Андрей Быстрицкий: «Пандемия изменила отношения в системе человек – общество – государство»

19:54 21/10/2021

«Глобальная встряска 21 века: человек, ценности, государство». Ежегодная сессия «Валдая» состоялась. Чем она запомнится, телеканалу «МИР 24» рассказал председатель совета фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.

- Более 15-ти тематических сессий, десятки экспертов. Мы общаемся в четвертый день конференции. Что лично вы чувствуете?

«В пандемию все тайное стало явным»
Андрей Быстрицкий: Все было хорошо и интересно, любопытно. Усталость какая-то есть, потому что и ковид, и ограничения, много логистических сложностей, но любопытно. В целом, я считаю, дискуссия любопытная, живая, веселая, интересная в высшей степени.

- Глобальная встряска столетия. Обсуждение во многом касалось пандемии. Если сравнивать прошлогоднюю дискуссию и сегодняшнюю – чем они отличаются?

Андрей Быстрицкий: Сегодняшняя дискуссия проходит в гибридном режиме, но это нормальная конференция. В прошлом году участников было гораздо меньше, все было локальней, а в этом году у нас на площадке порядка 140 экспертов, могло быть и больше, просто больше в эту гостиницу не помещается. Где-то поровну наших и иностранцев, и человек 150 дистанционно. Интеллектуально мы к этой конференции подготовились лучше. Пока, на мой взгляд, это одна из самых удачных валдайских конференций, потому что оживленный разговор. Мне кажется, что иностранцы истосковались по нормальному общению. Некоторые из них сообщили мне, что они за все время пандемии впервые выехали за границу. Здесь такой коммуникации много, контактов много, плюс место сравнительно изолированное, и это интенсивное, интересное мероприятие.

- Люди, ценности, государство. Насколько смысл этих понятий и восприятие этих понятий изменилось из-за глобальной встряски. Как долго продлятся перемены?

Андрей Быстрицкий: Все происходит через человека. Пандемия изменила отношения в системе человек – общество – государство. Государство многое приобрело – и ответственность, и возможности. Люди полагаются на государство, вручают ему свою судьбу. Государство берет на себя ответственность, и у него есть возможности к этому, оно в состоянии применить все возможности, в том числе, силу.

«Стабилизация случится, вопрос – с каким счетом»
Что такое локдаун? Это запрет, использование в сторону принуждения, угрозы штрафов и так далее, но люди на это соглашаются, потому что принимают вызов. Это все приводит к эволюции отношений. С одной стороны, у государства появляется соблазн и дальше использовать эту власть. Это же удобно – чем послушней люди, тем удобней. С другой стороны, и люди приобрели большую власть над государством и над его институтами. Здесь нужно не перегнуть палку, потому что можно добиться обратного эффекта. Плюс ко всему рост оглядки на общественное мнение, на согласованность в поведении заставляет меняться даже международные дела, потому что доля внутренней политики во внешней всегда достаточно высока, но сейчас она еще больше увеличилась. Это касается очень многих аспектов, например, всех видов коммуникаций, транспорта, конфликтов. Изменения существенные, пройдут ли они – интересный вопрос: когда и как мы вернемся к нормальной жизни?

Это очень непростой вопрос, ответа на который мы пока не знаем. Возможно, что никогда, к сожалению, прежнего мира уже не будет. Может, мы вернемся к прежней легкости свободы передвижения по миру, но, если это и случится, то, видимо, не завтра, а гораздо позже.

- Много ли было перемен, для которых пандемия послужила спусковым крючком, потому что запрос на них давно уже назрел?

Андрей Быстрицкий: Очевидным является известное обострение ускорения обрушения старого мирового порядка. Мы видим, что прежняя модель глобализации не работает. Той глобализации, во главе которых стояли США и Западная Европа, ее больше нет. В этом измененном мировом порядке очевидно, что мир будет очень подвижным, в основном, он станет треугольным. Будет возникать очень много союзов, условно говоря, Россия – Китай – Индия. Я не говорю, что он возникнет, предположим. Еще какие-то небольшие региональные или даже не региональные союзы.

Мы видим, что общемировые институты – ООН, ВОЗ – работают не очень хорошо, но не потому, что они сами по себе плохи, а потому, что мы видим, что очень многие страны пытаются жить в рамках других союзов. Например, создание союза из Англии, США и Австралии. Это что? Это тоже треугольник. Такие локальные образования, которые могут создаваться для решения каких-то проблем, но не навсегда, такова будет, наверное, политическая канва будущего.

- Удалось добиться предельно жесткого и прямого диалога?

Андрей Быстрицкий: Предельной откровенности, наверное, добиться вообще невозможно, но откровенность в дискуссиях большая. Люди говорят то, что думают. Поскольку есть и представители США, и Западной Европы, и Китая (Китай только дистанционно), и Пакистана, Ближнего Востока – самых разных стран (всего 45 стран), конечно, споры ведутся серьезные.

У России свой взгляд на многие вещи. Нам кажется, что по отношению к России часто применяются двойные стандарты, абсолютная предвзятость – об этом говорится прямо. В свою очередь, западные коллеги как-то объяснят свой подход – это непростые дискуссии, особенно когда речь заходит об отношениях России и Запада, то такие жаркие дискуссии.

- Будут ли мнения экспертов «Валдая» систематизированы?

Андрей Быстрицкий: Мы обычно так и делаем, некоторым образом подводятся итоги, пишется доклад до конференции потом. В доковидное время, как правило, серия обобщений того, что было сделано, была. Самое главное, что эксперты, которые приехали, в основном, это отставные политики, ученые, эксперты в разных областях – они сами решения не принимают, но, как правило, это люди довольно высокопоставленные, включенные в жизнь своих обществ.

В ходе споров создается некоторое общее знание, общие представления. Смысл дискуссии в том, что все начинают друг друга чуть-чуть хотя бы лучше понимать, и это может послужить основанием для принятия более взвешенных решений уже теми, кто непосредственно включен в политическую жизнь.

Какой-то результат от этого есть, и мы видим много двусторонних контактов, всем хочется развивать отношения. Мир, правда, меняется, меняется противоречиво, сложно. Элиты часто ведут себя безответственно и очень близоруко, и это все понимают. Сейчас важность общего экспертного знания, некоторой ткани интеллектуальной, которая позволяла бы создавать какие-то конструкции, в этой ткани велика потребность как никогда.

comments powered by HyperComments