Опасные игровые площадки: почему дети получают травмы во дворах?

20:42 21/09/2021

По данным Общероссийского народного фронта, треть детских площадок в России потенциально опасна. Такие выводы были сделаны в ходе специального исследования. Почему сложилась такая ситуация и как ее исправить, телеканалу «МИР 24» рассказала технический и судебный эксперт Ассоциации по благоустройству территорий и обучению граждан «Город» Наталья Зинченко.

- Где и как проходило исследование?

Наталья Зинченко: Исследования проводились во всех регионах специалистами ОНФ, которые обладают минимальными знаниями по безопасности детских площадок, но этих знаний было достаточно, чтобы выявить череду проблем, которые сопровождают эксплуатацию детских площадок, в том числе новых, которые устанавливают по программе «Комфортная городская среда». Чаще всего сталкиваются с тем, что установлено оборудование старого образца, и, естественно, причиной мониторинга данных площадок стали травмы.

Травмы растут в арифметической прогрессии. Так много травм, как сейчас на спортивных и детских игровых площадках, никогда раньше не было.

- Каковы итоги проверки? Какие проблемы оказались самыми распространенными?

Наталья Зинченко: Самые распространенные проблемы – это устаревшее оборудование, которое не демонтируют с детских площадок по причине бездействия властей данных муниципалитетов либо органов местного самоуправления. Все ссылаются на то, что кто-то против, кто-то за, кто-то считает, что это ничья детская площадка, тем не менее, они стоят на месте, и дети получают травмы.

Это качели на жестких подвесах чаще всего, которые убивают наших детей. Один из случаев мне прислали в пятницу. В республике Бурятия ребенок упал с качелей, получил очень тяжелую травму, до сих пор находится в больнице – травма произошла в августе, и достаточно долгой будет реабилитация. Такие известия прилетают практически из каждого региона.

Специалисты ОНФ, которые вышли на тропу войны со старыми детскими площадками, с опасными площадками, провели очень большую работу. Я думаю, что этот труд, который сегодня обнародовали, обозначил регионы с самыми большими проблемами, среди них и моя родная Воронежская область. Нужно будет что-то делать, и делать это на федеральном уровне. Проблема очень большая.

- Где находятся самые опасные детские площадки, чем это можно объяснить?

Наталья Зинченко: В каждом месте есть свои нюансы. Самое проблемное место, где больше всего производится детских площадок на сегодняшний день, это Ростовская область. То количество контрафакта, который поставляется в Ростовскую область и за ее пределами в определенном радиусе, это просто беда. Это оборудование низкого качества, без каких-то моментов, с конструктивными особенностями, которые отвечали бы безопасности.

Люди просто не знают, что они делают. Они видят картинку, подделывают оборудование, выходят на торги, критерием оценки оборудования на торгах по 44 ФЗ является цена, к сожалению, а не надежность, прочность и сертификация. Поддельные сертификаты тоже являются проблемой. Несколько органов по сертификации выдают нелегитимные сертификаты на оборудование, и это становится тоже очень большой проблемой.

- Этим регионам предстоит серьезная работа над ошибками? Как ОНФ планирует участвовать в этой работе?

Наталья Зинченко: ОНФ будет мониторить. Я предполагаю, что будут повторные проверки. Сейчас обозначили проблему в каждом из регионов. Я могу сказать, что все регионы, за исключением республики Татарстан, в которой идет отдельная программа «Наш двор», и там проводятся меры для предупреждения причинения вреда детям, на детских площадках оборудование выбирается достаточно грамотно, во всех регионах должна проводиться одинаковая работа по устранению старого детского игрового оборудования, по устранению контрафактной продукции, которая поступает на рынок обращения детских площадок, которые устанавливаются, это работа с застройщиками, которые должны соблюдать все нормы и требования, это инспекционный надзор, который должен осуществляться на уровне государства, в том числе представителями ОНФ в каждом из регионов. У нас есть центр мониторинга благоустройства, и эти люди должны регулярно осматривать, что происходит, как реагируют местные власти.

Предписание выдается, обозначается проблема, но власть может посмотреть на все и сказать, что услышали, но ничего не сделать, что чаще всего бывает. У меня дважды было, что я приезжала в Пермский край, проводила обучающий семинар по безопасности детских площадок, а через 12 дней погибает ребенок на детской площадке от той проблемы, которой я отдельно уделяла внимание. Это жесткий подвес качелей, это ударопоглощающее покрытие.

Следующая смерть была в республике Крым после того, как я выступала на «Крымском форуме», обозначала проблему с воротами, которые у них массово не закреплены, тоже погиб ребенок спустя какое-то время. После этого начали предпринимать какие-то действия. Очень не хотелось бы, чтобы проведенный мониторинг тоже ушел куда-то. а потом погибали бы дети, и кто-то потом поднимал бы палец и говорил: «Мы же вам говорили, что так будет». Это самое страшное, а так должны смотреть за результатами того, что будут делать на местах.

- ОНФ занимается мониторингом детских площадок пять лет. Что изменилось за это время?

Наталья Зинченко: За прошедшие пять лет изменилось не так много, к сожалению. Несколько регионов отвечают за то, что делают, другие регионы предпочитают бездействовать. Из этих регионов приходит страшная статистика по травмам детей. Из этих регионов приходит статистика о гибели детей – таких смертей за год очень много. Я, к сожалению, по роду своей деятельности знаю о каждой смерти детей на детских площадках по той или иной причине. Где-то я консультирую криминалистов, где-то я работаю сама как эксперт.

- В чем главная причина, что потенциально опасных детских площадок не становится меньше?

Наталья Зинченко: Главная причина – во власти на местах, в бездействии. Каждое исковое заявление по случаю тяжелой травмы у ребенка или по случаю летального исхода обращено к главе муниципалитета, и дальше начинают разбираться с тем, как были переданы детские площадки в эксплуатацию, как они были построены, кем были установлены, какие конструктивные особенности. Всегда это местная власть, которая должна отвечать за то, что принимает к себе на баланс и то, что она ставит.

У нас есть 131 ФЗ «Об органах местного самоуправления», в котором все однозначно написано: кто, за что и где отвечает. Пытаются ссылаться на то, что неизвестно, чья земля, что бесхозная постройка была установлена. Это самоуправство, это халатность, это ст. 238, 105, 109 – это Уголовный кодекс.

Самая большая проблема, что наша власть, наши заказчики, которые по ФЗ 44 принимают детскую площадку, не смотрят документы, не смотрят даже то, что им поставляют с формулировкой «мы не обязаны этого знать».

- Если взять три звена – УК, местные власти, производитель.

Наталья Зинченко: Наоборот: Местная власть, производитель, управляющая компания. Управляющие компании – это конечное звено, которое занимается эксплуатацией детских площадок, которые сейчас массово обучаются тому, как это делать безопасно, как не принимать бракованную детскую площадку, которая не соответствует нормам и требованиям, как проводить ремонтные работы, чтобы они не привели к смерти, как это было в Калининграде и в Санкт-Петербурге, как списать детскую площадку правильно, сдать ее в утилизацию. Это большой процесс уже на уровне всей страны.

- Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию? Какие шаги могли бы повысить контроль за качеством, безопасностью площадок?

Наталья Зинченко: Прежде всего, это обратная связь с жителями, которые дают информацию о том, что детская площадка не соответствует требованиям безопасности. Определить визуально требования безопасности может любой родитель, когда он приходит, видит старую детскую площадку, которая развалилась, утратила свою целостность – у нее какой-то элемент отвалился, когда остатки фундамента торчат из ударопоглощающего покрытия, когда у нас просто нет ударопоглощающего покрытия. Должен быть в каждом регионе, в каждом городе телефон горячей линии, на которую поступают эти обращения.

Например, город Москва, в котором есть сайт «Добродел», на который ты пишешь три строчки, и у тебя выезжают и оперативно реагируют в течение трех – пяти дней, и такие телефоны должны быть в каждом муниципалитете, чтобы оперативно могли реагировать на эту информацию. Не то, что мы когда-то регламентные работы проведем, когда-то болтик один закрутим, а в этот момент детская площадка используется. Оградить от посетителей площадку достаточно сложно, потому что дети всегда играют по своим правилам на детской площадке, все время двигаются, и родители отправляют их туда. Когда дети падают, родители забывают о том, что есть солидарная ответственность, когда ты несовершеннолетнего оставляешь в опасности. Если ты видишь, что детская площадка неисправна, не отправляй туда ребенка. Это тоже один из алгоритмов, как уберечь детей.

Служба эксплуатации в каждом городе – это некая служба, которая будет обслуживать площадки, хотя бы установленные по программе «Комфортная городская среда» – то, на что тратятся государственные деньги с 2017 года, как идет эта программа. Большая часть этих площадок уже вышла из строя из-за того, что их не эксплуатируют.

Третье звено – это ответственность органов местного самоуправления за каждую травму.

- Когда в России детские площадки перестанут быть опасными?

Наталья Зинченко: Вы озвучили мою мечту. Когда я начинала заниматься экспертной деятельностью, я поставила перед собой цель, чтобы один год прошел без летальных исходов на детской площадке. И сейчас вы задали вопрос, на который ответ достаточно очевидный: тогда, когда мы все начнем работать.

Я каждый раз считаю, что я мало работаю, если ребенок погибает, значит, что-то где-то недоговорила, до кого-то не донесла суть. Когда мы начнем все работать, тогда у нас минимизируется количество травм на детских площадках. Ребенок может травмироваться – он может упасть, сломать руку или что-то еще, но не должно быть тяжкого вреда здоровью – компрессионного перелома позвоночника, черепно-мозговых травм, тем более, летальных исходов. Это то, что мы должны делать, оперативно работать, проверять результаты того, что должны делать на местах. Это то, что делает ОНФ.

comments powered by HyperComments