Двойной удар: кто и при каких условиях может заразиться сразу двумя вариантами COVID-19?

06:35 07/12/2021
ФОТО : МТРК «МИР»

Эксперты центра «Вектор» оценили риск заражения двумя вариантами коронавируса одновременно. Насколько он велик и что при этом может произойти, телеканалу «МИР 24» рассказал доктор биологических наук, профессор, руководитель Екатеринбургского НИИ вирусных инфекций центра «Вектор» Александр Семенов.

- Насколько велик риск заражения одновременно двумя вариантами коронавируса?

Как не спутать коронавирус с простудой?
Александр Семенов: Что-то среднее между «один из миллиона» и «один из тысячи», потому что достоверно описанных случаев одновременного заражения двумя разновидностями коронавируса буквально единицы, и каждый раз это определенная сенсация.

Вирус в эволюции расходится, а питается он в одном и том же месте, и, как всякие существа, использующие один и тот же субстрат, они вступают между собой в конкурентное взаимодействие, поэтому на наших глазах вы видите, что «альфу» вытеснила «бета», потом пришла «дельта», сейчас мы с интересом посмотрим, как с «дельтой» поборется «омикрон». Вдвоем – есть такого рода наблюдения, они вполне авторитетно подтверждены, случаются, но крайне редко.

- Это теория естественного отбора на вирусном уровне?

Александр Семенов: Да, нормальная борьба за существование и среди вирусов тоже происходит.

- В описанных случаях заражение происходило при ослабленном иммунитете или когда слишком сильный иммунитет?

Александр Семенов: Очень подробно описан случай заражения 90-летней женщины в Бельгии. Редко у кого в 90 лет бывает очень крепкий иммунитет. Описаны подобные случаи у людей, зараженных ВИЧ, – тут вирусы друг другу не мешают, они в разных нишах обитают. Мы знаем, что ВИЧ приводит к ослаблению иммунитета. Все это пограничные состояния.

В условно здорового человека если коронавирус и прорвется, то, скорее всего, это будет один вариант.

- Симптомы будут, как и при заражении одним вариантом?

Александр Семенов: Конечно. Клинически они крайне трудно отличимы. Мы сейчас отличаем их по нюансам, а так человек будет испытывать приблизительно одни и те же симптомы, один и тот же тип недомогания. Различить их можно по инкубационному периоду либо по специальному анализу, когда нужно поставить ПЦР, а потом секвенировать, что получилось, прочитать последовательность РНК.

- Если человек заразился двумя вариантами, как это влияет на его способность заражать окружающих?

Александр Семенов: Кто-то получит преимущество. В этой схватке с жадной гадюкой всегда кто-то победит, кто-то проиграет. Возможно выделение сразу двух типов вируса, но в плане заразности он не станет суперзаразным, исчадием ада, который выделяет вирус в бешеных количествах. Он будет точно так же, как обычный больной.

- Течение болезни может получиться совсем тяжелым?

Александр Семенов: Нет, будет приблизительно то же самое. Тяжелым оно будет не потому, что два или 22 попадет, тяжелым оно будет потому, что такое преимущественно происходит у людей с ослабленным иммунитетом. У них организм и так не сильно сопротивляется.

Принципиально клинически они не вызывают более или менее тяжелого течения, если они вдвоем навалятся на организм, в два раза хуже человеку не будет.

- Рассчитывать на супергибридный иммунитет тоже не приходится?

Александр Семенов: Нет, чудес не бывает. Это только у героев «Марвела»: тебя паук укусит, в лучшем случае у тебя палец опухнет. Это только в кино ты становишься человеком-пауком.

- Есть теория, что коронавирус может соединяться с другими опасными вирусами, например, Эболой.

Александр Семенов: Мы уже на этот вопрос отвечали. Надо немножко разделить разные вещи. Одно дело, когда у вас ВИЧ или любое иное состояние, при котором здоровье человека ослаблено, и он будет болеть дольше. Это нехорошо: чем дольше в человеке пребывание, размножение вируса происходит, тем больше шансов на появление новых мутантов. Это одна сторона медали. Другая – взаимодействие вирусов возможно только между близкородственными либо близко организованными вирусами.

Эбола и коронавирус настолько по-разному организованы, что это смесь бульдога с носорогом, вплоть до того, что сама структура вирусов очень разная, и моменты, связанные с размножением, разные. Например, вирусы гриппа одинаковые, но разных вариантов, между собой могут обмениваться, все остальное – это слишком сложно, маловероятно, это умозрительно научные конструкции. Теоретически – да, практически мы пока этого не видим.

Люди с иммунодефицитом, которые не могут дать бой коронавирусу, являются резервуаром для возникновения новых вариантов вируса, – это существует.

- Про «омикрон» как раз выдвигалась такая версия, что человек очень долго болел, и у него внутри организма происходили изменения.

Александр Семенов: Подобные вещи были отмечены и в Британии при возникновении «британского» варианта вируса. К сожалению, ЮАР помимо того, что относится к областям, где крайне низкий охват вакцинальный (там вакцинировано около четверти населения, при том, что ЮАР – вполне экономически развитая и достаточно мощная страна), поэтому огромное количество одновременно болеющих, а охват диагностикой маленький. Особо никто не знает, сколько их там болеет.

Второй неприятный момент – там очень высокая пораженность ВИЧ. Этот регион – Ботсвана, ЮАР – маленькие государства – одни из самых пораженных ВИЧ в мире. Конечно, среди таких людей очень продвинут в запущенных стадиях ВИЧ, людей, не получающих лечение, там есть вероятность возникновения новых вариантов вируса и очень длительного вирусоносительства, а это плохо.

- Когда риск заражения даже одним видом минимален?

Александр Семенов: Минимален, когда мы привиты. А если вы привиты, соблюдаете еще меры предосторожности, социального дистанцирования, в публичных местах носите маску, моете руки и так далее, то он вообще близок к нулю. Нулевых рисков никогда не бывает, но он очень близок к нулю. Это единственный вариант, на который я могу уверенно ответить, что сразу отскакивает от зубов.

comments powered by HyperComments