Массовое алкогольное отравление в Оренбургской области: почему такое происходит?

19:27 08/10/2021

В Оренбургской области жертвами отравления алкоголем стали почти два десятка человек, более десяти остаются в больницах в состоянии разной степени тяжести. Согласно разным источникам, причиной стал метанол или этанол. В некоторых случаях выявлена концентрация в организме в три – пять раз выше смертельной дозы. Как происходят такие отравления и почему, телеканалу «МИР 24» рассказал врач-токсиколог, научный журналист Алексей Водовозов.

- Метанол и этанол – как различаются?

Как алкоголь убивал писателей
Алексей Водовозов: Этанол для нас менее токсичен, чем метанол. Этанол, или этиловый спирт используется в составе спиртных напитков и в качестве пищевой добавки – и в выпечке встречается, и в других продуктах – это разрешенная пищевая добавка. А метанол – это яд, довольно токсичный. 50 мл хватит, чтобы человек прекратил свое существование. Это связано с некоторыми его особенностями. Этанол у нас в организме разлагается ферментами – он сначала превращается в уксусный альдегид, затем в уксусную кислоту. Это неприятно, но не смертельно – это вещества, с которыми мы умеем справляться. Особой токсической реакции, кроме выраженного похмелья, мы не испытываем.

В токсикологии есть понятие «летальный синтез». Это не совсем правильное слово, скорее, это «летальный метаболизм». Само исходное вещество менее опасно, чем его производное. В организме он превращается в формальдегид, а потом в муравьиную кислоту. Они устраивают такой погром в нервной системе, что от нее практически ничего не остается – это мощнейшие нейротоксины. Люди сначала теряют зрение, а потом жизнь.

- При метанольном отравлении как быстро оно наступает и какая доза является смертельной?

Алексей Водовозов: Как я уже сказал, около 50 мл для среднестатистического человека. Это зависит от того, насколько его исходное состояние здоровья повреждено. Если есть уже некие фоновые заболевания, доза потребуется меньше, если масса тела небольшая – то же самое.

В чистом виде его редко употребляют – это исключительно ошибка: цистерна, канистра, когда вместо этилового спирта слили метиловый, и его целиком выпили, но такое очень редко. Чаще получается, что метиловый спирт находится в составе других напитков либо других жидкостей, например, технических. В этом случае, например, если он находится вместе с этанолом, возникает небольшой парадокс. Этанол – это антидот против метанола. Тут может долгое время происходить маскировка отравления, и эффекты могут появиться даже через несколько часов – от минут до часов, в зависимости от дозы метанола, которая поступила в организм.

- Как долго может занять процесс восстановления тех, кто сейчас в больнице? Сможет ли человек восстановиться полностью?

Алексей Водовозов: Зависит от дозы и от того, как быстро он попал в токсикологический стационар. Самое частое осложнение – это слепота, человек слепнет необратимо, поражается зрительная пара нервов, и восстановлению эта функция не подлежит. Это может закончиться летальным исходом, но в наших условиях мы людей вытащить можем. На сегодня реаниматология развита несравнимо мощнее, чем лет сто или 50 назад. В подавляющем большинстве случаев этих людей вытащить удается. Вопрос в том, понравится ли им жизнь после – это большой вопрос.

- Этанол и метанол на вкус отличить невозможно?

Алексей Водовозов: Именно поэтому такое количество ошибочного употребления. Если мы смотрим по линейке спиртов, то метанол – это первый спирт, а этанол – второй. У метанола менее выражен спиртовой запах. Зачастую получается, что это употребление смесей, а не в чистом виде. Метанол внутри этанола маскируется всеми признаками этанола, то есть человек думает, что он употребляет нормальный спиртной напиток, и никаких подручных средств, чтобы выяснить, что что-то не так, у нас нет. Только тогда, когда появляется клиническая картина, характерная для отравления метанолом, мы понимаем, что было что-то не то, была посторонняя примесь.

- В вашей практике военного врача были случаи с такими отравлениями?

Алексей Водовозов: Безусловно. У нас в меньшей степени встречался метанол, у нас встречался этиленгликоль и некоторые другие соединения, которые входят в тормозную жидкость, в различные технические жидкости, во все остальное, хотя денатурированный спирт тоже попадался. Это этиловый спирт, в который добавлен метанол, чтобы сделать его непищевым. Зачастую его специально подкрашивали, чтобы можно было точно отличить и не давать человеку ошибиться. Если человек ищет специально, что бы выпить и сэкономить, не приобретать легальные спиртные напитки, которые могут стоить либо довольно дорого, либо магазин уже закрыт, либо еще другие проблемы, а здесь под рукой нечто, пахнущее спиртом.

Есть определенные технологии, как избавляться от примесей. Люди рискуют, играют в русскую рулетку, потому что кто-то сможет очистить основную массу примесей и получит более выраженное похмелье: очень сильное, со всеми яркими проявлениями, но выживет. Кто-то – нет, и, к сожалению, он может потерять либо функцию почек, либо зрение и жизнь.

- Случай далеко не первый. Тягу к употреблению всего подряд не победить?

Алексей Водовозов: К сожалению. Люди не от хорошей жизни пытаются найти средства подешевле. В Иркутске, например, была не настойка боярышника, а концентрат для принятия ванн, то есть изначально вещь, которая не предназначена для употребления внутрь. Человеку нужно восполнить уровень наркотика в крови, если мы говорим о зависимости.

Этанол, к сожалению, наркотическое вещество, и зависимость от него – вещь достижимая. Когда у человека возникает тяга, это этаноловая ломка. Человеку не хватает этанола в крови. Чтобы его поднять до относительной нормы и чувствовать себя более ли менее прилично, человек готов на все. Ему без разницы, что употребить, лишь бы вернуть себя в нормальное для него состояние. Такие проблемы во всем мире, это есть и в США, и в Европе, в Австралии, в Азии, в Африке – везде. Это общемировая проблема. Пока никто толком не придумал, как с этим бороться.

comments powered by HyperComments