Апокалипсис в Москве: может ли столица провалиться под землю?

17:28 11/08/2021

Через 50 лет столица России может провалиться под землю, предупреждают специалисты. Они поясняют, что есть карстовые пустоты, которые становятся больше, и со временем туда могут начать проваливаться здания целиком. Насколько реальна угроза, телеканалу «МИР 24» рассказал гидрогеолог, сотрудник геологического факультета МГУ Василий Воронин.

- Возможно ли, что из-за роста карстовых пустот под землю начнут проваливаться целые здания?

Василий Воронин: Как обычно, в любой бредовой версии, корни у нее вполне здравые. Эта проблема существует, есть она и в Москве. У нас геологический разрез, то есть те слои пород, которые залегают под поверхностью земли, в них присутствуют известняки. Это растворимая порода, в ней в процессе растворения образуются полости, пустоты, иногда пещеры. Когда какие-то здания или сооружения строятся над такими пустотами, вполне возможно, что произойдет катастрофа, здание может провалиться, разрушиться с самыми тяжелыми последствиями. Такие случаи в истории есть.

Антирейтинг столицы
Во-первых, это происходит, в основном, когда здания располагаются над такой пустотой, на очень незначительном расстоянии. Когда сверху над карстовыми пустотами залегают толстые слои других пород, то такие явления произойти не смогут. У нас известняки перекрыты толстыми слоями глин и песков, и подходят они к поверхности только в очень незначительной части территории Москвы. Это, в основном, вблизи долины реки, на террасах, на пойменной террасе. Когда там строятся крупные высотные здания, нужно эту проблему принимать во внимание и принимать соответствующие меры, чтобы таких последствий не произошло. Они принимаются.

- По данным Департамента природопользования Москвы, примерно 30% территории столицы находится в подтопленном состоянии. Это не провоцирует ускорение вымывания известняковых пород?

Василий Воронин: Это совершенно другая и практически не связанная с этим проблема. В городе многочисленные водонесущие коммуникации – это канализация водопровод. Когда происходят утечки, они впитываются в грунты, в песчаные, в основном, и в них поднимается уровень грунтовых вод. Это может привести к затапливанию подвалов, к другим не очень приятным явлениям. Но это происходит в верхних слоях, а известняки обычно располагаются намного глубже, поэтому прямо эти два явления между собой не связаны.

- В 70-е в Хорошево два здания частично обрушились, в этом месте была карстовая пустота, и они ушли под землю. Повторение таких историй маловероятно?

Василий Воронин: Если принимать все меры для предотвращения таких явлений, то да – маловероятно и даже невозможно. Сейчас любая стройка предваряется инженерно-геологическими изысканиями, и там, где это важно, а Хорошево, если вы понимаете, находится рядом с Москвой-рекой, в тех районах, где такие явления потенциально могут произойти, они должны изучаться. Если они обнаруживаются, то должны приниматься соответствующие решения по предотвращению – то ли фундамент должен опираться на сваи, которые уходят глубже этих карстовых пустот, либо они должны быть заполнены бетоном. Существуют мероприятия, которые предотвращают такие техногенные катастрофы, и в Москве эти мероприятия делаются.

- По данным открытых источников, за последние 50 лет в столице зарегистрировано около полусотни больших провалов, связанных с карстовыми процессами. Насколько верна эта статистика?

Василий Воронин: Я очень в этом сомневаюсь. То, что зарегистрировано полсотни карстовых пустот, я думаю, намного больше. Я не знаю, откуда эта информация. Я не в курсе, чтобы такое большое количество провалов было в Москве.

- В период интенсивной застройки в 20 веке под землю убирали речки, ручейки, малые проточные водоемы. Около 5 тысяч образовалось подземных столичных речек и ручьев. Когда прячут реку или ручей под землю, как это влияет на состояние грунта, пород?

Василий Воронин: По-разному. Я сам живу рядом с речкой Котловкой. Это нехорошо, потому что речная сеть является дреном для верхних вод, которые залегают в верхних слоях разреза, и вода, которая попадает туда из-за атмосферных осадков или за счет утечек, разгружается в эти речки. Когда речки забирают в коллекторы, этой воде деваться некуда, и уровень грунтовых вод может повышаться, что может приводить к подтоплениям. Если все делать правильно, если делать дренажные сооружения в тех случаях, когда речка забирается в коллектор, то это вполне допустимо и не должно приводить к серьезным последствиям.

- Рассказы о доисторическом море под Москвой – это байка? Или там что-то есть?

Василий Воронин: Я слышал более ужасную версию, в газетах писали со ссылкой на специалиста-геофизика (я, правда, не знаю, что она за специалист), что Москва стоит на гранитной платформе, под которой плещется огромное подземное море, и эта платформа испещрена трещинами, и скоро она развалится, и вся Москва уйдет под землю.

Подземные воды есть везде. Если мы начнем копать дырку в земле, то рано или поздно мы достигнем уровня грунтовых вод, и дальше все породы будут обводнены, то есть внутри них будут находиться подземные воды, и это тот самый артезианский бассейн, на котором стоит Москва. Но это не значит, что это просто море. Это породы, и в порах этих пород, в трещинах находится вода. Проваливаться там некуда.

Вода там разная – в верхних слоях пресная, ниже солоноватая, потом вообще очень соленая. У нас в Подмосковье довольно много скважин, которые добывают минеральную воду, которая, рассказывают, имеет даже какие-то лечебные свойства.

- Речь идет и о сейсмической безопасности столицы. Насколько прочная геологическая платформа, на которой стоит столица?

Василий Воронин: Если поискать на земле место более прочное, то, думаю, что будет довольно сложно. Земной шар состоит из разных геологических структур, которые в разное время подвергались сейсмическим воздействиям – складчатости, там формировались разломы, трещины, происходили крупные землетрясения.

Москва стоит практически в центре древней платформы, на которой все эти процессы закончились десятки миллионов лет назад, и с тех пор таких явлений на восточно-европейской платформе не наблюдается. До нас доходят отголоски землетрясений, которые происходят в зонах современной складчатости – Кавказ, Карпаты. Когда там происходят крупные землетрясения, слабые отголоски могут дойти до Москвы, но в самой Москве никаких землетрясений быть не может.

comments powered by HyperComments