Нейтрализатор вируса: как лечат больных ковидом беременных женщин?

15:29 17/09/2021

В Москве начали применять новую терапию для лечения беременных женщин, инфицированных коронавирусом. Специалисты применяют препараты из группы моноклональных вируснейтрализующих антител. Подробности телеканалу «МИР 24» рассказала врач акушер-гинеколог Инна Джиджоева.

- Что такое моноклональные вируснейтрализующие антитела и как их получить?

Инна Джиджоева: Слово «антитела» уже понятно любому. Появилось новое – «моноклональные антитела». Что это такое? Когда в организм попадает вирус, к нему иммунная система начинает вырабатывать антитела – их великое множество, каждый домен вируса заставляет выделять иммунную систему определенные антитела.

Моноклональность – это как раз то отдельное антитело, которое выделяется на один клон вируса. В данном случае нас интересует связывание S-белка вируса коронавируса к APF2-рецепторам человека, чтобы вирус не связывался с рецепторами человека и не попадал к нам в организм, не вызывал свои вирулентные свойства.

Антитело, которое мы выделяем, мы искусственно его получаем – моноклональное, оно действует в данном случае как раз на S-белок, чтобы он не связывался с рецепторами, то есть он блокирует рецепторы. Таким образом снижается инфицированность клетками SARS-CoV-2, снижается его размножение.

Как образуют эти моноклональные антитела? Это 1985 год – Нобелевская премия по физиологии. Американцы получили за создание моноклональных антител. Антиген, например, вирус внедряется в организм человека, иммунная система реагирует на вирус, бета-лимфоциты на фоне вируса образуют плазматические клетки, и эти клетки как раз образуют антитела. И эти антитела мы должны выбрать моноклональные, то есть антитело, которое действует только на один клон вируса. Моноклональные антитела были разработаны из плазматических клеток мышей, но, так как это чужеродный для нас антиген, мы, вводя в организм человека, получали отторжение, поэтому мы научились антитела, которые мы выработали у мышей, соединять с антителами человека, и мы получали гибридные моноклональные антитела.

Почему именно такой путь, механизм образования новых классов клеток препаратов? Это внутривенный путь введения препаратов. Почему мы не можем из крови переболевших людей получить именно эти моноклональные антитела? К сожалению, очень сложно выделить из крови переболевших людей антитела и ввести их человеку, хотя мы сейчас на пути этой терапии. У переболевших мы берем плазму и вводим человеку, но мы ограничены во времени, а моноклональные антитела не ограничены по времени, мы эти лекарственные препараты можем вводить в любое время.

- Как эти препараты работают? И как действуют на организм?

Инна Джиджоева: Это новое слово в медицине. Мы лечим не только вирусные заболевания, но и злокачественные опухоли. Это новая технология, которая позволяет распознать раковую опухоль, и в данном случае, если мы комбинируем с лекарством или с радиоактивным изотопом, мы моноклональное тело насыщаем радиоизотопом, и он распознает только свой клон, несет его в раковую опухоль, которую мы хотим убить. Это позволяет излечить полностью. Это высокоэффективная, с минимальными побочными осложнениями, безопасная терапия, поэтому у беременных женщин мы используем методику. Она позволяет полностью излечить от коронавирусной инфекции.

- В случае с коронавирусом опыт в других странах есть?

Инна Джиджоева: Да, впервые это использовалось в Китае. Если не коронавирус, то эти методики разрабатываются в лечении ревматоидных заболеваний, когда аутоиммунные заболевания, у нас в организме образуются аутоантитела к собственным тканям. Использование этих моноклональных антител также при лечении злокачественных новообразований, широко они используются в лечении рака молочной железы.

Если возвращаться к ковиду, наша страна подхватила лечение – в США используются моноклональные антитела при лечении, в Китае.

- На любых сроках беременности безопасно применять эту терапию?

Инна Джиджоева: Это высокобезопасные методы лечения.

- Как традиционно от ковида лечат беременных женщин?

Инна Джиджоева: Если речь идет об уже заразившейся беременной, мы используем только человеческие антитела «альфа два бета». Это иммунный препарат, который повышает иммунную защиту. Это эндоназальный препарат, то есть антивирусные препараты, которые сейчас широко используются, мы не применяем у беременных, потому что они проходят через плацентарный барьер, и риск тератогенного эффекта у младенца высок.

Мы добавляем в лечение низкомолекулярные гепарины. Известен факт того, что вирус действует на гемостаз в альвеолярных клетках легких, соответственно, образуются тромбы, поэтому у нас пневмониты в легких. Мы ограничены у беременных. Конечно, есть симптоматическая терапия – жаропонижающие, муколитики.

- Сообщалось, что новую терапию прошли более 70 пациенток из 52-й больницы Москвы и 15-й больницы. Побочных эффектов не наблюдается, особых жалоб нет. Этого достаточно, чтобы внедрять опыт повсеместно?

Инна Джиджоева: Медицина за недели не формируется, это долгосрочные рандомизированные, плацебоконтролируемые исследования. По этому применению моноклональных антител за то время, которое мы сейчас наблюдаем, недостаточно, чтобы сказать всему миру, что мы нашли действенное лекарство. Мы будем дальше наблюдать за ними, что с ними будет – с беременными, которым мы применили моноклональные антитела.

comments powered by HyperComments