Координатор программы SIRIUS рассказала об имитационном полете на Луну

15:53 15/11/2021

В Институте медико-биологических проблем дан старт имитационному полету на Луну. В рамках очередного этапа проекта SIRIUS-21 международный экипаж проведет в изоляции 240 суток. Каких результатов от эксперимента ждут ученые, телеканалу «МИР 24» рассказала координатор научной программы SIRIUS Стефания Федяй.

- Проект SIRIUS уже третий. Чем он отличается от предыдущих?

Стефания Федяй: Самый первый стартовый SIRIUS длился всего две недели, следующий, в котором я участвовала в качестве испытательницы, длился уже четыре месяца. Данная изоляция длится восемь месяцев.

Второе – у нас максимально смешанный по национальному составу получился экипаж, что тоже довольно интересно. Все наши психологи ожидают новые результаты в области своих исследований, благодаря этому в том числе.

- Почему именно 240 суток. Какова программа?

Стефания Федяй: Сейчас мы говорим про полет на Луну. Испытатели выходят на околоземную орбиту, потом уходят с нее, стыкуются с окололунной станцией, проводят на ней достаточно много времени, выбирая место для посадки. После посадки имитируется деятельность на поверхности Луны. Далее экипаж возвращается на окололунную станцию, а потом летит домой. Это и есть сценарий эксперимента.

Мы говорим про Луну, но подразумеваем, что скоро это будет Марс.

- Кто участвует в эксперименте? Как их отбирали?

Стефания Федяй: Три страны участвуют в этом эксперименте с позиции экипажа: Россия, США и ОАЭ. Одним из основных критериев отбора является наличие образования или опыта работы в области научных исследований, медицины, космической сферы, инженерных работ или, например, служба в армии тоже подходит. Определенная подготовка у них есть.

Второй этап – медицинский отбор. Одно из самых сложных – пройти медицинский отбор, после того как испытатели подтвердили, что с точки зрения здоровья все они готовы и способны преодолеть восьмимесячную изоляцию, идет психологический отбор, собеседование, и после этого формируется экипаж (основной и дублирующий).

Первое время в подготовке у нас участвуют в том числе дублеры. За короткий промежуток времени перед началом изоляции формируется окончательные списки – шесть человек, которых утверждает специальная комиссии, и уже эти люди идут в изоляцию.

У нас есть так называемые роли в экипаже: командир, бортинженер, врач и исследователи, которые сконцентрированы на выполнении научной программы.

- В полет отправили троих мужчин и женщин. Специально велся такой отбор?

Стефания Федяй: Продолжаются исследования в области изучения влияния гендерного фактора на выполнение научной программы и на совладание с факторами стресса и изоляции. Пока это намеренный акт.

- Участники находятся в специальном комплексе. Как проходит день экипажа?

Стефания Федяй: Комплекс достаточно большой, если сравнивать его с историческими экспериментами, при этом довольно маленький, если сравнивать его просто с повседневной жизнью человека. Ограничения там серьезные. Он состоит из нескольких модулей, которые похожи на модули МКС, насколько это возможно в таких условиях: модуль медицинский, модуль, в котором расположены спортивный инвентарь и склад, модуль, в котором расположены каюты испытателей и комната отдыха, и столовая и обеденная зоны. Во всех этих помещениях проводятся научные эксперименты.

Испытатель получает циклограмму – расписание, где по часам расписан день. Заранее ты можешь видеть, какие методики тебе предстоит выполнить, какая у тебя будет нагрузка, сколько свободного времени у тебя будет в этот день.

- Высадка на Луну как будет имитироваться?

Стефания Федяй: Очень много людей в этом задействованы. Высадка на поверхность – это событие не только для экипажа, но и для всех, кто организует этот эксперимент. Высадка проходит в специальном модуле, который имитирует поверхность Луны.

У нас есть новый эксперимент, который раньше мы не проводили во время высадки, – вывешивание, в ходе которого ребята смогут почувствовать, как примерно меняется их походка в условиях другой гравитации.

- Чем кормят участников, как они живут?

Стефания Федяй: Это очень важная тема. Еда – это, наверное, одна из самых актуальных задач, потому что сложно без привычной еды, без доставки. Четыре месяца было сложно просидеть на так называемом сухом пайке, а восемь месяцев – это серьезное испытание. Мы стараемся максимально приблизиться к космической еде. Все, что будут испытатели есть, это сублиматы, которые они разводят кипятком: супы, каши, макароны по-флотски – все это, как порошок, который нужно развести кипятком Консервы представлены довольно широко: рыбные, мясные, чтобы можно было все разнообразить. Ведется подсчет калорий, микроэлементов, витаминов, питательных веществ, которые испытатели получают с едой.

- В посещении душевой кабины есть ограничения?

Стефания Федяй: Использование воды на нашем объекте в силу определенных физических свойств другое – не такое, как на МКС, мы можем спокойно помыть руки. Умыться, как в обычной жизни. Но душ мы ограничиваем: раз в семь дней у испытателей есть возможность принять полноценный душ.

- К участникам экспериментов подсоединены какие-то датчики?

Стефания Федяй: Есть несколько моментов. Следят камеры, которые установлены по всему комплексу: их очень много, в каждом модуле есть камеры, и они разные – какие-то стационарные, какие-то могут менять угол обзора, какие-то могут что-то крупно приближать, отдалять. Камер нет только в личных каютах испытателей и в зонах гигиенического обслуживания.

Есть ряд экспериментов, для которых совершенно необходимо отслеживать параметры разные: дыхание, сердцебиение, качество сна, количество сделанных шагов. Когда испытатели выполняют эти эксперименты, у них очень много датчиков – иногда совсем много, что просто сложно в них уснуть.

- Это все напоминает игру. Для чего проводится этот эксперимент?

Стефания Федяй: Игра в данном случае, может быть, в непосредственной симуляции операторской деятельности: я – командир, бортинженер, но весь эксперимент – это научная деятельность. То, что мы условно называем игрой, это тоже наука, потому что именно психологи за это отвечают, и для них очень важно. Именно через игровой элемент они смотрят на адаптацию, на то, как люди справляются со стрессом, взаимодействуют друг с другом, на то, как некоторые условия игрового взаимодействия влияют на их эмоциональный фон. Это все – наука, даже то, что выглядит, как игра.

comments powered by HyperComments