Трансгендеры в большом спорте: как решение МОК изменит главные Игры планеты?

15:41 25/11/2021

Международный олимпийский комитет представил новую концепцию по спортсменам-трансгендерам. Она вступит в силу в 2022 году сразу после Олимпиады в Пекине. Как новый подход МОК может отразиться на спорте высоких достижений, телеканалу «МИР 24» рассказал президент Федерации тяжелой атлетики России Максим Агапитов.

- В новой концепции сказано, что ни один спортсмен не может быть исключен из соревнований на основании предполагаемого несправедливого преимущества из-за его пола. Это означает, если некий участник считает, что он – женщина, то он и будет соревноваться с женщинами, несмотря ни на что?

Максим Агапитов: Согласно этому высказыванию в интерпретации на русском именно это и означает, если следовать логике и прямому пониманию того, что написано.

- Какие правила действуют сейчас?

Максим Агапитов: Такие спортсмены должны на протяжении определенного периода времени быть под наблюдением и документально доказать, что их уровень тестостерона не превышает определенных значений, которые дают им право выступать среди спортсменов женского пола.

- Если правило существует, почему в МОК решили, что требовать от трансгендеров поддержания уровня тестостерона ниже определенных значений несправедливо?

Максим Агапитов: Настоящую причину узнать сложно. Судить мотивы других людей – самое неблагодарное дело. Выглядеть может как одно, а по факту может быть совершенно другое. На сегодня я не вижу разумной или доброй причины, почему это сделано. Это больше похоже на диверсию и, возможно, отвлечь сообщество – и спортивное, и мировое. Не секрет, что Олимпийское движение испытывает серьезный кризис на данном этапе.

- Стоит ли волноваться спортивному преимуществу трансгендеров в женском спорте? Первое, что приходит на ум, это Лорел Хаббард.

Максим Агапитов: Олимпийские игры – это апогей всех международных соревнований четырех лет, туда должны отобраться лучшие спортсмены. То, что туда попал этот спортсмен, уже говорит о том, что он успешный. То, что он неуспешно выступил на Олимпиаде, это не правило, а больше исключение. Это случается с любым.

В 2017 году Лорел Хаббард выступал на Чемпионате мира в США, в отсутствии двух лидирующих стран – Китая и России – она заняла второе место. Это потрясающее выступление, особенно если учесть, что будучи мужчиной этот спортсмен выступал до 35 лет и не добился никаких результатов, заслуживающих внимания, на международной арене.

Спустя восемь лет в 43 года спортсмен завоевывает серебряную медаль на Чемпионате мира, получает квалификацию на Олимпийские игры, пройдя еще ряд международных соревнований, и становится участником Олимпийских игр. Само это событие показывает космический скачок сразу в Олимпийское движение.

Я потратил всю свою жизнь на тяжелую атлетику, уже больше 40 лет я занимаюсь тяжелой атлетикой, я – чемпион мира 1997 года, но я не добился такого успеха, чтобы быть участником Олимпийских игр. Сам факт участия – это уже большое достижение. Я не говорю о том, что вес, с которого спортсмен начинал свое выступление, давал право бороться за призовое место. Вторую попытку спортсмен зафиксировал – там была небольшая ошибка в техническом выполнении упражнения, то есть ее локти сыграли – был дожим. По нашим правилам такой вес не считается поднятым. Говорить о том, что она неуспешно выступила, по конечному факту верно, но при этом спортсмен претендовал, ее уровень достаточно конкурентоспособный.

– В каких видах спорта благодаря новой концепции МОК спортсмены могут получить преимущество?

Максим Агапитов: Априори человек создан с определенным полом. Разница между полами глобальная в основе физических качеств. Это обусловлено соотношением жира и мышечной массы, соотношением количества воды. Но если гормональный уровень можно поменять при современной фармакологии, возможно даже контролировать на определенном этапе, то, например, устройство позвоночника сильно отличается мужское от женского – у женщин ярко выражен лордоз. Это обуславливает и физические способности. Плотность костей женщины отличается от плотности костей мужчины. Центр тяжести отличается – у мужчин он гораздо выгоднее расположен для поднятия в том числе тяжестей.

Если мы говорим о большом спорте и о спорте вообще, и о мужчинах, которые поменяли пол на женский, то они будут однозначно иметь преимущество.

- В МОК заявили, что определять категории допуска спортсменов-трансгендеров, получат ли они неоспоримое преимущество, должны решать федерации. С другой стороны, разве федерации не должны руководствоваться концепцией МОК?

Максим Агапитов: Именно поэтому я сказал, что это больше похоже на диверсию, то есть подбросили задачку, столкнули людей внутри федераций лбами. Это же понятно, что вовлечены будут люди, которые далеки от того, чтобы быть экспертами в этой области, больше будет эмоций, поверхностных взглядов, которые будут сталкиваться друг с другом.

Я не вижу другого смысла, заложенного в этой теме, потому что выход из ситуации логичный, простой. Здравомыслящему человеку оно придет. Таких людей нужно выделять в отдельную группу. Процесс естественный и простой.

Если мы говорим о трансгендерах в тяжелой атлетике, истории известен только один. Это направление даже не имеет смысла, чтобы его обсуждать. Единственное, что, на мой взгляд, разумно сделать, если такой человек хочет выступать на соревнованиях, то никто ему не должен закрывать дорогу. Уже сегодня есть правила, как мы поступаем: та же женская тяжелая атлетика появилась значительно позже, чем мужская, буквально в начале 90-х годов. На определенном этапе это было малое количество спортсменов. Это сегодня мы видим практически такое же количество спортсменов женского пола в тяжелой атлетике, как и мужского. Раньше это было иначе. В некоторых категориях зачастую приезжал только один спортсмен. Если он выступает, выходит на помост, то соревнованиями это назвать нельзя – это выступление.

В таком случае есть логичная и понятная стратегия – этому спортсмену выдается сертификат участника, так как он ни с кем не соревновался, он не может завоевывать какую-то медаль, какое-то место. Как только появляется второй спортсмен в этой же категории, это уже соревнования, выдается первое и второе место. Я лично придерживаюсь традиционных ценностей, и считаю, что смена пола – это преступление против Бога. В то же время против дискриминации трансгендеров, поэтому они имеют право и должны его реализовать, чтобы выступать на соревнованиях. Мы будем допускать таких спортсменов, выдавать сертификаты участника до тех пор, пока не будет соревнований друг с другом. Как только их появится достаточное количество, очевидно, нужно будет создать какую-то национальную федерацию трансгендеров.

Сегодня говорить о спортсменах-трансгендерах, о мужчинах, поменявших пол на женский, интегрируемых и в женский спорт, полностью несправедливо. Думаю, что любой спортсменке подойти и сказать, что она готовилась четыре года на Олимпиаду, что она будет выступать со спортсменом, который был мужчиной, а сейчас он будет выступать в вашей категории, я не думаю, что они будут чувствовать себя недискриминированными.

comments powered by HyperComments