«Она меня била-била и потом начала реветь»: чемпионка Европы по боксу – о психологии учениц, стереотипах и советской школе

13:15 23/09/2021
«Она меня била-била и потом начала реветь»: чемпионка Европы по боксу – о психологии учениц, стереотипах и советской школе
ФОТО : Фото предоставлено героиней

Лилии Дурневой – 40, она боксер и является 9-кратной чемпионкой Европы, 11-кратной обладательницей Кубка Украины. Сегодня спортсменка из Харькова живет в Москве, работает тренером по боксу и ведет успешный Instagram-аккаунт с 70 тысячами подписчиков – там тоже про бокс, а с аватары улыбается человек с короткой мужской стрижкой и боксерским поломанным носом.

«МИР 24» встретился с жесткой обладательницей нежного имени, чтобы поговорить о стереотипах вокруг женщин в боксе, о мотивации учениц, а также о том, почему она стремится популяризировать советскую школу бокса.

«Она меня била-била и потом начала реветь»: чемпионка Европы по боксу – о психологии учениц, стереотипах и советской школе

Лиля, тебе нравится фильм «Малышка на миллион»?

– Если бы я не занималась боксом, наверное бы нравился. Но я-то смотрю как боксер на этот фильм. С технической точки зрения, он немножко наивный, с драматической – душещипательный, хоть и не могу назвать его шедевром. Ляпов много, например, то, что в бою там произошло. Никогда мы не разворачиваемся спиной к противнику, если разворачиваемся, то на определенном расстоянии.

Как ты пришла в бокс? Насколько я знаю, это произошло уже в сознательном возрасте, и у тебя есть свой собственный «Клинт Иствуд».

– Мне было 24 года. Так сложилось, что до этого момента я занималась легкой атлетикой, окончила Харьковское государственное высшее училище физической культуры №1 (бывшее Харьковское областное училище олимпийского резерва №1). Там я общалась с ребятами-боксерами, мы были сокурсниками, они приходили к нам на манеж и говорили: «Лиля, у тебя такие классные данные». В глубине души хотелось заниматься боксом, мне нравился фильм «Рокки», но я не приходила. Потом бросила легкую атлетику, занялась армрестлингом, к тому же надо было помогать родителям выживать – в то время на Украине тяжело было.

В 2004-м я все-таки пришла на бокс, подхожу к тренеру, он спрашивает: «Ты хочешь боксу научиться или с парнями познакомиться?» Я говорю: «Какие парни, боксу, конечно, научиться». Он мне дал тренировку, я приехала домой, села кушать и чувствую, что не могу ложку поднять, настолько у меня устали руки. Хотя физически я 160 кг приседала, занималась метанием копья и не могу сказать, что была слабая. А тут просто другая нагрузка, и я была очень сильно удивлена. Месяц походила, а потом случилось так, что нужно было ехать помогать родителям отдавать долги. Я работала в охране в графике сутки через сутки, охраняли мы завод в пригороде Харькова. Через полгода вернулась, начала заниматься боксом у дедушки – такого старенького, закаленного, представителя еще советской школы бокса. Он меня как-то полюбил и старался дать все, что мог.

Однажды ко мне пришел один наш промоутер по профессиональному боксу и говорит: «Давай, станешь чемпионкой мира». Я: «Да, да, давайте». И он меня привел к тренеру, с которым я и стала тем, кем сегодня являюсь, – к Ковалю Виктору Ивановичу. На тот момент он работал с профессиональными боксерами. С тех пор, с 18 января 2005 года, я начала заниматься боксом серьезно и уже через 20 дней поехала на свои первые соревнования.

Ты была изначально пацанкой? Приходилось драться на улицах?

– Нет, я старалась избегать конфликтных ситуаций, была очень аккуратной, и за меня родители не переживали. Я знала, куда нельзя и с кем нельзя. Конфликтные ситуации появились, когда я начала заниматься боксом, и тогда пару раз я приложилась. Но остановила себя, потому что, когда ты уже начинаешь обладать боксерскими навыками, понимаешь: если сорвусь, убью человека. Боксеры, бойцы с поставленным ударом – это люди, обладающие живым оружием, смертельно опасными навыками. Если боксер ударит, он может убить, или человек просто упадет, головой ударится об угол, у него треснет череп – и все. Мы должны себя сдерживать.

А если не такая высокая и крепкая, как ты, женщина будет заниматься боксом? Она тоже сможет убить ударом?

– Если этой маленькой женщине поставят удар, она тоже может. Главное – точно вовремя попасть, даже если перед тобой будет стоять мужик в два раза сильнее и больше.

Ты упомянула о конфликтных ситуациях, можешь вспомнить одну из них?

– Есть пара историй с бородой, которые знает весь Харьков, меня даже боятся. Одним стукнула в маршрутке. Причина была в чем – они сидели передо мной бухие. Вокруг не было никого, кроме водителя и нескольких женщин. Я общалась со своим любимым человеком по телефону, они громко вели себя и хамили всем остальным пассажирам. Я хамов терпеть не могу – сделала замечание, ну и все. Я ударила, разбила нос, они тут же на меня накинулись. Из-за того, что ограниченное пространство, сиденья, я спокойно перекрывалась. Они нанесли по мне ударов 30, может быть, но это были такие шлепки – смешно. Они били, как женщины, ну да, шишечек поставили. Я переждала, они вымахались. «Что, – говорю, – пацаны, бьете, как телки?»

Расскажи, почему женский бокс так поздно вошел в олимпийскую программу?

– Расскажи, почему женщинам платят меньше? Дело в том, что недооценивают женщин-специалистов, женщин-спортсменов и женщин-боксеров, в частности. В украинском спорте, не знаю как в РФ, в трехкратном размере женский бокс финансировался меньше, чем мужской. Все-таки это веяние, которое появилось и начало развиваться не так давно – в 1998 году, насколько я помню, состоялся первый чемпионат мира. Я говорю о любительском боксе, профессиональный бокс возник раньше. Необходимость в этом возникла, потому что женщины хотят заниматься боксом. Сейчас мы демонстрируем яркие бои и завоевываем свое право быть включенными в программу олимпийских игр, на то, чтобы нас смотрели и показывали.

Среди мужчин-боксеров стереотипы сильны?

– Стереотипы присутствуют у ограниченных мужчин-боксеров. Естественно, когда мы начинали тренироваться, был большой дефицит в женщинах – спарринг-партнерах, и мы тренировались с мужчинами. Среди тренирующихся с девчонками ребят-боксеров нет таких стереотипов, что «девочка слабее, мы ее сильно бить не будем». Женщина работает с ними на равных, бывает, пацаны выгребают тоже хорошо, расслаблять булки нельзя. Стереотипы разрушаются при непосредственном столкновении с человеком либо с ситуацией – это жизненный факт.

«Она меня била-била и потом начала реветь»: чемпионка Европы по боксу – о психологии учениц, стереотипах и советской школе
Фото предоставлено героиней

Правила у мужчин и женщин не отличаются?

– Нет. Если говорить о любительском боксе, то отличаются только правила экипировки. Мужчины боксируют три раунда по три минуты, и теперь женщины тоже, раньше было четыре раунда по две минуты. С мужчин сняли шлемы, на женщинах оставили. Мужчины надевают защиту на пах, женщины должны надевать защиту на грудь и на пах.

Кстати, как ты считаешь, как наиболее корректно называть женщину в боксе – боксерша, боксер?

– Правильно – женщина-боксер или просто боксер. Неправильно называть «женский бокс» – бокс среди женщин. Феминизация языка больше из Европы пошла, в чешском языке много таких слов, как «лекторка», «докторка»... Я считаю, что специалист – он и есть специалист, его уровень не зависит от пола.

Интересно твое мнение на тему, которая уже не раз всплывала и каждый раз вызывает бурю обсуждений, – это трансгендеры в большом спорте. Недавно в США трансгендерная женщина – бывший спецназовец – дебютировала в ММА и одержала победу над соперницей. Это честно?

– Естественно, если она пол поменяла. Ты видела женщин-качков, какая там физическая сила?.. Или давай относить к мужикам женщин-бодибилдеров, потому что у них запредельно высокий уровень гормона роста из-за того, что они его употребляют извне. Логично же? Я не против, потому что они же выходят на равных условиях. Человек, который изменил пол, до этого проходил гормональную терапию, изменил уровень тестостерона, эстрогена в крови. Это тонкая тема, на которой можно поскользнуться очень сильно.

Ты себя идентифицируешь все-таки с женщиной или с мужчиной?

– Сложный вопрос в том плане, что тебе, наверное, сложно будет это понять. Я идентифицирую себя как женщина, которая является бойцом, тренером в таком жестком виде спорта, как бокс, и которая ведет себя мужественно. Я женщина, не могу назвать себя мужиком, никогда не стремилась сделать себе операцию – мне это не надо. Если женщина хочет сделать себе операцию, она называет себя мужским именем, она говорит о себе в мужском роде.

Вернемся к боксу. В одном из своих видео в Instagram ты говоришь о том, что выступаешь за сохранение советской школы бокса. В чем ее особенности?

– Во-первых, общая направленность тренировок на формирование идеальной техники. Все советские боксеры были высокотехничными, большое внимание уделялось обучению технике, защите, передвижениям. Был очень развит научно-технический подход, то есть специалисты понимали, что техника основывается на таких базовых фундаментальных вещах, как анатомия, биомеханика движения человека, физиология. Советская школа выделялась всесторонним развитием личности спортсмена. Когда видели, что человек подает надежды, начинает показывать серьезные результаты, очень много внимания уделяли индивидуальной подготовке, полностью раскрывая в боксере черты характера, физические данные, которые позволяли ему выигрывать.

Боксеры умели работать на разных дистанциях, у них была очень хорошая технико-тактическая подготовка – они могли перестроиться по ходу боя и противодействовать разным по манере ведения боя противникам. Это все происходило благодаря системе тренировок и подготовки, методике воспитания и обучения боксеров, начиная с резерва и выше.

На родине ты добилась таких высот, стала 9-кратной чемпионкой Европы, 11-кратной обладательницей Кубка Украины, почему переехала в Россию?

– В 2018 году на Украине ввели военное положение, это совпало с тем, что у меня появились отношения, и я решила переехать, потому что с работой на тот момент сложновато было. Можно было, конечно, крутиться, но хочется все-таки перспектив. И я переехала в Питер – там не зашло, не получилось по многим причинам. Через полгода, 21 мая 2019 года, я с 20 тысячами рублей и одним чемоданом переехала в Москву. Жила в зале некоторое время, потом оказалось, что здесь много почитателей моего таланта, подписчиков. Ребята ко мне начали приходить, и я начала потихонечку развиваться.

У тебя большая часть учеников – мужчины?

– Если говорить о групповых занятиях, то да, большая часть – мужчины. Если говорить о персональных, то там 50 на 50. При этом у меня нет «фитнес-бокса». Когда ко мне человек приходит, я всегда спрашиваю: ваша мотивация, чего вы хотите получить? Если я слышу «фигура», «стресс снять», я говорю: «Замечательно, но все эти вопросы мы будем решать в процессе тренировок по боксу и изучения техники бокса».

Сначала, конечно, женскому уму тяжело понять все эти вещи, но я объясняю на тренировках и показываю, для чего делается прием, как он делается, в какой ситуации, что нужно делать, чтобы он получился. И когда девушка начинает наносить свои первые сильные удары, когда она начинает чувствовать свое тело, когда она где-то в парах с парнем пытается ударить либо руку подставить от удара, она удивляется и говорит: «Бокс – это так классно!» Девочки, которые хотят фитнес-бокс, они еле бьют, в парах не стоят, выполняют щадящие нагрузки... У меня спортивный подход к тренировке, я не могу фитнес давать, тем более если у меня люди принимают участие в спаррингах. Я достаточно требовательно отношусь к дисциплине, которая касается и боевой стойки, и защиты, и того, чтобы человек все-таки старался реагировать. Я дозирую нагрузку, ребята не делают того, чего не могут делать, мы изучаем все планомерно, потихонечку, но с полной концентрацией и пониманием. Женщины делают то же самое, что мужчины в одной группе.

«Она меня била-била и потом начала реветь»: чемпионка Европы по боксу – о психологии учениц, стереотипах и советской школе
Фото предоставлено героиней

У меня есть девочки, которые очень жестко бьют. Интересное проявление женской сущности, когда приходят женщины 35 лет, мамы двоих детей, и через три-четыре месяца начинают справа засаживать – по лапе, по своей партнерше по тренировке либо по своему мужу, с которым она пришла на сплит. У меня семьями люди занимаются. И, кстати, такая штука интересная – когда они семьями занимаются, у них начинают отношения улучшаться. Женщина меняется с помощью бокса, она становится более интересной. С помощью фитнес-бокса женщина, как и была аморфной, амебной, такой она и остается. А бокс дает совершенно другое: он вскрывает ее сущность, она начинает не агрессировать, не истерить, а адекватно воспринимать стрессовые ситуации. Она начинает реагировать на все по-другому, по-другому думать, чувствовать.

То есть ты активизируешь мужскую часть женского сознания?

– В каждом человеке есть и женское, и мужское. Когда в женщине активизируешь мужскую часть, она становится увереннее и спокойнее.

Тебе встречалась проблемная мотивация среди учениц, например, домашнее насилие?

– Женщина, которая приходит с таким запросом, приходит, потому что в жизни не может никому дать ответа, и ее это мучает. Даже если нет физического насилия, есть моральная сторона взаимодействия, где женщине сложно сказать «нет», настоять на своем, сложно дать отпор там, где попираются ее границы. У меня есть одна ученица, которая решает эту проблему, занимается постоянно, и люди видят в ней изменения – она об этом мне говорит. Это действительно круто, но происходит не очень быстро, это длительный процесс.

Когда человек начинает понимать, зачем бокс, начинает формировать какие-то новые навыки и умения, происходят и изменения психики. Я точно уверена, что она уже не даст себя в обиду и в моральном, и в физическом плане. Я помню, мы первый раз встали в пару с этим человеком, и она не могла ударить. Я говорила: «Бей, я буду защищаться, ты меня просто ударь». Прошло два или три раунда, потом я ей что-то такое сказала, то ли «Бей, тебе ничего за это не будет, ты имеешь право ударить»… И она меня начала бить, начала доставать. Прошло несколько минут, она меня била-била и потом начала реветь.

То есть ты еще по совместительству психолог, получается?

– А я давно это заметила. Взрослый человек приходит на бокс зачем? Не только попу подтянуть. Бокс прежде всего психологически трансформирует человека. Человек приходит стать увереннее в себе. В боксе ты сталкиваешься либо с тем, что ты боишься ударить, либо боишься, что тебя ударят. И в этих двух плоскостях мы сталкиваемся с психологическими штуками, которые мешают нам пойти дальше, в чем-то развиться или сделать какой-то решительный шаг. Просто тупо не сказать тогда, когда тебе этого хочется. Я помню, даже хотела создать что-то типа психологического тренинга на основе бокса, но сейчас я занята видеоучебником по боксу, который будет пропагандировать советскую школу бокса. Я воплощаю сейчас свою мечту, буду передавать свои знания, буду работать с Виктором Ивановичем Ковалем, это грандиозный проект, который мы уже заканчиваем и скоро запустим.

А твоей главной мотивацией, когда ты пришла в бокс, тоже было – побороть неуверенность в себе?

– Не то чтобы неуверенность – недооценку. Но не мои родители меня недооценивали, просто была создана такая атмосфера в семье. Естественно, потом это перенеслось во взрослую жизнь. Эта недооценка провоцирует человека на высокие достижения, человек за счет высоких достижений хочет, чтобы его ценили. Признание зачем человеку? Я хочу добиться чего-то, чтобы меня признали.

Кого-то провоцирует на высокие достижения, а кого-то, наоборот, ломает.

– Кто сломался, тот слабый, это естественный отбор, будьте любезны. Кто сломался, тот пошел укололся, пошел спился, а кто сильный, тот борется и через все проходит. И становится человеком. Я участвовала в семинарах для наркоманов в реабилитационных лагерях. Я видела красивых молодых девочек и парней, которые просто слабые. У них все было – деньги, крутые родители, но любви-то не было. Не было ни веры, ни любви, ни стабильности. Послушай, это жизнь такая.

Помимо силы и уверенности в себе, бокс – это ведь опасный и травматичный вид спорта. Какие «профессиональные травмы» у боксеров?

– Это переломы носа, рассечения, переломы лица, орбитальных костей. У меня сломаны нос и орбитальная кость. Я благодарю бога за то, что не ослепла – осколок, который провалился в носовую пазуху, не зацепил зрительный нерв. Шлем может защитить от некоторых механических повреждений типа рассечений, но он не предотвращает переломов.

«Она начинала бегать по мне и срыгивать на меня погадки»

Травмы бывают, когда есть ошибка в технике, а ошибка в технике может случиться, когда человек не очень хорошо себя чувствует, переутомлен или недообучен, есть пробелы в технике. Еще если организм изношен. У меня было отслоение надкостницы, были надрывы коленных суставов, надрыв суставной губы правого плеча, был перелом носа, разбиты кулаки, травма запястья долгое время была... Но эти вещи возникают поначалу.

Нос мне поломали спустя шесть месяцев после начала занятий боксом. Я поехала на сборы в Польшу, и мы в конце сборов проводили спарринги. В моем весе была полячка – высокая, но с аномально короткими руками. Шесть раундов спарринга, шестой раунд с ней. Уже ближе к концу у меня от усталости руки начали опускаться, я вижу эти два удара, хруст – и сразу лужа крови на ринге. Какое там уже продолжение – я вышла, села на лавку, кровь хлещет, полотенце все в крови, весь ринг в крови. Страховки у нас не было, естественно, пока через пару дней доехали до Украины, хрящ начал зарастать. Потом мы это залечили, но нос остался такой, как есть.

Орбиту мне сломал мой ученик, когда я вышла на спарринг после недели с температурой 39. Надо было ехать на чемпионат Украины, и за две недели до отъезда я заболела. Когда немножко восстановилась, осталась неделя, и тренер сказал: «Давай на спарринг». Никогда не делайте того, чего не можете на данный момент, если здоровье не позволяет. Я работала со своим учеником, видела его удар, но допустила ошибку, и случился перелом орбитальной кости. Можно сказать, что за свою боксерскую карьеру я пропустила три сильных удара.

Тебя нокаутировали?

– Нет, меня никто не нокаутировал – я нокаутировала несколько раз, в основном на тренировках. На Универсиаде после трех месяцев тренировок я была очень-очень заряженная, в таких разбитых перчатках (на чемпионате Украины по студентам сильно на это не смотрели), и у меня там было из трех боев два нокаута. На чемпионате Украины были нокауты уже позже. Но меня не нокаутировали, я этого не допускала, хотя тренировалась с очень опасными парнями, мастерами спорта, международниками. Там я была во всем внимании.

Как твои родители относились к твоим занятиям боксом?

- Нормально. Моя мама относилась к метанию копья более критично: «Копьем себя заколешь». Мои родители, царствие им небесное, никогда не лезли в мою жизнь, никогда не указывали, как мне чего делать. Ни папа, ни мама никогда не рассказывали мне, кем мне быть, чем мне заниматься, как мне себя вести. За это им спасибо. Так, я считаю, должны вести себя родители, помимо сохранения мира в семье и положительного примера.

Они должны еще не мешать ребенку делать выбор. Если он хочет заниматься чем-то и это не вредит его здоровью, пусть занимается. То есть мы рассматриваем жизнь и выбор человека с такой позиции – приносит это вред ему и окружающим или нет. Если не приносит, пусть он выбирает все, что хочет. Не надо мешать. Ко мне часто приходят люди, которые говорят: «Я хотел заниматься боксом, а меня родители на танцы отдавали». Ты хочешь на танцы – иди, танцуй, чего ты пристаешь к ребенку? Не хочет на бокс, а хочет на джиу-джитсу – ну, пусть идет на джиу-джитсу.

И напоследок, если бы ты была гламурной женщиной на каблуках, доверия, как к тренеру, ведь было бы меньше?

– Доверия и так меньше, потому что у многих стереотип на тему: «Что может женщина-тренер рассказать мужику». Есть единицы женщин-тренеров, но они могут и показать, и рассказать, и научить. Например, Виктория Руденко – моя соотечественница, заслуженный мастер спорта по боксу. Она боксировала классно, сейчас тренирует. Я тоже, но таких женщин очень мало. Мы чем отличаемся – мы постоянно тренируемся, постоянно занимаемся боксом и имеем высокую техническую, спортивную, педагогическую квалификацию. Поэтому мы можем и рассказать, и правильно показать, встать и в парах показать. Сейчас очень много фейковых тренеров, которые боксом позанимались два года и тренируют, и это печально. Бокс не прощает вот этой вот «фитнес-темы» – человек получит травму.

comments powered by HyperComments