Сергей Волков: Если не соблюдать правила в открытом космосе, можно стать искусственным спутником Земли

16:13 09/09/2021
ФОТО : МТРК «МИР»

У российских космонавтов Олега Новицкого и Петра Дуброва сегодня плановый выход в открытый космос. Для выполнения задач за пределами орбитальной станции им отведено 6 часов 34 минуты. Космонавтам уже во второй раз предстоит выполнить работы, необходимые для интеграции многоцелевого лабораторного модуля «Наука». Как проходят работы за пределами МКС, телеканалу «МИР 24» рассказал космонавт, Герой России Сергей Волков.

- Выход в открытый космос сегодня является заурядным для космонавтов?

Сергей Волков: Выход в открытый космос по-прежнему остается серьезнейшей задачей, которую выполняют космонавты, которые очень хотят это сделать. Все космонавты мечтают, чтобы выполнить хотя бы один выход в открытый космос за свой полет, не всем это удается, но проще, несмотря на то, что с выхода Алексея Леонова – первого человека, вышедшего в открытый космос, прошло достаточно времени, проще выход не стал.

- Вы четырежды выходили в открытый космос. Сколько длился каждый выход?

Сергей Волков: Каждый выход был по шесть часов. Четвертый – чуть поменьше, хотя был спланирован на шесть часов, но с Юрием Ивановичем Меленченко мы его закончили примерно за 4 часа 50 минут.

- Какова подготовка к выходу?

Сергей Волков: По российскому протоколу на каждый выход в открытый космос экипаж на земле тренируется четыре раза в гидробассейне или в гидролаборатории, где помещен макет станции, лаборатория находится в Звездном Городке, и на этом макете экипаж имеет возможность отрабатывать основные операции, которые им предстоит делать во время выхода в открытый космос. Конечно, есть и другие занятия по изучению скафандра, по отработке навыков замены сменных элементов скафандра, также на макете станции тоже отрабатывается, на компьютере отрабатываются элементы выхода, но в среднем получается так: четыре выхода под воду, и экипаж допускается к выходу в открытый космос.

Как правило, отрабатывается конкретный выход. Теперь появилась возможность компьютерного моделирования. Есть программы, которые позволяют посмотреть место работы, маршрут перемещения по станции к месту работы, рассмотреть свое размещение на время работы в конкретном месте – это упростило подготовку на земле и перед выходом в открытый космос экипаж имеет возможность вспомнить то, чему их учили на земле. В данной ситуации Олег и Петр улетели достаточно давно, последняя тренировка, полагаю, была у них в феврале. Чтобы вспомнить нюансы по работе, по выходу, с ними обязательно производится на борту станции инструктаж.

В ЦУП всегда приезжают специалисты поддержки во время выхода, и у них есть определенные материалы на компьютере, где они могут освежить циклограмму своего выхода.

- Что считается самым опасным во время выхода за пределы орбитальной станции?

Сергей Волков: Я не знаю, что считается самым опасным. Наверное, само по себе, что ты выходишь за пределы станции, тебя и станцию объединяет – или сам ты держишься, и обязательно по протоколу ты должен быть пристегнут двумя фалами к поручням, и эти два фала – все, что тебя удерживает от полета свободного в невесомости, в космосе.

- Такой риск существует?

Сергей Волков: Если не соблюдать протокол по перемещению, и в какой-то момент потерять бдительность и не пристегнуться к станции, можно стать искусственным спутником Земли.

- Какие работы в открытом космосе считаются самыми сложными?

Сергей Волков: Самыми сложными можно назвать незапланированные работы, к которым экипаж не готовился на земле, к которым приходится готовиться с чистого листа, потому что при отработке операций на земле всегда присутствуют специалисты РКК «Энергия», специалисты заказчика, которые отслеживают, как подготовлено оборудование, как подготовлены системы к работе в открытом космосе. Если выявляются недостатки в процессе тренировок, всегда есть возможность их исправить до того, как предназначенное для установки снаружи станции оборудование улетит в космос.

Когда мы говорим о нештатных выходах, когда экипаж готовится внутри станции, тогда все зависит от того, насколько качественно подготовлено оборудование на земле, и уже нет времени на работу или доработку узлов и деталей. Это должно быть сделано с первого раза.

- Права на ошибку нет?

Сергей Волков: Нет абсолютно.

- Всегда время работы планируется с точностью до минуты?

Сергей Волков: Да, время всегда планируется с точностью до минуты. Я вам тоже сказал, что свой выход, сколько он у меня длился, каждая операция четко регламентирована, экипаж понимает, идет он по расписанию или отстает, или впереди расписания, есть ли время отдохнуть – это тоже важно, чтобы сохранить работоспособность на протяжении всего выхода. Конечно, это нормируется, рассчитывается, и это важный момент, чтобы четко соблюсти режим работы.

Все стараются соблюсти назначенное время. Если ты не укладываешься, дальше все зависит от ресурса скафандра, от ресурса аппаратуры, которую ты можешь устанавливать. Иногда ту аппаратуру, которую ты должен установить, у нее срок жизни в открытом космосе до установки может быть несколько витков. Если ты не установил ее в течение первых 2,5 часов выхода, большой риск того, что она вообще не запустится, и ресурсы и деньги потрачены напрасно. Здесь все очень важно – нет мелочей, все готовятся очень тщательно.

- Запас воздуха для космонавтов на какое время рассчитан?

Сергей Волков: Кислорода достаточно, чтобы экипаж полностью отработал выход в открытый космос, и у нас ограничения не по запасам кислорода в скафандре, а по системе очистки кислорода от выдыхаемого углекислого газа. А так, наверное, один из главных ограничителей – если все отказало, и ты будешь работать только на кислородных баллонах, и то у тебя хватит воздуха на 30 минут. Это самая нештатная ситуация, когда надо срочно бежать в люк, и то у тебя есть 30 минут. Этого достаточно, чтобы с любого конца станции дойти до шлюзового отсека.

- Когда вы выходили в открытый космос, что запомнилось больше всего?

Сергей Волков: Запомнился необычный вид станции, потому что мы видим ее или через иллюминатор, или я как командир корабля видел через визир со стороны, потом ты ее не видишь. Потому что находишься внутри, и тут ты выходишь на поверхность станции, и это новые ощущения, новый вид. Она очень красивая, и это один из самых запоминающихся видов.

- Что-то удивительное было?

Сергей Волков: Удивительно было то, насколько грязная поверхность станции. Казалось бы, там нет воздуха, это вакуум, но на поверхности есть следы отработки двигательных установок (как выхлопные газы на земле), и топливо, которое не сгорает при причаливании космических кораблей, остается на станции. Ты идешь и смотришь на перчатки, насколько они грязные, как будто ты копался где-то в пыли на земле. Это было неожиданным.

- Увидеть то, что видели вы, мечтают многие. Космический туризм в скором времени станет массовым?

Сергей Волков: Темпы развития частной космонавтики, как мы сейчас наблюдаем, настолько велики, что все может случиться значительно быстрее. Мы видим и успешные старты, пусть даже суборбитальные полеты американских бизнесменов, но это уже шаг для того, чтобы сделать полеты в космос или на околоземную орбиту массовым событием. Я думаю, если все пойдет успешно, мы в скором будущем увидим и первые лунные базы, где, возможно, будут трудиться не только профессиональные космонавты, но и на которых будут находиться туристы.

- Примерно сколько лет?

Сергей Волков: Я верю в то, что это будет в 30-е годы.

comments powered by HyperComments