«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

18:28 30/07/2021
«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной
ФОТО : МТРК "МИР" / Татьяна Казакова

Деревня Головково Наро-Фоминского района Московской области. Именно здесь 80 лет назад была зверски казнена разведчица Вера Волошина. Сегодня ее историю знает каждый местный житель – от мала до велика. В деревне ее именем назван единственный лицей, а юным головчанам с детства рассказывают о великом подвиге партизанки. Однако о судьбе героически погибшей девушки стало известно не сразу.

О том, за что немцы повесили Веру Волошину, кто на самом деле позировал известному советскому скульптору Ивану Шадру для его знаменитой статуи «Девушка с веслом» и почему разведчице не дали звание Героя Советского Союза – читайте в материале «МИР 24».

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«В школе Вера была заводилой»

Вера родилась 30 сентября 1919 года в небольшом городке Щегловск в Сибири (Кемерово). Мама Веры – Клавдия Лукьяновна – работала медсестрой в детской поликлинике. Родной отец погиб во время Гражданской войны. Воспитывал Веру отчим – Владимир Николаевич Волошин. В детстве девочка была очень стеснительной, поэтому мама отдала ее в детский сад. Но школа раскрыла ее характер. Как позже вспоминали ее одноклассники, Вера хорошо училась и подтягивала отстающих.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«В школе Вера очень любила русскую литературу, много читала и даже сама сочиняла стихи. Любовь к литературе сумел привить нам молодой преподаватель Аркадий Васильевич Мироненко. Он очень интересно проводил занятия, руководил школьным литературным кружком, и Вера нам часто читала свои стихи. Не могу сказать ничего об их достоинстве, но мне они нравились. Помню, одно ее стихотворение было посвящено родному городу (оно, к сожалению, не сохранилось). Вера мечтала, что через несколько лет наш город превратится в крупнейший индустриальный центр, станет «второй Москвой», с прекрасной набережной, театрами и дворцами… «Второй Москвой» он пока еще не стал, но за эти годы неузнаваемо изменился, превратился в крупнейший промышленный и культурный центр Сибири…» – вспоминал друг Веры Волошиной Василий Худолеев.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Кроме того, Вера с детства любила спорт. Хорошо ходила на лыжах, плавала, занималась легкой атлетикой, играла в баскетбол и волейбол.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

В 1936 году участвуя в городских школьных соревнованиях по легкой атлетике, Вера Волошина заняла первое место по прыжкам в высоту и установила рекорд на стадионе «Химик». Позднее ей дали направление в Московский институт физкультуры и спорта. Это и определило дальнейшую судьбу девушки.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«Вера была заводилой. Однажды зимой, когда все катались на лыжах, Вера предложила ребятам забираться на заснеженные крыши домов и прыгать оттуда. Или вот еще случай. В то время у всех девочек были длинные густые волосы, шикарные тугие косы. И вот как-то раз они с девочками договорились на следующий день прийти со стрижками. Вера, как и обещала, отрезала косу и пришла в школу со стрижкой. Одна. Вот даже по этим историям можно судить о ее характере», – рассказывает в интервью «МИР 24» руководитель военно-патриотического клуба «Память» в Крюкове Лариса Шашкина-Измайлова.

Считается, что именно Вера Волошина стала моделью для той самой знаменитой скульптуры «Девушка с веслом» Ивана Шадра, которая стояла в Парке культуры и отдыха имени Горького. «Однако этого не может быть чисто физически. В 1936 году эта скульптура в парке Горького уже стояла. А Вера приехала в Москву только в 1937-м. Возможно, конечно, что она ранее приезжала в столицу и пыталась поступить в Летное училище. Споры по этому поводу не угасают до сих пор», – говорит Лариса Шашкина-Измайлова.

«Мамочка, мне так больно, мне так плохо. Мне хочется умереть»

После окончания школы Вера поступила в Центральный институт физической культуры и спорта в Москве. Но через полгода студентов отправляют на сборы в Серпухов. «Вера писала маме: «Мамочка, здесь так холодно, пришлите, пожалуйста, теплые вещи». Она заболела гриппом. И заболела тяжело. Может быть, перемена климата сыграла свою роль. Вера очень долго лежала в госпитале. Обычно она никогда не жаловалась в письмах, наоборот, всегда интересовалась, как у всех дела, а тут впервые написала: «Мамочка, мне так больно, мне так плохо. Мне хочется умереть», – рассказывает руководитель клуба «Память».

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

У Веры обнаружили костный ревматизм, который дал осложнения на сердце и ноги. Прогноз врачей был неутешителен – спортом Вера заниматься больше не сможет. И девушка уехала обратно в Щегловск. Ее одноклассники поступили в Московский институт советской кооперативной торговли и стали звать ее к себе. Несмотря на то, что математика в школе Вере не особо давалась, девушка нашла в себе силы, чтобы подготовиться и через год поступить в институт.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«В 1936 году началась гражданская война в Испании, и Вера уже тогда пыталась попасть туда, рвалась. А когда в 1939 году Германия прорывает границу с Польшей и становится понятно, что беда неминуема, Вера начинает самостоятельно учить немецкий язык и призывает ребят: «Что вы сидите, надо что-то делать, чтобы быть готовыми!» Тогда она первая из всех девчонок учится водить мотоцикл, записывается в аэроклуб имени Чкалова, проходит подготовку сандружинниц, изучает стрелковое оружие, получает значок «Ворошиловский стрелок», – рассказывает Лариса Шашкина-Измайлова.

Сдав экзамены за третий курс, Вера с подругами – Валей Печко и Мариной Сониной – едет в Загорск на практику.

«А за год до этого, это был 1940-й год, Вера и ее одноклассник Юрий Двужильный встречаются последний раз у себя на родине. Они гуляют по берегу реки и Юра делает Вере предложение. Через год они должны были пожениться. Но не сложилось…» – рассказывает руководитель военно-патриотического клуба «Память».

Такими счастливыми родные видели их в последний раз на подмостках уходящего поезда.

«Больше 90% из вас – смертники»

«Утром 22 июня сорок первого года три студентки, подружки по общежитию, купили в подарок Вере Волошиной белое свадебное платье. Трудно сказать, чего здесь было больше: девичьего озорства или твердой уверенности в том, что подарок этот скоро пригодится. Но только однажды, всего лишь на несколько минут надела его Вера: там, в магазине, чтобы примерить. Потому что не свадебное платье и легкие туфельки, а тяжелые солдатские сапоги и телогрейка стали ее нарядом…» – писал журналист и писатель Георгий Фролов.

Веру вместе с другими студентами отправили на Смоленщину строить оборонительные сооружения. Вернувшись в Москву в начале сентябре, она писала родным: «Теперь идешь по Москве и видишь плакат: «Что ты сделал для фронта?» и чувствуешь удовлетворение, что что-то сделала».

«Тогда многие студенты отправлялись на строительство оборонительных сооружений на подступах к Москве. Эти огромные траншеи – 3-4 метра в ширину, противотанковые рвы... Тяжело было – палящее солнце, зной. Но Вера не жаловалась. Вечером, когда другие девочки садились и плакали, потому что были не приспособлены, руки в кровь, голодные, палящее солнце, Вера говорила: «Как вам не стыдно? Разве вам плохо? Им там (кто на передовой) больно и страшно. А нам здесь должно быть стыдно плакать!» – рассказывает руководитель клуба «Память».

Вера могла эвакуироваться, как эвакуировались многие студенты, в Казахстан. Но она осталась. В октябре 1941 года, узнав, что ЦК Комсомола отбирает добровольцев, Вера вместе с подругой Ниной Цалит решили попытать счастья.

«Я был в комиссии вместе с тогдашним секретарем горкома комсомола. А. Шелепиным. Прежде чем зачислить товарища в отряд, мы старались узнать, что за человек стоит перед нами, задавали множество вопросов, рассказывали о риске, об опасностях, которые будут подстерегать их на каждом шагу… Вера Волошина держалась молодцом да к тому же она спортсменка-разрядница, хороший стрелок, парашютистка, знает немецкий язык. Мы сразу решили: берем эту сибирячку в разведывательный отряд», – вспоминал командир воинской части 9903 особого назначения разведывательного отдела штаба западного фронта Артур Карлович Спрогис.

Когда руководители набирали молодых новобранцев, они предупреждали, что больше 90% из них – смертники. «Ребятам сказали, если вы вдруг передумаете или решите уйти, сменить часть, осуждать вас никто не будет. Но никто не ушел. Все остались», – рассказывает Лариса Шашкина-Измайлова.

«Завтра у нас начинается новая жизнь. Вы долго не будете получать наших писем»

«Милые Маринка и Валюша! Завтра у нас начинается новая жизнь. Вы долго не будете получать наших писем. Не сердитесь. Как только будет можно найти время, будем стараться писать. С Ниной мы будем не вместе, ну да так лучше. Когда встретимся, будет больше интересного… Вы, наверное, все же беспокоитесь о нас. Сильно не надо. Мы очень крепко вооружены. Если вы сейчас вооружены лопатой, то мы с Нинкой наганом, гранатой и еще кое-какими вещами. Нам выдали все обмундирование. Так что из нас получились бравые ребята. Где вы? Что делаете? Живите дружней. Ты, Валь, поменьше ворчи на Марину, и наоборот. Нинка здесь такая же обжора, и все забывает. Забывает даже пароль. Письма посылайте по адресу: Полевая станция 736, п/я 14, Волошиной. Тебе, Маринка, есть мне кое-что сказать из личного. Понимаешь? Маме я написала письмо. Если вам будет не трудно, напишите что-нибудь, ей очень будет приятно. Я ей написала, что ей может кто-нибудь написать из моих подруг. Узнайте, где Таня, Лера, Маша, напишите, а Нинка не подумает даже узнать. Крепко целую обеих», – писала Вера Волошина своим институтским подругам в конце октября 1941 года.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Подготовка разведчиков была организована сначала на станции Жаворонки. «Подготовка проходила в здании бывшего детского сада. По рассказам ребят, было жутко – среди детских игрушек лежали оружия, а будущие разведчики спали на детских кроватках. На все про все отводилось всего 10 дней. Ну вот чему можно было научиться за это время? Были те, кто как Вера, что-то умели, но были и такие, кто просто пришел и хотел сражаться. Новобранцев учили тому, как вести себя за линией фронта, как готовить бутылки с зажигательной смесью, как минировать дороги и, естественно, собирать разведданные», – рассказывает руководитель клуба «Память».

Уже через 10 дней Вера Волошина в составе спецотряда ушла на свое первое задание. Командование обратило внимание на то, как она справилась, на ее организаторские и человеческие качества и приказало возглавить группу. После выполненного задания Вере дали отгулы.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

После непродолжительного отдыха Веру включили в отряд Бориса Крайнова, который готовился к выполнению операций в районе Наро-Фоминска, Вереи и Можайска. В одном отряде с Верой была и Зоя Космодемьянская.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Девушки дружили. Вера, как более опытная разведчица, учила Зою военному делу. На свое последнее задание под командованием Крайнова и Проворова девушки пошли вместе 21 ноября. Было две группы по 10 человек. Они должны были вместе перейти линию фронта, разделиться и выполнять свое задание.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной
«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«Надо понимать, что враг был очень близко к Москве. И тогда, как считал Сталин, все средства были хороши. И им был издан указ от 17 ноября 1941 года об уничтожении пунктов в прифронтовой полосе – так называемая тактика выжженной земли. Задача была выжигать, выкуривать немца с занятых им территорий. А почему именно в нашу местность были засланы группы? Дело в том, что здесь стояла станция радиоперехвата. Ее нужно было найти и уничтожить», – рассказывает Лариса Шашкина-Измайлова.

Группе дали примерные ориентировки. И ребята отправились и с этой целью тоже. Ночью они перешли линию фронта. Во время смены боевого охранения отряд случайно разделился, немцы открыли стрельбу. И семеро бойцов, в том числе Вера, бывшая в составе боевого охранения, оказались отрезаны от товарищей. Проворов был ранен и был вынужден вернуться. То есть фактически они остались без командира. Перейдя линию фронта и пройдя какой-то путь, группа снова попадает под обстрел.

Крайнов, Клубков и Космодемьянская отправились в Петрищево выполнять задание. А Веру, поскольку она была комсоргом группы, было принято решение назначить командиром. У нее был компас, но не было карты. Тем не менее она прекрасно ориентировалась в лесу. Разведчикам удалось спланировать и провести небольшую, но удачную операцию. На следующий день к группе присоединились выходившие из окружения красноармейцы. Они были ранены и истощены. Вера предложила нашим вывести их за линию фронта. При переходе дороги между деревнями Якшино и Головково они были замечены боевым охранением противника.

«Вера шла впереди. Она успела только крикнуть: «Прячьтесь!». А сама осталась отстреливаться. Когда стрельба стихла, разведчики вернулись за Верой, но ее уже не было. Остались только следы крови», – рассказывает Лариса Шашкина-Измайлова.

Раненную Веру Волошину увезли враги, девушку допрашивали в Головкове. Жестокие пытки и издевательства не сломили разведчицу. Она молчала до последнего. Фашисты повесили Веру 29 ноября 1941 года, так же, как и Зою.

«Лежит она, бедняжка, в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови»

О подвиге, казне и дальнейшей судьбе Веры Волошиной стало известно только в 1957 году – благодаря писателю и журналисту Георгию Фролову. Именно ему жительница деревни Скугорово Александра Звонцова рассказала о том, что видела 29 ноября 1941 года.

«Осенью сорок первого года я ждала ребенка. Не могла же я уйти в лес в таком положении, тем более что я не вставала с постели. Ведь сколько пришлось пережить в те страшные дни! Мне было все равно, где умирать, – дома или в лесу, и я решила никуда не уходить. Осталась дома и моя мама, которая ухаживала за мной. Она недавно умерла, а тогда ей было лет шестьдесят. К нам в дом немцы не заходили. Уж очень боялись они тифа или еще какой-либо заразной болезни. Мама всегда была дома, а если и отлучалась, то ненадолго. Однажды в конце ноября мама куда-то ушла и долго не возвращалась. Я уже начала беспокоиться: не случилось ли с ней что?» – рассказывала Звонцова Фролову.

Но когда мать Звонцовой вернулась, она безудержно рыдала. Александра спросила, что случилось. И когда женщина успокоилась, то сказала: «То, что я увидела, я не забуду до конца своих дней».

«На моих глазах немцы только что повесили молоденькую девушку. Привезли ее, бедную, на машине к виселице, а там и петля болтается на ветру. Кругом немцы собрались, много их было. И наших пленных, что работали за мостом, пригнали. Девушка лежала в машине. Сначала не видно было ее, но, когда опустили боковые стенки, я так и ахнула. Лежит она, бедняжка, в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови. Два немца, толстые такие, с черными крестами на рукавах, залезли на машину, хотели помочь ей подняться. Но девушка оттолкнула немцев и, цепляясь одной рукой за кабину, поднялась. Вторая рука у нее была, видно, перебита – висела как плеть», – рассказывала Звонцова.

А потом Вера начала говорить. Сначала она говорила по-немецки, а потом – по-русски. «Я не боюсь смерти! За меня отомстят мои товарищи! Наши все равно победят. Вот увидите!» После этих слов Вера Волошина запела «Интернационал».

Офицер что-то скомандовал солдатам. Они набросили девушке петлю на шею и соскочили с машины. А когда шоферу приказали трогаться, а он был из местных, он весь побледнел и не смог нажать на педаль газа. И только под дулом пистолета он тронулся. Вера еще успела крикнуть: «Прощайте, товарищи!». Когда Александра Звонцова открыла глаза, девушку уже повесили.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«И по сей день идут споры, где именно была повешена Вера Волошина – на той самой иве или на арочных воротах. Говорят, что изначально Вера была повешена на арочных воротах, а уже потом немцы перевесили ее на иву для устрашения местных жителей», – говорит Шашкина-Измайлова.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Местные сначала решили, что немцы повесили их односельчанку – комсомолку Ксению Павловну Морозову, внешне она была очень похожа на Веру Волошину. «Очевидцы рассказывали, как выходили из землянок, даже зная, что деревня занята немцами, и увидели на придорожной иве труп девушки. Она была очень похожа на местную жительницу Ксению Морозову, которая тоже пропала без вести. А в декабре, когда деревня была освобождена и местные стали возвращаться, трупа на иве уже не было. А та самая Ксения благополучно вернулась домой», – рассказывает руководитель клуба «Память».

А что за девушку повесили, было неизвестно. И только весной 1942 года, когда в Головково готовились к посевной, местным потребовалась известь. За ней отправили мальчика Ваню Яшина. «Рядом с местом казни Веры Волошиной находилась столовая, недалеко от которой была яма. В ней валялась куча бумаг и известь для посадки. И вот Ваня, выгребая из ямы известь, обнаружил труп девушки с петлей на шее. Мальчик тут же побежал в столовую звать взрослых», – рассказывает Лариса Шашкина-Измайлова.

На ногах Веры были белые носки. Местные сразу поняли – девушка не простая. Сопоставив известные факты, жители деревни решили, что перед ними та самая разведчица, которую немцы повесили в конце ноября.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Похоронили Веру Волошину с воинскими почестями на берегу Тарусы, в центре деревни Головково. В тот же день рядом с ней были погребены тела других погибших советских солдат, найденные на местах боев. В 1952 году одиночные воинские захоронения из окрестных деревень были перенесены в братскую могилу рядом с деревней Крюково. 30 сентября 2006 года, в день рождения Веры Волошиной, на ее могиле был открыт 16-тонный монумент. Он был изготовлен и доставлен в Крюково на средства, собранные кемеровчанами. Почетным гостем на открытии памятника стала дочь Маршала Жукова Маргарита Георгиевна.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Ивы, на которую повесили тело Веры Волошиной, уже нет. После того, как в дерево попала молния, оно стало постепенно погибать.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Сейчас на месте той ивы посадили новые деревья. А рядом установили обелиск.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной
«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

«В советское время Вере Волошиной так и не дали звание Героя Советского Союза. Говорят, когда перед Сталиным стоял выбор – кому дать звание Героя – Вере Волошиной или Зое Космодемьянской, он выбрал Зою. Есть версия, что решение в пользу Зои было принято потому, что разведчица в последние секунды своей жизни крикнула: «За Родину! За Сталина!» в то время, как последними словами Веры были «За Родину!». Сколько Георгий Николаевич Фролов не бился за то, чтобы в советское время Вере присвоили звание Героя Советского Союза, все тщетно. И только в 1994 году, уже при Борисе Ельцине, Вере было присвоено звание Героя России. В 1965 году, к 20-летию Победы, мать Веры Клавдия Лукьяновна получила за дочь орден Отечественной войны I степени», – рассказывает Лариса Шашкина-Измайлова.

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Возлюбленный Веры Волошиной Юра Двужильный тоже не дожил до конца войны. Он погиб в 1944 в Белоруссии. Сегодня в Кемерово есть две улицы – Юрия Двужильного и Веры Волошиной – пересекающиеся в центре. Именем Веры Волошиной также названа малая планета, открытая крымским советским астрономом Тамарой Смирновой.

Писатель Георгий Фролов, благодаря которому стали известны подробности подвига и смерти Веры Волошиной, организовал следопытский отряд. Каждый год молодые ребята в сопровождении взрослых приезжают в Наро-Фоминск, чтобы пройтись по местам, связанным с жизнью и подвигом Веры Волошиной.

А пока жива память о героях и их подвигах, живы и они.

Вечная память героям!

«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной
«Лежит она в одном исподнем белье, да и то оно порвано, и вся в крови». Подвиг и страшная смерть разведчицы Веры Волошиной

Фото в тексте: Татьяна Казакова

comments powered by HyperComments