Разработчики лекарства от всех штаммов коронавируса рассказали о его свойствах

16:20 19/11/2021

В России создали лекарство от всех штаммов коронавируса. Известно, что его сделали на основе моноклональных антител. Как оно работает и когда его начнут применять, телеканалу «МИР 24» рассказал главный научный сотрудник Института молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта РАН Дмитрий Купраш.

- Что за технология и как она работает?

Дмитрий Купраш: Технологии получения моноклональных антител уже несколько десятков лет. Многие лекарства, которые сейчас применяются, на ней основаны. Например, тоцилизумаб, которым блокируют цитокиновый шторм при тяжелом ковиде, – это моноклональное антитело. В последние годы произошла революция, связанная с так называемой технологией работы с отдельными клетками. Это очень ускорило процесс. Технология заключается в том, что берут млекопитающее, у которого есть иммунный ответ: это может быть иммунизированная мышь, может быть переболевший ковидом человек, у которого в организме есть антитела против нужного нам агента, и есть клетки, которые эти антитела производят.

Дальше у него берут клетки: в случае человека это какая-то порция крови – десяток миллилитров. Это отправляется на клеточный сортер, который анализирует отдельные клетки и выбирает из них те, которые производят антитела самого лучшего качества. Дальше генные инженеры выделяют из клеток гены, которые кодируют антитела. Антитело – это белок, он кодируется геном, причем тонкость в том, что там два белка, соединенные вместе, соответственно, два гена. По старой технологии было сложно проклонировать гены по отдельности, а потом собрать вместе. Когда мы работаем с отдельной клеткой, мы сразу получаем эти гены в паре – это очень ускоряет и упрощает процесс. Дальше эти гены по стандартной технологии засовываются в клетки-продуценты, и из них получают в чистом виде нужные антитела. Дальше из такого эксперимента получается какое-то количество разных антител, из которых дальше в экспериментах выбираются наилучшие – самого хорошего качества. На выходе получается раствор чистого белка, того самого, который плавал у нас в организме, и организм воспринимал его нормально. С точки зрения безопасности это очень хорошая вещь.

- Действительно ли это лекарство эффективно против всех штаммов коронавируса?

Дмитрий Купраш: Да, это было проверено. Для этого есть экспериментальная система. В явном виде была сделана проверка против всех основных мутаций, в том числе против «дельты». Некоторые из антител, которые были получены, работают намного хуже, как это и бывает с натуральными антителами, но были найдены и такие, эффективность которых против «дельты» совершенно не падает по сравнению со старым штаммом.

- Насколько это лекарство может защищать от штаммов, которые мы еще не знаем?

Дмитрий Купраш: Это неплохая заготовка. В этой работе было получено 23 клона антител, из которых значительная часть связывается с s-белком очень хорошо, и было сделано картирование: есть трехмерное изображение s-белка, и на нем отмечены места, к которым связываются разные антитела. Если появятся новые мутанты, будет известно, в каком месте произошла мутация, можно будет с первичной надежностью на компьютере предсказать, какие из этого набора антител против него будут эффективны, а потом можно будет проверить это экспериментально. Гарантий, что оптимальный против «дельты» коктейль будет действовать против любого будущего штамма, конечно, дать нельзя.

- Что можно сказать о безопасности препарата?

Дмитрий Купраш: Для моноклональных антител, как и для любых препаратов, есть стандартные протоколы доклинических и клинических испытаний. Испытания первой фазы обязательно – это только безопасность. Антитела в принципе – очень безопасный продукт, за исключением тех случаев, когда действие на мишень, на которую они направлены, оказывается неожиданно вредным для организма. Пара прецедентов в истории фармацевтического бизнеса была такого рода, но, поскольку здесь мы мишень знаем (она находится на вредном вирусе), есть уже другие препараты против вируса, которые совершенно безопасны и ничем не вредят, то можно руку положить на рельсы за то, что с безопасностью этого препарата все будет хорошо, но испытания все равно нужно провести, это стоит времени и денег.

- Какие испытания уже пройдены, какие еще предстоят?

Антитела после вакцинации и после болезни
Дмитрий Купраш: Технически это называется пилотной доклиникой, то есть сделанные эксперименты на лабораторных животных, но они сделаны по таким стандартам и с такой бюрократией, что, скорее всего, их не получится подать в качестве официального документа для разрешения на клинические испытания. Нужно провести еще дополнительную, более детальную доклинику на животных, после этого подать разрешение на клинические испытания, после этого приступать к клиническим испытаниям.

- Кто занимался разработкой?

Дмитрий Купраш: Ключевой человек, в лаборатории которого эта технология клонирования генов из отдельных клеток и поставлена, это Александр Владимирович Таранин из Новосибирска, и еще целый ряд его новосибирских коллег из Института молекулярно-клеточной биологии и из Новосибирского университета. Дальше очень важную роль сыграли сотрудники нашего Института с тест-системой, которая позволяла определить, найти пациентов – чемпионов по антительному ответу, у которых нужно было брать кровь. И, наконец, медики, которые с пациентами работали, и в пылу борьбы с первой волной ковида нашли желание, время и энтузиазм для того, чтобы еще и заниматься такой работой на перспективу. Руководитель коллектива медиков – Владимир Павлович Баклаушев из Медицинского центра ФМБА. И еще среди авторов есть Виктор Ларичев из Института Гамалеи – он делал эксперименты с живым вирусом. Вот такой большой коллектив из нескольких научных и медицинских учреждений.

- Насколько лекарство сложное в производстве?

Дмитрий Купраш: Процесс сложный и дорогой, кроме того, лимитированный по ресурсам. Это сложная технология, которая использует много импортных устройств и реагентов, по которым тотальный дефицит в мире из-за производства вакцин против ковида, потому что производство вакцин очень сильно по технологиям пересекается с антителами. Это не так просто еще и масштабировать. Но если все эти вопросы решить, то сколько примерно стоит доза моноклональных антител, это известно. Моноклональные антитела, которые достаточно широко применяются против всяких ревматических заболеваний, это несколько десятков тысяч рублей за инъекцию. С одной стороны, это очень дорого, с другой, учитывая, что введение потребуется одноразовое, если сравнивать это со стоимостью лечения человека в стационаре, которое от 200 до 600 тысяч рублей, тем более, со стоимостью жизни и ущерба для здоровья, то это совсем не много, разумно.


comments powered by HyperComments