Само совершенство: как ученые дорабатывают вакцины от коронавируса?

17:24 01/09/2021

Роспотребнадзор допустил изменения в составе вакцин от коронавируса из-за мутаций. Когда и почему это может произойти, телеканалу «МИР 24» рассказал руководитель Екатеринбургского НИИ вирусных инфекций ГНЦ «Вектор» Роспотребнадзора Александр Семенов.

- Нужно ли менять состав вакцин от коронавируса уже сейчас?

Александр Семенов: Это не особенная вещь, вакцины для всех инфекций меняются вместе с возбудителем, циркулирующим в популяции. Например, для гриппа регулярно переделываются вакцины, потому что приходят разные варианты гриппа, вакцина подкручивается в соответствии с возбудителем.

В том, что принято такое решение, ничего удивительного нет, это закономерно, об этом научное сообщество говорило в конце 2020 года, когда мы сначала обнаружили британский, потом бразильский вариант. Уже тогда ученым было понятно, что рано или поздно встанет вопрос о необходимости модифицировать вакцину – чуть-чуть ее осовременить.

- Если создавать вакцину под конкретный штамм, сколько времени это занимает? К моменту создания не получится ли так, что этот штамм сменит более агрессивный?

Александр Семенов: Судя по всему, нет, потому что уже прокатилось несколько волн пандемии. Принципиально новые варианты уже вряд ли появятся. Возможно, будут эволюционировать существующие. Нет никаких противоречий – уже имеющиеся вакцины и так работают, мы просто доводим это до большего совершенства. Не надо думать, что имеющиеся вакцины сильно устареют, просто мы повышаем их эффективность.

Они будут работать и против старых вариантов, которые просто отходят на задний план, но это не значит, что они не могут вернуться, и модифицируем вакцины в соответствии с теми изменениями вируса, которые происходят.

- Опасаться, что новые штаммы будут менее чувствительны к существующим вакцинам, не стоит?

Александр Семенов: Нет, не стоит. Это не значит, что вакцины не будут работать. Может, несколько понизится эффективность, но надо понимать, что коронавирусная инфекция – это опасное заболевание, которое может закончиться крайне печально. Вакцины в любом случае защищают от летального исхода, защищают от попадания на койку в реанимации. Среди людей, которые попадают в больницу и доходят до ИВЛ и реанимационной койки, считанные единицы вакцинированных, то есть вакцина работает. Если будет вирус модифицироваться и чуть эффективней пробивать вакцинную защиту, в таком случае вакцина модифицируется к условиям нового вируса.

Это плановая работа. Вакцину поменять можно достаточно быстро, они создаются быстро, гораздо дольше мы занимаемся проверкой их безопасности, отсутствием побочных эффектов. Поскольку сейчас магистральный путь отлажен, все модификации вакцин будут проверяться так же быстро и эффективно, как уже введенные в эксплуатацию, и шансы, что вирус резко поменяется, почти нулевые.

- Некоторые ученые говорят, что возможны супермутации вируса, которые позволят ему уходить и от антител после прививок, и от антител после болезни. Насколько это возможно?

Александр Семенов: Мы должны понимать слово «риски». Часто у коллег, которые занимаются космосом, мы слышим про риски столкновения астероида. Есть риск, что Земля пролетит в миллионе километров от кометы или астероида. Это риски – вероятность, всегда существует вероятность возникновения драматических, критических изменений, которые полностью поменяют свойства вируса. Но подобные изменения происходят крайне редко.

Чем быстрее и больше будет вакцинированных, тем меньше у вируса шансов поменяться. Скорость мировой вакцинации крайне важна: чтобы эти риски свести к минимуму, нужно, чтобы население Земли как можно быстрее вакцинировалось. Чем быстрее сформируется вакцинная прослойка, тем меньше будет питательной среды для роста, изменений вируса, тем меньше будут риски, вплоть до их сведения к маловероятностным величинам.

- В Колумбии мужчина вакцинировался от коронавируса семь раз разными вакцинами. Такой фанатизм что может для организма принести?

Александр Семенов: Слава богу, у этого мужчины избыточная вакцинация ни к чему не привела. Но не просто так мы вакцинируемся дважды или потом ревакцинируемся через какой-то период. Увлекаться подобными вещами – это как вы в день принимаете одну таблетку витаминов, а другое дело, если вы в день начнете есть банку витаминов.

Эксперименты над собой ни к чему хорошему не приводят. Так делать не стоит. Надо действовать по принципу «необходимо и достаточно». Вакцина – это профилактическое средство, но это надо расценивать как лекарство. Злоупотреблять лекарствами и самопроизвольно назначать себе лечение все-таки не стоит. Надо понимать, что решение, сколько раз делать уколы, вакцину и так далее, принимается, исходя из главного принципа: мы не хотим навредить даже теоретически нашему пациенту. Это экстремист, и так делать нельзя.

- По статистике, у каждого пятого человека, переболевшего бессимптомно, найти антитела в крови не удается. При этом Минздрав рекомендует вакцинацию после болезни проводить через полгода. 20%, у которых не обнаруживается антител, на это время остаются без защиты?

Александр Семенов: Нет, как раз то, что они переболели коронавирусом бессимптомно или малосимптомно, говорит о том, что у них неплохой свой иммунитет. Надо помнить, что обнаружение антител – это только один из показателей иммунной защиты. Существует клеточный, врожденный и местный иммунитет. У этих людей, скорее всего, он справляется на первой линии защиты, на первой линии нападения вируса. В течение ближайшего полугода (эта цифра тоже не с потолка взята, мы наблюдаем за такими пациентами) у них защита есть, и волноваться этим людям не стоит, а через полгода хорошо бы ревакцинироваться.

comments powered by HyperComments