«В таких условиях практически невозможно передвигаться»: путешественник – о трагедии на Эльбрусе

19:51 24/09/2021

Пять человек погибли при восхождении на Эльбрус. Группа из 19 человек запросила помощь из-за плохой погоды. Спасти удалось только 14 человек. Были порывы ветра 47 м/с, шел мокрый снег, температура воздуха – минус 20 градусов. Следственный комитет России уже возбудил уголовное дело об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья. Как можно было избежать этой трагедии, телеканалу «МИР 24» рассказал мастер спорта по горному туризму, гид, заслуженный путешественник России Максим Богатырев.

- Насколько тяжело передвигаться в таких условиях?

Максим Богатырев: В таких условиях практически невозможно передвигаться, особенно новичкам.

- В такой шторм и на такой высоте даже абсолютно здоровый человек может чувствовать себя плохо?

Максим Богатырев: На высоте, конечно, и по ветру есть корректировка для температуры. Если, например, температура 10 градусов, то с ветром она может быть и 20, и 30 градусов ниже нуля. Если ветер сильный, температуру можно считать гораздо ниже.

- Можно ли было узнать заранее об ухудшении погоды?

Максим Богатырев: Сейчас прогноз погоды очень хороший дают – на ближайшие три дня можно считать его достаточно верным. То, что группа вышла в плохой прогноз, это одна из ошибок.

- Какое время можно считать наиболее подходящим для восхождения на Эльбрус?

Максим Богатырев: С моей точки зрения, с июня по середину сентября, но нужно учитывать климатические особенности по сезону. Этот сезон был очень плохой с точки зрения погоды – штормы, ветра, снегопады, при этом это был июнь, июль, август. То, что группа пошла в третьей декаде сентября, это очень неправильно.

- У группы могли быть проблемы со связью?

Максим Богатырев: Практически нет, потому что южные склоны Эльбруса везде бьются обычной мобильной связью. Там присутствуют все современные сети. Они могли выйти на связь и созвониться с МЧС, с любым человеком, используя обычный мобильный телефон. Это тоже одна из ошибок, которую допустили и организаторы, и те, кто сопровождал, кто считался гидами.

- Известно, что с группой было два проводника. Этого достаточно?

Максим Богатырев: Есть утвержденные стандарты гостовские из прошлого для турпоходов: на каждые 15 человек – один гид. Но для восхождения таких стандартов нет. Чем сложней гора, тем меньше должно быть туристов и больше гидов. Для Эльбруса, наверное, на троих желателен один гид.

Мне начали эти новости приходить с полуночи, ребята начали присылать. Там вроде было четыре гида. Там есть старший гид и ассистенты. Как правило, принципиальное решение принимает старший или два старших гида, а ассистенты могут быть на подхвате. Но для такой группы новичков нужно было, чтобы были гиды с большим опытом, чтобы их было больше.

- Для восхождения на гору с группой гидам нужна лицензия?

Максим Богатырев: У нас в стране нет жесткой сертификации гидов и лицензирования. С моей точки зрения, это будет лишним. Во всем мире нет упорядоченной системы, каждая страна пытается на себя одеяло тянуть, каждая школа пытается назвать себя самой главной, и этой сертификации нет во всем мире.

- Многие в группе не имели альпинистского опыта, были обычными туристами. Какими навыками нужно обладать, чтобы совершать восхождение на высоту более пяти тысяч метров?

Максим Богатырев: Вопрос обсуждаемый. Берут и новичков на Эльбрус. Подготовка желательна, чтобы люди были физически развиты, бегали хотя бы по два – три километра в день. Бывает, что из офисов выдергивают людей, которые сидели на табуретке и решили сходить в горы. Должно быть какое-то отсеивание туристов, когда они записываются на гору. Но нет четких показателей, по которым можно это сделать.

Есть международный опыт. Например, в Южной Америке на гору Аконгагуа сидят на разных высотах медицинские лаборатории, которые замеряют давление, насыщенность крови кислородом и дают заключение, можно ли идти на гору. У нас такого нет. Если бы было такое, может быть, было бы трагедий меньше, но это приведет к излишней бюрократии. Фильтрация ни к чему хорошему не приведет, может быть, денег кому-то больше за это будут давать.

- Причина гибели пяти человек – переохлаждение. У них могла быть неправильная экипировка?

Максим Богатырев: Конечно. Там много ошибок. Первая – в том, что третья декада сентября – это достаточно поздний срок для восхождения, нужно очень детально подходить и к экипировке, и к прогнозу погоды. Второе – я сделал скриншот прогноза на той неделе, и была очень плохая перспектива для восхождения, а они все равно пошли. Скорее всего, по видеокадрам, которые сейчас опубликованы, у них не было достаточно хорошей экипировки, то есть хорошей пуховой одежды, хороших ботинок.

Я читал и Дениса Алимова – он давал интервью, я знаю этого парня, он неплохо описывает причины. У них девушка погибла на спуске, она раньше отделилась от группы с одним из гидов, и она погибли, по всей видимости, из-за того, что у нее начался отек, судя по данным, которые есть в интернете. И это тоже ошибка – у них отделяется гид с девушкой, у гида нет достаточного опыта, чтобы ее эвакуировать, чтобы оказать какую-то врачебную помощь. Там ошибка на ошибку начала наслаиваться, но первая – что они вообще собрались и 23 сентября полезли на гору.

- Была информация, что гиды разделили группу на две части – более быструю и медленную. Это могло сыграть роль?

Максим Богатырев: Пока досконально не вытрясут все показания со всех участников, сейчас сложно сказать. По тому, что я прочитал, и придерживаюсь сейчас этого мнения: один из гидов развернулся с девушкой, которой стало плохо, с плато – это 5300 – 5400, и начал спуск вниз, и эта девушка у него умерла на руках. Я там не присутствовал, поэтому могу судить только по тому, что есть в интернете. А оставшаяся группа помогала парню, который сломал голеностоп, и это послужило причиной задержки. А дальше группа, со слов Дениса Алимова, разделилась на три части – более быстрые, более медленные.

То, что они разделили группы и начали спуск порознь, возможно, даже уменьшило количество пострадавших – тут трудно сказать однозначно, потому что надо там присутствовать. А, может, наоборот бы, они все друг друга держались бы и сохранили бы тех людей, которые там погибли. Очень сложно сказать, что там произошло.

- Как часто на Эльбрусе происходят такие случаи? Нужно ли менять правила?

Максим Богатырев: Да нет. Не запретительные, а подготовительные методы – популяризация альпинизма, как вести себя в горах – больше занятий, как это раньше было: дополнительные были кружки, секции, когда массово занимался народ, а не так, что выхватили из офиса, и все пошли на гору.

Погибают много достаточно. Если брать по процентам (есть же в мире альпинизма процентовка по горам – на одной горе 10%, 20% от зашедших погибают), то на Эльбрусе такой процент ничтожно мал, потому что очень большое количество тех, кто восходит. Но если брать в абсолютных цифрах, то на Эльбрусе погибает очень много, потому что гора стала популярной, в хорошую погоду любой человек с хорошей физической подготовкой может туда зайти, особенно, используя технические средства, которые присутствуют на горе: это и канатные дороги, и аэротраки.

Стоит чуть поменяться условиям погоды, стоит ситуации измениться в какую-то сторону, сразу возникают такие трагедии. В этом году их было достаточно много – и в апреле девушка погибла вместе с гидом, и сейчас. Дискутировать по поводу правил, я считаю, это вопрос отдельной передачи.

comments powered by HyperComments