Георгий Асатрян: «Талибан» пытается показать, что является нормальной политической силой

15:40 18/08/2021

Новые власти Афганистана находятся в неопределенном статусе. Как мировое сообщество будет вести диалог с победителями, телеканалу «МИР 24» рассказал научный сотрудник Российского экономического университета им. Плеханова и ИНИОН РАН, эксперт клуба «Валдай» Георгий Асатрян.

- МИД России назвал условия исключения талибов, чья организация запрещена в России, из списка террористов. Это возможно только после резолюции Совбеза ООН. Что для появления такой резолюции должны сделать власти Афганистана?

Георгий Асатрян: «Талибан» признан террористическим не только в России, но и по резолюции Совета безопасности некоторые персоналии введены в список террористических лиц. Критерии там достаточно четкие: чтобы группировка и лица, представляющие эту группировку, перестали заниматься терроризмом в качестве механизма политического действия, то есть перестали заниматься масштабным насилием в политических целях.

Форматы могут быть следующие: «Талибану» сейчас нужно международное признание, они пытаются показать, что они являются нормальной политической силой, да, военной, но не террористической, не радикальной, не фундаменталистской. Они сейчас будут это доказывать, пытаться показать себя в качестве витринного образца «Талибана», что эта организация сильно изменилась с 90-х годов, что она больше не практикует терроризм и поддержку таких организаций как «Аль-Каида» и других террористических группировок, и будет добиваться международного признания. Получится ли это, зависит от многих факторов, в том числе от военно-политических в Афганистане.

- Прозвучало заявление, что Россия не будет торопиться с признанием талибов законными властями Афганистана, но при этом Москва готова к сотрудничеству. В каких форматах это сотрудничество может происходить?

Георгий Асатрян: С точки зрения международных отношений это будет сотрудничество по факту. Как это сейчас происходит. Они террористы, они запрещены, их не признают, но с ними ведут диалог и с ними встречаются. По факту, они охраняют посольство РФ в Кабуле. С ними есть постоянная телефонная связь и другие виды связи (социальные сети, мессенджеры). И визиты будут происходить часто. Будет попытка найти какой-то формат диалога. А дальше Россия не будет идти впереди паровоза и признавать это движение без каких-либо других государств. То есть будет аккуратная дипломатия.

А сейчас параллельно ситуация не завершилась. Антиталибская коалиция не уничтожена, она не разрушена. Она просто отступила, прекратила воевать, сдалась, но она есть. Лидеры этой коалиции находятся во временной миграции.

А силы определенные есть. Мы видим, что они уступают талибским силам в военном плане, но побороться в определенных небольших районах Афганистана они могут. То есть мы можем получить второй этап – этап партизанской войны достаточно низкой и средней интенсивности в отдельных районах Афганистана. Это приведет к тому, что талибам придется вести войну, и они будут показывать жесткое лицо. То есть так, как с ними могут сыграть эти антиталибские силы.

Со своей стороны, «Талибан» очень плотно управляется Пакистаном, и это видно по тем механизмам, которые талибы используют на поле боя. В научной среде считалось, что «Талибан» – это аморфная структура, сетевая, много полевых командиров в разных провинциях. Но здесь мы оказались не совсем правы, потому что ситуация быстро поменялась. «Талибан» действовал как хорошая армия. Очень целенаправленно, по команде, очень четко. Это говорит о том, что есть серьезное управление стратегического характера со стороны крупного регионального государства. В данном случае – это Пакистан.

Поэтому, я думаю, ситуация далека от завершения, и Афганистан ждет достаточно тяжелый сценарий.

- По резолюции ООН, организация «Талибан» была запрещена, в том числе в России. А США так и не внесли «Талибан» в список запрещенных террористических организаций. Хотя в 2007 году этот вопрос поднимался. Как сейчас поведут себя Штаты по отношению к талибам? Признают или нет?

Георгий Асатрян: Я думаю, что не признают. Потому что изначально идея мирных переговоров поддерживалась и российским МИДом, чтобы было создано коалиционное руководство в Афганистане. Часть – это афганское правительство, часть – «Талибан», который интегрировался бы и прекратил боевые действия.

Но ситуация очень быстро переигралась, и талибы взяли всю власть, тотально, победно и очень эффектно. Но сценарий поменялся очень быстро и неожиданно для многих.

Я думаю, что США были в курсе, так как они управляют и афганской армией, они видели, что талибы наступают. Они не стали противостоять этому. У них есть и контакты с пакистанскими властями.

Если «Талибан» будет себя вести более-менее нормально, не будет «жестить», то, скорее всего, ближайший формат признания может быть со стороны Пакистана, каких-то арабских государств, возможно, со стороны Китая. Это наиболее перспективные страны, которые могли бы пойти на признание талибов, но в том случае, если они будут вести себя более-менее модернистски.

Что касается стран Запада, то они повременят с этим. Потому что они и так унижены. По большому счету, США и блок НАТО унизили. Конечно, они этому не особо сопротивлялись, что вызывает нехорошие размышления, почему они это сделали и что они ждут взамен от этой ситуации. Но они пошли на намеренное унижение.

- Пекин уже заявил о том, что готов к максимальному сотрудничеству с новыми властями Афганистана. То есть Китай фактически признал талибов?

Георгий Асатрян: Китайская политика на афганском направлении пишется Пакистаном. Китай доверяет Пакистану. И Пакистан обещал, что инфраструктурные, экономические интересы Китая не будут нарушены в Афганистане в случае, если «Талибан» придет к власти. Естественно, «Талибан» пошел на это. И в Пекине есть надежда на то, что их интересы будут соблюдены.

Но боевые действия в Афганистане далеки от завершения. И это может поменять ситуацию. Сейчас все тихо и спокойной, а поведение у «Талибана» приближено к нормальному. А если начнется новый этап войны в том или ином виде, то это поведение может быть изменено.

Но для талибов сейчас главный вопрос – это признание. Они очень этого хотят и делают все, чтобы это признание пришло.

- Талибы говорят о всеобщей амнистии, а женщин призывают присоединиться к правительству. Поможет ли это новым властям в Кабуле получить союзников в мировой политике, если эти обещания станут реальностью?

Георгий Асатрян: Я думаю, да. Если бы было инклюзивное правительство, то признали бы все: и США, и Россия и многие страны. Но так как «Талибан» победил тотально, они уже могут не пойти на инклюзивное правительство. Зачем создавать коалицию с правительством Афганистана, которое капитулировало и сбежало.

Поэтому сейчас идут переговоры в Дохе с талибами, с представителями правительства, с посредниками. Если талибы возьмут кого-то из правительства в руководство, в свой Эмират, то это может смягчить позицию Запада.

comments powered by HyperComments