Иммунолог: Мы оставляем ковиду плацдармы, в которых будут образовываться новые мутации

19:02 09/09/2021

В мире распространяется новый штамм коронавируса – «мю». Его опасность в том, что у него есть мутации, которые могут сделать вирус более устойчивым к вакцинам. Насколько он опасен, телеканалу «МИР 24» рассказал врач-иммунолог, доктор медицинских наук Владислав Жемчугов.

- ВОЗ внесла новый штамм в список «вызывающих интерес». Что это означает?

Владислав Жемчугов: Это так и означает – вызывающий интерес. Следующая градация – вызывающий настороженность, то есть более опасный. К этому присматриваются, потому что он известен с января, но пока пакостных вещей не проявил, особо отличающихся от предыдущих, например, «дельта» или «дельта плюс», которые практически вытеснили предыдущие конструкции. Тем не менее, от него ожидают, что он может уменьшить защитное действие вакцин за счет того, что в нем произошли мутации в той области, на которую и направлено действие вакцин, важное для вируса.

Иммунитет вакцины должен эти молекулы подавлять. А мутации в них привнесли такие изменения, которые уклоняют штамм, уменьшают связывание с этими участками, потому что они изменились морфологически.

- Мутации произошли в короне? Большинство вакцин воздействуют на механизм закрепления вируса в организме?

Владислав Жемчугов: Верно, практически все вакцины содержат те или иные компоненты или весь спайк-белок, с помощью которых вирус закрепляется на клетках мишени. Эти мутации в белке позволяют вирусу уклоняться: он меняет свою одежду, вместо кепки у него шарфик, и вакцина действует слабее. Радостно, что пока вакцины действуют нормально. Более 50% точно, по моим подсчетам, процентов на 20 уменьшилась реальная защита вакцинным иммунитетом по сравнению с первым штаммом.

Что это означает? Могут болеть люди повторно, которые вакцинированы или переболели уханьским штаммом за счет того, что защита уменьшается. За счет этого откладывается формирование иммунной прослойки в планетарном масштабе. Это вызывает необходимость либо новой ревакцинации, либо, если еще раз будет мутация, которая сделает защитный иммунитет 50% или меньше от 90 первых, будет необходимость в создании новой вакцины.

- Говорилось о том, что мутации в короне уменьшат саму возможность вируса воздействовать на организм человека?

Владислав Жемчугов: Мутации происходят стихийно, потому что этот механизм заложен в геноме вируса. Шарики на бусинках постоянно меняются, бусинки на веревочке постоянно перепрыгивают с места на место, потому что есть внутренний механизм, и внешний есть механизм – вирусы обмениваются друг с другом, называется рекомбинация, они могут объединять свои геномы, но отбор идет как раз в направлении уклонения от вакцин, потому что вирусу нужно выжить.

Мутации, которые никак не важны для выживания вируса в условиях вакцинации, не закрепляются отбором. Те, которые важны, вирус начинает уклоняться от действия вакцин, то есть он бурно размножается даже в условиях вакцинации, он выживает, дает начало новому клону – «мю» или «дельта», которые вытесняют менее прогрессивные предыдущие конструкции. Они вытесняются соперником, как на дорожке в бассейне, на беговой дорожке – вырывается вперед спортсмен, опережает всех, получает преимущество на размножении. Могу сравнить еще со сперматозоидами, среди которых самый быстрый достигает яйцеклетки. За счет этого тоже происходит механизм естественного отбора – самый сильный впереди.

- Совсем недавно в ВОЗ заявили, что темпы распространения штамма «мю» начали замедляться. Почему это может произойти, если у него есть мутации, которые позволяют частично обходить защиту организма?

Владислав Жемчугов: Это говорит о том, что где-то в другом месте эти мутации связаны с каким-то другим важнейшим процессом для вируса, например, не просто под воздействием антител, а медленнее сборка, синтез молекул вирусных. Где-то он все равно проигрывает, значит, отбор его отбраковывает.

- По данным Роспотребнадзора, в России доминирует штамм «дельта». С вашей точки зрения, какой штамм опаснее?

Владислав Жемчугов: «Мю» пока никто особо не описал. Но в процессе развития эпидемии со штаммом «мю» видно, что он никаких особых изменений в клинике болезни не вызывает. «Дельта» сразу проявила себя в том, что у нее короче инкубационный период, то есть меньше времени от заражения до видимых проявлений заболевания и до развития массивных процессов. Он злее, не оставляет времени на раскачку для принятия решения о лечении, нужно сразу активно лечить, чтобы человек не отяжелел, не перешло заболевание в тяжелую форму за счет скорости размножения или синтеза молекул. Какой-то есть у штамма недостаток, а у «дельты» есть преимущество как раз в скорости размножения в организме человека.

- Вытеснения штамма «дельта» штаммом «мю» в России не будет?

Владислав Жемчугов: Не только в России. Он в Латинской Америке появился и распространился. Я думаю, они одновременно стартовали со штаммом «дельта». «Дельта» все-таки перенесен был в Латинскую Америку позже. Временные различия в старте определили, что он преимущественно в Латинской Америке, а здесь он мало. Процессы идут одновременно с разными мутациями, а результат мы видим – где начинают больше и чаще болеть. Чтобы определить прогноз, нужно делать очень много проб, отбирать у значительное количества заболевших вирусом, и определять последовательность, чтобы вычислить штамм, который в данный момент присутствует.

Чтобы статистически точно определить, какие имеются штаммы на той или иной территории, и сделать какой-то прогноз, нужно делать раз в сто больше проб, чем есть у нас. Для этого создана программа, в проекте есть создание большого количества лабораторий, чтобы они могли быстро определять, что за вирус, какие его потенции. Например, у «мю» есть кусочек новый в спайк-белке, который пока непонятно, с какой функцией связан. Может, он еще проявится, может, это балласт, который не дает конструкции «мю» вытеснить «дельту».

- Пока не будет прослойки вакцинированных людей с иммунитетом, так и будут появляться все новые мутации?

Владислав Жемчугов: Есть такая аналогия, я ее привел в одной публикации, как собака бегает за своим хвостом. Да, есть опасность, что мы будем постоянно бежать, а нужно работать на опережение. Нужно быстро провакцинировать значительное количество людей не в масштабах города, страны, а в планетарном масштабе.

Буквально вчера выступил гендиректор ВОЗ, и он сказал разумную мысль в рамках этой стратегии, что нужно не задумываться о ревакцинации третий, четвертый, пятый раз богатым странам, а отдать эти вакцины всем по всей планете, чтобы ровным строем наступать на вирус. Нужно уменьшить количество вируса в планетарном масштабе, а так мы ему оставляем такие плацдармы, в которых будут образовываться новые мутации, и мы будем гоняться, как собака, за своим хвостом.

comments powered by HyperComments