Александра Маринина: Каменская в новой книге счастлива и делает что хочет. ЭКСКЛЮЗИВ

13:40 05/10/2021

Гостьей программы «Культ личности» на телеканале «МИР» стала известная российская писательница Александра Маринина. Она представила свою новую книгу «Отдаленные последствия». С прозаиком пообщалась ведущая Камила Тилова.

Мы с вами сегодня беседуем перед вашей встречей с читателями и презентацией вашей новой книги. Она называется «Отдаленные последствия», книга в двух томах. Это продолжение цикла про Каменскую. В интервью вы говорите, что обычно не посещаете такие крупные мероприятия, не тусуетесь, скажем так. В данном случае, когда по доброму поводу выходите в люди, это в радость?

Маринина: Для меня радостное мероприятие встретиться с читателями. Если это на людях, значит, на людях. Если это онлайн, по Zoom, значит, по Zoom. Но увидеть своего читателя мне всегда радостно и нужно.

То есть к диалогу с читателем вы открыты. А чего ждете от людей? Каких-то идей? Или просто посмотреть, какие они?

Маринина: Есть люди, которые из года в год приходят на такие встречи. Это очень преданные читатели, которым нравится все, что я пишу, независимо от жанра. Но таких меньшинство. Большинство читателей хочет от меня конкретное произведение на конкретную тему с любимыми ими персонажами. И им очень не нравится, когда я ухожу куда-то в сторону и занимаюсь какой-то самодеятельностью.

Какое собственничество!

Маринина: Ну вот, к сожалению, да. Многие люди просто обижаются и гневно пишут в комментариях под какими-то постами обо мне и моих книгах, что мы хотим Каменскую, мы хотим детектив, а вы опять написали что-то не то, вас читать скучно.

Как вы могли?!

Маринина: Да, такие тоже читатели есть, их очень много, но что поделать.

А вы вообще интересуетесь критикой, отзывами в интернете, просматриваете это все? Или это случайность, когда вам попался на глаза какой-то отклик, в том числе негативный?

Маринина: Раньше я читала все. Это было тяжело, потому что негативные отклики могут быть сформулированы нормально и корректно, а бывают сформулированы просто настолько по-хамски и настолько не аргументированно, что я расстраивалась. Я начинала думать, что, действительно, я плохо пишу и не надо мне этим заниматься. Все окружающие люди, которые видят, как я расстраиваюсь, говорят: «Но другие-то пишут, и им нравится. Почему ты обращаешь внимание только на плохие отзывы и не обращаешь на хорошие?» В конце концов, я приняла решение, что я сама отзывы искать не буду. Есть администратор моих групп в соцсетях, которая читает абсолютно все отзывы на мои книги, постоянно она мониторит, ищет. Если она находит негативный отзыв, но конструктивный, то есть из которого я могу извлечь что-то полезное для себя, она мне его показывает. Если это хамский, грубый и неаргументированный негативный отзыв, она просто мне его не показывает. Но я знаю, что они есть, потому что каждый год она мне показывает статистику, она ее ведет: сколько было позитивных, сколько нейтральных и негативных (хамских и умных) отзывов. Я примерно расклад представляю, но я их не читаю, чтобы не расстраиваться.

Давайте чуть подробнее про вашу книгу «Отдаленные последствия». Книга снова про Каменскую, как изменилась она, с каким-то трудностями в этот раз столкнется?

Маринина: В этот раз не с какими. Со всеми трудностями последнего периода жизни она столкнулась в предыдущей книге, именно поэтому она попросила в детективном агентстве, где она работает, год отпуска. И сейчас она абсолютно счастлива, она занимается только тем, чем ей давно хотелось заняться, но не было возможности. Она преподает музыкальную литературу в детской музыкальной школе и читает курс лекций по основам анализа судебной статистики на курсах повышения квалификации работников Следственного комитета РФ. Она абсолютно счастлива. Но изменилась она в том, что, если в самых первых книгах она считала, что она должна делать только то, что ей велят, и делать очень хорошо, даже ей это не нравится. Потому что, если начальник будет ругаться, это плохо. Теперь же, когда ей почти 60 лет, все происходит в феврале 2020-го, в июне ей должно исполниться 60 лет, она обрела счастье в том, что она больше не делает то, что надо, она делает то, что хочется. И никто не имеет права ей указывать наконец-то.

А я читала, что там какая-то история с серийным маньяком?

Маринина: Это само собой, безусловно.

Только счастьем не ограничились?

Маринина: Конечно. Она же не может участвовать в расследовании преступлений серийного маньяка. Она сама по себе. Она делает ту часть работы, которая помогает действующим оперативникам с Петровки. Но работа ее никак не связана ни с тайной следствия, ни с оперативными всякими хитростями. Она делает то, что они сделать не могут, у них нет на это времени.

Я знаю, что вопрос этот очень популярный, но я не могу не спросить. Вот в данном случае история преступления имеет какие-то реальные корни или же это исключительно фантазия?

Маринина: В данном случае это фантазия, в некоторых случаях корни бывают. В каждой книге по-разному. Но в данном случае, конечно, фантазия, но она основана, к сожалению, на сегодняшних реалиях, как это ни печально.

Ваши герои, Каменская, можно сказать, 30 лет существует, параллельно живет для вас и ваших читателей. Она ваша любимица? У вас же есть другие персонажи, но к ней вы возвращаетесь снова и снова.

Маринина: Я, действительно, возвращаюсь к ней снова и снова, но я не могу сказать, что я люблю ее больше, чем некоторых других. Есть персонажи, очень мне симпатичные, про которых я пишу всегда и с большим удовольствием. Но я прекрасно понимаю, что далеко не для каждого сюжета они уместны и не для каждой книги они годятся. Но точно так же, как Каменская – у меня есть довольно много детективов, где действуют офицеры, оперативники, но Каменской там нет. То есть, если она нужна, то она в деле, если она не может участвовать, то я насильно притягивать ее не буду.

Как вы относитесь к экранизации ваших книг, как вы выбираете команду, проект, на что соглашаетесь?

Маринина: Я ничего не выбираю, потому что мне такого права не дано. У меня есть только одно право: согласиться продать права экранизацию или не согласиться. И если я эти права продала, допустим, в момент продажи прав. Мне говорят: «Мы планируем, что снимать будет вот такая компания, будет такой-то режиссер». Я говорю: Как круто, замечательно, здорово – передаю права. А потом через два месяца оказывается, что режиссер занят, он отказался, не хочет или не может, либо он поссорился с продюсером и режиссер будет другой. И после этого я ничего не могу сделать, я не выбираю. Я могу только согласиться в первый момент, либо согласиться удачно, либо согласиться неудачно.

А в случае с новой книгой, ожидает ли ее экранизация?

Маринина: Пока нет, предложений не было. Ее же никто пока не прочитал.

А вы бы хотели ее экранизировать?

Маринина: Не знаю. Опыт предыдущих экранизаций заставляет меня быть очень осторожной. теперь в таких оценках. Трудно сказать.

Вы могли бы представить свою жизнь без книг, могли бы не писать? Или это жизненно важно для вас?

Маринина: Могла бы, конечно. Я же и не писала до определенного возраста. Я же занималась наукой, собиралась писать докторскую диссертацию. В общем, у меня были совершенно другие планы на жизнь. Конечно, я могла бы не писать. Другое дело, что я, действительно, получаю удовольствие от этого. Если бы я не писала, я бы получала удовольствие от чего-то другого. Но вполне возможно, что я бы не нашла, отчего я бы получала столько удовольствия, и тогда бы моя жизнь была бы более серой, более скучной. Хотя кто знает.

В одном из интервью вы сказали, что читатель меньше воспринимает книгу, если читает в электронном формате. Я вот с этим не сталкивалась, полезла искать исследования. Действительно, удивилась, правда, что в бумажной книге мы воспринимаем, запоминаем больше. Но сегодня ведь еще и аудиокниги есть. Когда вы пишете, вы думаете, в каком виде читатель, слушатель получит эту информацию, подстраиваетесь как-то?

Маринина: Я ориентируюсь, конечно, не на электронный формат. То есть я понимаю, что он будет, но я не понимаю, как сделать так, чтобы мой текст был более доходчив и лучше воспринят в электронном формате. Что касается аудио, то я обращаю, конечно, на это внимание. То есть, когда выходит аудиокнига, я обязательно ее слушаю, потому что на слух по-другому воспринимается текст. Я пытаюсь учесть ошибки. Например, когда я пишу, я же текст вижу глазами. Я не улавливаю, например, рядом стоящих слов. Когда я начинаю слушать аудиокнигу, это режет слух, я думаю: а, вот на это надо обратить внимание, еще и на это. Чтобы не было похоже звучащих фамилий, чтобы не было неправильно стоящих рядом слов, которые трудно произнести или которые плохо звучат. Чтобы не было случайной рифмы. На это теперь приходится обращать внимание. Не знаю, что у меня получается. Пока я еще неопытный автор текста, предназначенных для чтения вслух, но я буду учиться.

Я желаю вам хорошей презентации, добрых читателей. Пускай книга разойдется огромными тиражами! Спасибо вам!

comments powered by HyperComments