Мутация вирусу не поможет: какой будет белорусская вакцина от COVID-19

17:41 21/10/2021

В Беларуси разрабатывают собственную вакцину от коронавируса. Когда появится первая промышленная партия? Какими критериями руководствовались ученые, принимая решение делать инактивированную вакцину? На эти и другие вопросы в программе «Евразия. Дословно» телеканала «МИР 24» ответил директор Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси Андрей Гончаров.

- Андрей Евгеньевич, известно ли уже название вакцины?

Андрей Гончаров: Пока над названием работаем. Оно будет известно позже. Пока это просто инактивированная вакцина против коронавирусной инфекции.

- Уже создан прототип, идут испытания. На каком они этапе?

Андрей Гончаров: Первые прототипы появились еще в мае этого года, в конце июня были созданы полноценные прототипы, содержащие вещества, усиливающие иммунный ответ, это дополнительные добавки. Сейчас пройдены лабораторные испытания, они показали неплохие результаты. То есть показано, что данные прототипы были нетоксичны и были способны вызывать иммунный ответ. Сейчас проходят предварительные доклинические исследования. Полноценные доклинические исследования на животных начнутся в следующем году. Сейчас идут предварительные, чтобы отобрать необходимые штаммы для того, чтобы установить, что вакцина не токсична, не вызывает гибель животных. Результаты этих исследований на сегодняшний день удовлетворительные, животные все живы даже при введении вакцины разными способами в дозах, которые превышают в десять раз стандартные.

- Можно предположить приблизительный срок в следующем году, когда начнутся испытания на людях?

Андрей Гончаров: Они начнутся, скорее всего, в первом полугодии, потому что мы идем с опережением. Предполагалось, что мы за два года разработаем прототип, потом этот срок сократили до года, потом до полугода, и мы справились.

- В 2022 году обещали первую опытно-промышленную партию.

Андрей Гончаров: Совершенно верно, и это будет однозначно. Этим будут заниматься «БелВитунифарм» и «Белмедпрепараты» совместно. «БелВитунифарм» – это производство непосредственно инактивированного вируса.

- Президент недавно посещал это предприятие.

Андрей Гончаров: Совершенно верно, и я присутствовал на данном совещании. А «Белмедпрепараты» – уже дальнейшая доводка вакцины и розлив. На территории «БелВитунифарма» будет построен совершенно новый корпус биотехнологический под производство самых разных вакцин не только против коронавирусной инфекции. Там будет полный цикл производства.

- Сегодня существует огромное разнообразие вакцин. Мы это видим. Эта вакцина будет инактивированная. Почему не векторная, как, например, российский «Спутник», не по принципу мРНК, как сделали американцы? Какими критериями вы руководствовались, когда решали, что вакцина будет именно инактивированная? Казахстан идет по этому же пути.

Андрей Гончаров: В мире действительно присутствуют вакцины, которые основаны на разных технологиях. Мы руководствовались прежде всего тем, что инактивированная вакцина содержит убитый вирус, он лишен патогенных свойств, но это цельный вирус. Векторная вакцина, мРНК-овая заточены под один антиген, даже на фрагмент антигена.

- Но это не значит, что они менее безопасны?

Андрей Гончаров: Не значит. Но наличие полного вируса дает полный спектр всех вирусных белков, и ответ иммунной системы идет на все белки в той или иной степени. Это очень важно, потому что если один белок изменяется, есть другие белки более стабильные, которые меньше подвержены мутагенезу. В перспективе инактивированные вакцины при резких мутациях вируса могут оказаться более эффективными. Сейчас основная задача вакцин – снижение тяжелых случаев заболевания и летальности. И все вакцины на рынке с этим хорошо справляются – и инактивированные, и векторные, и мРНК-овые, и рекомбинантные.

- Про «Спутник» говорят: у него четыре стадии очистки, вакцина супербезопасна. Сколько стадий очистки будет у белорусской вакцины?

Андрей Гончаров: Предполагается столько же. Вирус будет полностью очищен самыми разными методами. Даже та очистка, которая применялась на лабораторном этапе, достаточна для того, чтобы у лабораторных животных не было никаких негативных реакций после введения вакцины.

- Вакцина будет однокомпонентная или двухкомпонентная? Один укол или два?

Андрей Гончаров: Вакцина будет однокомпонентная, но, по всей видимости, будет две инъекции. Точно так же, как и китайская, производства компании «Синофарм» – один и тот же компонент будет вводиться два раза с интервалом в один-два месяца.

- Для кого эта вакцина будет больше предназначена? Например, «Спутник-лайт» ориентирован на молодое поколение. У новой вакцины будут возрастные показатели?

Андрей Гончаров: По всей видимости, нет. Максимально безопасна, предназначена для всех слоев населения. Все смогут ей привиться.

- Очень интересное направление, которым занимается ваш институт, – клеточный иммунитет переболевших людей. Как это может помочь нам в будущем?

Андрей Гончаров: Очень важно понимать, что происходит с человеком и после болезни, после вакцинации – насколько формируются антитела, клеточный иммунный ответ. Это важно для прогнозирования дальнейшей судьбы пациента, насколько долго у него сохраняется невосприимчивость к болезни, и прогнозирования невосприимчивости после вакцинации.

- Изучив иммунный ответ, вы в будущем сможете сказать: вот этот человек не способен заболеть коронавирусом, а этому нужно еще привиться?

Андрей Гончаров: Показана ревакцинация или у человека имеется склонность к повторному заболеванию – это действительно можно сказать. Такие наблюдения уже проводятся, у нас набрано около 300 переболевших и вакцинированных «Синофармом» и российской вакциной.

- А все белорусы когда смогут рассчитывать на такое исследование – прийти и сказать, изучите, пожалуйста, мой иммунитет?

Чем отличаются вакцины от коронавируса?

Андрей Гончаров: На самом деле такая услуга у нас доступна. Любой человек может обратиться в отделение клеточной терапии, и мы выполним это исследование на платной основе. У нас есть лаборатория иммунологии, там более 15 научных заданий, которые посвящены исследованию иммунитета у пациентов разных категорий, и клеточной иммунотерапии. Мало того, мы создаем в институте центр иммунологии и аллергологии. Это будет первый центр, который будет комплексно изучать иммунитет фактически всех живых организмов.

- Вы лечите больных коронавирусом еще стволовыми клетками. На каком этапе находится это направление?

Андрей Гончаров: Проведены клинические испытания, получены неплохие результаты: применение стволовых клеток увеличит выживаемость пациентов на 40%.

- Чьи стволовые клетки вы берете, как их вводите?

Андрей Гончаров: Донорские. Конечно, брать собственные стволовые клетки не получится, потому что пациенту необходимо оказывать помощь немедленно. По результатам клинических исследований подготовлена инструкция по применению, она находится в Минздраве на утверждении. Надеюсь, что скоро мы сможем запустить в широкую практику.

- Очевидно, что нас ожидает еще не одна волна. Как вы думаете, через сколько лет мы будем готовы относиться к коронавирусу как простуде?

Андрей Гончаров: Думаю, тогда, когда население будет вакцинировано, и когда тяжелых случаев заболевания будет мало. Посмотрите по другим странам. Те страны, где очень высокий процент вакцинированных – 60-70%, под 80%, там много легких случаев заболевания, но тяжелых случаев, а тем более летальных исходов очень мало.

- Удачи в вашей непростой работе вам и вашим коллегам!

comments powered by HyperComments