзивном интервью Mir24.tv.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

– Нигина, по идее, мы с вами сейчас должны были обсуждать итоги «Мисс Интернешнл», но в дело вмешался коронавирус. Изначально конкурс должен был состояться в 2020 году, но из-за пандемии его несколько раз переносили, сейчас он заявлен на конец следующего года. Скажите, вы жалеете? Эти проволочки стали для вас дополнительным стрессом? Или, напротив, теперь есть больше времени на подготовку?

На самом деле то, что конкурс переносится уже второй раз – я считаю, что это на пользу мне, потому что у меня больше времени на подготовку. И чем этот конкурс будет проходить онлайн, либо участницам дадут недостаточное количество времени, как делают на некоторых конкурсах (например, конкурс должен проходить 25 дней, а организаторы его сокращают до пятнадцати, десяти и так далее) – словом, чем он пройдет неполноценно, уж лучше пусть его перенесут, и тогда мы будем участвовать в этом конкурсе уже более сильными и подготовленными. Поэтому я считаю, что этот перенос даже пошел мне на пользу, и с нетерпением жду тот день, когда прилечу в Японию и с гордостью представлю там нашу страну.

– Давно известно, что на конкурсах красоты участниц оценивают не только по внешности и нарядам (хотя это, безусловно, важные составляющие успеха), но и по их внутренним качествам. Обращают внимание на такие детали, как манеры, дикция, наличие собственного уникального стиля. Вы не раз отмечали, что, по вашим собственным наблюдениям, скромность в конкурсантках ценится гораздо больше, чем стремление показать себя. Расскажите, за все годы вашего участия в различных конкурсах красоты вы выработали для себя какую-то конкретную стратегию? Можете поделиться своей формулой успеха?

– Да, я для себя выработала некоторые определенные качества. На что я больше начала обращать внимание, так это на то, что нужно всегда оставаться естественной, то есть не стараться кому-то угодить. Если вы видите, к примеру, что ваша конкурентка применяет какой-то подход, который нравится жюри, не нужно стараться делать так же. Или если, допустим, в конкурсе красоты в основном все модели худенькие, а у вас более пышные формы, вы можете, сохраняя свою естественность, все равно покорить сердца членов жюри.

Вы можете поразить их своим мышлением, духовным развитием, расширенным кругозором, рассказать, чем вы занимаетесь. То есть вы должны нести какую-то пользу, и внешние данные здесь не особо важны. В любом случае вы должны быть именно сильной личностью, и вы всегда должны суметь что-то дать. Допустим, те же самые конкурсы красоты – в них участвуют не только те девушки, которые строят карьеру модели. Там есть врачи, юристы и даже сотрудницы полиции. То есть это девушки, которые уже имеют и другую профессию, помимо модельного бизнеса. И здесь больше уже, наверно, внутренний стержень играет роль.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

– В чем ваша внутренняя сила и уникальность, как вам кажется?

– Я хочу сделать акцент на моем жизненном пути, который был достаточно сложным. Мы знаем, что все подростки обычно имеют неустойчивое психологическое состояние, и внешние факторы очень часто на них влияют. Особенно, когда у нас не очень хорошие отношения с родителями, когда нас не понимают, и так далее. У меня в детстве было очень много разных трудностей, через которые мне пришлось пройти. Я много раз теряла надежду на нормальную жизнь. Отчим, с которым я росла, издевался надо мной, поднимал на меня руку. Три раза я хотела свести счеты с жизнью, и однажды мне это практически удалось. Я никогда не надеялась, что у меня будет хорошая жизнь, потому что меня в семье не понимали, не поддерживали, не любили.

Также я пережила очень серьезную операцию. Однажды отчим ударил меня по голове, и от сильного удара у меня образовалась опухоль лобной кости. Перед операцией врачи сказали, что, возможно, я либо останусь инвалидом, либо не выживу. Таким образом, я, будучи ребенком – это было в 11 лет, – потеряла все надежды на то, что моя жизнь изменится в лучшую сторону.

Но, несмотря на все это, я справилась, добилась таких высот! Я полностью поменяла свое мышление, изменила свою жизнь – самостоятельно, без чьей-либо помощи. И, рассказывая о своем жизненном пути, я хочу дать надежду всем девочкам и мальчикам, всему нашему подрастающему поколению, чтобы они никогда не опускали руки. Несмотря на то, что им сложно, что у них какие-то недопонимания в семье, а есть и дети, которые растут без родителей. Я хочу помочь им всем добиваться в жизни успеха, достигать больших целей. Я считаю, что это моя миссия в этом мире.

– Как в этом помогает ваша модельная деятельность? На что вам в данный момент удается влиять?

– Уже то, что я развиваюсь в этом направлении, помогает мне ломать устоявшиеся принципы. Допустим, у нас в Узбекистане не проходит национальный отбор. Всем известно, что для того, чтобы принять участие в мировых конкурсах красоты, необходимо победить сначала во внутреннем отборе. И потом вы уже можете представлять свою страну на таких конкурсах, как «Мисс Вселенная», «Мисс мира», «Мисс Интернешнл» и так далее. Но, я думаю, если бы я сидела и ждала, когда в Узбекистане начнут проходить национальные отборы, я бы не смогла всего этого добиться.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

– Постойте, но как тогда вам удалось принять участие в конкурсе «Мисс Интерконтиненталь» в 2019 году? Кто вас туда отправил?

Я выходила на этот и другие конкурсы своими силами. Сначала я писала организаторам, меня не принимали, говорили: у вас нет национального представителя. Потом в 2019 году я все-таки смогла пройти отбор на конкурс «Мисс Интерконтиненталь», и там меня заметил известный эксперт по конкурсам красоты, а ныне мой Национальный директор Хектор Хоакин (он живет в Пуэрто-Рико), который как раз-таки продвинул меня уже на этом конкурсе («Мисс Интернешнл – прим. ред.). Он отправил туда мою кандидатуру, все мои видео, рассказал о моей жизни, моих достижениях. И комиссии понравилось то, что я сильная личность, что я умею достигать целей, которые себе ставлю, и то, что я очень хочу представить на этом конкурсе нашу страну – быть первой, кто откроет дорогу в этом направлении, так как у нас оно в принципе не развито. Если не ошибаюсь, первый и последний конкурс «Мисс Узбекистан» проходил в 1989 году (обладательницей первого места в конкурсе «Ташкентская красавица» и титула «Мисс Узбекистан» стала солистка ансамбля народного танца «Бахор» Наргиза Олимова; с тех пор подобных мероприятий в республике не проводилось – прим. ред.). В итоге они [организаторы конкурса «Мисс Интернешнл»] меня сами утвердили в качестве национального представителя от нашей страны в этом конкурсе, что автоматически дает мне титул «Мисс Узбекистан».

– Как вы оцениваете свое выступление на «Мисс Интерконтиненталь»? Чем удалось «зацепить» жюри?

- Я считаю, что моя улыбка – это моя визитка. Возможно, именно этим мне удалось выделиться на конкурсе «Мисс Интерконтиненталь». Я очень открытая, люблю обсуждать интересные темы, изучать людей, люблю заводить дружеские контакты. Меня все любили на этом проекте. Плюс, моя подготовка была на высшем уровне. Прежде чем полететь туда, я пересмотрела все выпуски «Мисс Вселенной» и «Мисс мира», изучала именно победительниц: чем они цепляли, какие у них были образы, что их всех объединяет. Какая в них изюминка? Мне было интересно, насколько я буду подходить под все эти параметры. И исходя из этого я уже готовилась к своему конкурсу.

К примеру, на предыдущем конкурсе (Мисс International Узбекистан 2020/2021 – прим. ред.) у меня было платье, которое означало Птицу Хумо, изображенную на гербе Узбекистана. Также я очень сильно выделялась благодаря своему национальному костюму: он был в виде граната, из золота, и весил 25 килограмм. А сколько я еще в нем репетировала! У меня ужасно болел позвоночник, а еще я была на каблуках высотой 18 сантиметров. Было достаточно сложно, но я старалась.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане
«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

Я очень рада, что в этом году на «Мисс Интерконтиненталь» полетела другая девушка от Узбекистана. Сейчас я планирую, что все будет так же: после того, как я первой выйду на «Мисс Интернешнл», в следующем году я надеюсь уже передать корону другой соотечественнице. Я очень хочу, чтобы эта сфера начала развиваться в нашей стране, потому что я считаю, что это равносильно спортивным соревнованиям – скажем, тем же самым Олимпийским играм. Ведь конкурсы красоты проходят на мировом уровне, и здесь больше оценивают не внешние данные девушек, а внутренние, потому что вся красота идет изнутри.

– Многие считают, что в Узбекистане и других азиатских республиках сфера конкурсов красоты, как и модельная индустрия в целом, плохом развита главным образом из-за консервативных взглядов. Менталитет жителей устроен так, что девушке здесь не пристало выпячивать свою красоту, она должна быть скромной, неприметной. А уж о том, чтобы щеголять в открытом наряде по подиуму или, упаси Боже, показаться на публике в купальнике – и речи нет! Вы и сами в интервью как-то обмолвились, что выросли в строгой, традиционной семье... Сталкиваетесь ли вы с осуждением из-за вашей профессии? И как реагируете на критику?

Я из традиционной семьи была раньше. Мой отчим как раз придерживался такого консервативного уклона, читал намаз и так далее. И по этой причине все 13 лет, что мама с ним жила, у нас в семье были очень строгие правила. Я, даже будучи подростком, не надевала маечки на лямках или шорты, всегда носила только длинное и закрытое. Когда мы с мамой переехали в Ташкент и я начала карьеру модели, мама меня поддержала. Поначалу я вообще не ожидала, что это произойдет, потому что особого взаимопонимания у нас не было – мой отчим «постарался», чтобы наши отношения были как можно хуже. Но когда она меня поддержала, я начала меняться. В принципе, модельный бизнес изменил меня в лучшую сторону. Я полностью поменяла свое мышление и ко многому начала относиться намного проще. Я начала менять свой стиль. В первый раз меня стали обсуждать как модель после того, как я отрезала свои длинные волосы «под мальчика».

Но сейчас я все-таки часто подвергаюсь хейту, в основном со стороны консерваторов. Чаще всего говорят, что «слишком открыто», нам это «не подобает» и так далее. Но я считаю, что среди моих фотографий и съемок, даже сделанных во время участия в конкурсах красоты, включая выходы в купальниках, – нет ничего вульгарного. Многие путают вульгарность со стилем. Девушка может даже позировать в нижнем белье, и это не будет выглядеть вульгарно – это будет выглядеть стильно.

Мы всегда стараемся сохранять эту грань, чтобы все смотрелось аккуратно, красиво, не было вызывающим. И я считаю, что я не делаю ничего ненормального или грешного. Конечно, у всех свое восприятие. Но я уже перестала обращать на это внимание, потому что моделинг – это моя работа. Возможно, в будущем я даже буду готова делать фотографии немного другого характера. Вы наверняка видели, как часто фотографируется Кендалл [Дженнер – американская модель]: где-то она может быть почти обнажена, но это будет выглядеть очень утонченно и красиво.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане
«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

Какая у вас сейчас главная цель с точки зрения карьеры? «Мисс Вселенная» – это «потолок»?

– Моя главная цель и мечта – быть первой из тех, кто на всех главных конкурсах красоты представит нашу страну. На ближайшие три года моя основная цель – это «Мисс Вселенная». Но я всегда говорила себе, что мое предназначение заключается в том, чтобы внести свой вклад в изменение нашего мира в лучшую сторону и стать великой женщиной. Раньше я постоянно жаловалась на свою жизнь, но потом, когда я стала изучать биографии разных успешных личностей – Мэрилин Монро, Одри Хепберн, принцессы Дианы и так далее, – я поняла, что их всех объединяет именно трудное прошлое. Я поняла, что моя судьба тоже готовит меня к чему-то особенному. И после этого я стала думать: с чего же мне начать?

Я выбрала сферу конкурсов красоты, для того чтобы выделиться среди множества других моделей нашей страны, потому что модельный бизнес все-таки как-то у нас развит, а вот это направление – не развито абсолютно. Я поняла, что, если я буду первой [представлять Узбекистан на международных конкурсах красоты], то и в будущем, пусть даже через 50 или 100 лет, когда какая-нибудь наша узбекистанка выиграет в каком-то из этих конкурсов, все равно вспомнят меня как первопроходца.

В какой-то степени я уже смогла вписать свое имя в историю. Но я не собираюсь на этом останавливаться, у меня есть очень большие планы. Из конкурсов – это только ближайшие два-три года.

– Я знаю, что вы очень разносторонняя личность и много чем увлекаетесь: занимались триатлоном, вокалом, танцами, имеете диплом кондитера и даже умеете вышивать золотой нитью. Ко всему прочему, вы еще и талантливый дизайнер: не могу не сделать комплимент тому белому платью с перьями, которое символизирует птицу Хумо – ведь оно, оказывается, сшито по вашим эскизам! Скажите, вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы самой шить одежду, стать модельером? Ведь модели очень рано уходят на пенсию – в крупных конкурсах красоты можно участвовать только до 28 лет... Какие у вас планы на будущее?

– У меня уже есть собственное модельное агентство в Узбекистане – Panterra Models. Мы открылись только в августе, но уже выступаем на очень крупных проектах: успели поработать на Ташкентском международном кинофестивале, а также побывали на таджикской неделе моды Tajikistan Fashion Week. На днях у нас был еще один большой государственный проект – фестиваль в честь Форума молодежи Узбекистана-2021. Но я не собираюсь на этом останавливаться и в будущем хочу развить свое агентство на мировом уровне, открыть филиалы и в других странах, например, в России и США.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане
«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

Переставать развиваться в этом направлении я не хочу, потому что я все-таки живу этим. Я вдохновляюсь такими «иконами», как Наоми Кэмпбелл: даже в таком возрасте ей ничего не мешает продолжать делать свою работу! Выход на «пенсию» в 28 лет, как вы и сказали – это касается только конкурсов красоты. В модельном бизнесе нет таких ограничений. Чем лучше вы будете следить за своей фигурой, лицом и образом жизни, тем дольше вы сможете работать. Модели нужны в любом возрасте! Для каждого возраста найдется свой продукт, который нужно будет рекламировать, и свой бренд.

– Значит, вы еще долго не планируете покидать подиум?

– Верно. Думаю, что я достаточно долгое время буду работать моделью, потому что это направление для меня – дело всей моей жизни. Мне нравится это делать, я получаю колоссальное удовольствие. Это помогает мне находить новых невероятно крутых знакомых, заряжаться, мотивироваться. А также – быть кумиром для молодежи, которая тоже стремится чего-то в жизни добиться. Они постоянно мне это говорят: «Ваша история вдохновляет», «Благодаря вам я поверил/-а в себя», «Я смог/-ла измениться»... И мне очень приятно слышать, что я для кого-то являюсь примером.

Да, вы ведь, ко всему прочему, активный Instagram-блогер – на вас подписаны почти 100 тысяч человек.

– Да! А в этом году я, к тому же, стала Блогером года в Узбекистане по версии издания Repost Lifestyle! Этот новостной портал достаточно знаменит у нас в стране, на его страницах обсуждают самые свежие новости шоу-бизнеса – не только в Узбекистане, но и во всем мире. Номинантами премии стали не только знаменитые блогеры, но и актеры, музыканты и прочие известные люди нашей страны. Победителей выбирали путем голосования в соцсетях.

– Поздравляю! У вас действительно много поклонников, и это не удивительно. А ведь, кажется, всего пару лет назад вы и представить не могли, что вами будут так восхищаться! Помнится, в интервью вы рассказывали, что вам удалось в короткие сроки изменить себя до неузнаваемости. Насколько я знаю, после той сложной операции по удалению опухоли вам выписали гормональные препараты, и из-за них вы сильно набрали вес. Но специально ради кастинга в модельное агентство вы за три недели сбросили... 12 килограммов! А спустя некоторое время – еще шесть. Это правда? Признайтесь честно: вы питались водой?!

– Да, я сделала это примерно за три недели, даже чуть меньше. Я просто сидела на очень жесткой диете, которая при этом никак не отразилась на моем здоровье. Иногда это даже хорошо – придерживаться такой диеты, она идет только на пользу организму. Она отличается тем, что вы не голодаете. Вы едите постоянно, но – только вареную гречку. Вы можете есть ее в неограниченных количествах и при этом вы будете худеть. Ведь мы с вами знаем, что гречка очень полезна: она очищает организм, улучшает состояние кожи и волос – в общем, имеет очень большой ряд полезных свойств.

«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане
«Люди путают вульгарность со стилем»: модель Нигина Фахриддинова – о критике консерваторов, отчиме-абьюзере и модельном бизнесе в Узбекистане

Первые два дня я была под большим впечатлением, постоянно была голодной и ела в больших количествах. На четвертый-пятый день я практически не могла смотреть на эту гречку, потому что она была без соли. Добавлять в нее ничего нельзя. Но вы можете иногда разбавлять свой рацион: например, выпить однопроцентный кефир, съесть помидор, огурец или отварное яйцо. Пейте побольше воды и зеленого чая.

Вот это было единственное, чем я питалась на протяжении почти трех недель. Первые пять дней особого эффекта не заметно, но после этого периода вы практически каждый день теряете по одному-два килограмма. И, что самое интересное – эти килограммы не возвращаются! До этой диеты я весила где-то 74 килограмма при росте 172 сантиметра. В итоге я похудела до 62 кг, а вскоре – до 56 кг. Спустя некоторое время два килограмма вернулись, и я стала весить 58 кг. На этом весе я уже держалась и больше не поправлялась.

– Сейчас вам, как и любой модели, приходится строго следить за своим питанием и постоянно заниматься спортом, чтобы держать себя в форме. Вас изнуряет этот ритм?

– На данный момент я к этому привыкла. Но полтора месяца назад у меня была операция. До этого я не хотела оперироваться и пыталась вылечиться при помощи лекарств. Когда мне прописали гормональные препараты, я опять очень сильно поправилась. Я пыталась придерживаться диеты где-то на протяжении полугода – с февраля по август, пока не заболела коронавирусом. Это была действительно жесткая диета: я не ела практически ничего. Но не смогла похудеть ни на один килограмм. Из-за чего, кстати, подвергалась в последнее время большой критике: дескать, какая я модель, если не соответствую параметрам! Но я считаю, что это неправильно. Люди не должны осуждать человека за его внешность. Слава Богу, сейчас я устранила эту проблему и начала приходить в себя: занимаюсь спортом, стараюсь правильно питаться и уже вижу результат. Поэтому то, что «Мисс Интернешнл» еще раз перенесли, пошло мне на пользу и в этом плане: теперь я могу прийти в форму и успеть к проведению конкурса в следующем году.

comments powered by HyperComments