Глава центра «Вектор» Ринат Максютов: Вакцинация – единственный безопасный способ защитить себя и близких

15:33 13/07/2021

Достаточно ли будет одного звена иммунитета без ревакцинации в будущем? Как рождается вакцина и как проходят исследования новых штаммов и реакции вакцины на мутирующие вирусы? У кого иммунитет крепче: у вакцинированного или переболевшего человека? Когда спадет угроза пандемии? На вопросы «МИР 24» ответил глава центра «Вектор» Ринат Максютов.

- Естественно, что в научном мире про центр «Вектор» все знают, это ощущения внимания к себе сложно переносить? Потому что и журналисты, и люди в соцсетях хотят пообщаться, по телевизору о вас много говорят.

Ринат Максютов: Если честно, то хотелось бы, чтобы этого внимания было бы принципиально меньше. Такой центр, как именно «Вектор», он всегда занимался и занимается обеспечением безопасности Российской Федерации против особо опасных инфекций. Это как в случае с армией, да мы знаем, что она есть, что она боеспособна, что она может защитить при необходимости Российскую Федерацию. Мы всегда работаем с вирусами, в том числе особо опасными. У нас у Роспотребнадзора есть свои центры в Гвинейской республике, во Вьетнаме, откуда мы получаем особо опасные вирусы, проводим их изучение, создаем вакцины, терапевтические препараты, то есть обеспечиваем весь комплекс исследований по противодействию данным заболеваниям.

Очень хотелось бы, чтобы о них говорилось меньше – не было повода знать о такой организации, как центр «Вектор», чтобы мы не были на слуху, что будет означать, что пандемии особо опасных вирусов в данный момент не будет.

- Говорят, для того, чтобы создать работающую вакцину, требуется достаточно много времени. Называют и три и пять и десять лет. Сдвигаются ли сроки в условиях пандемии?

Ринат Максютов: Если говорить о создании вакцины с нуля, научным коллективом, который не имеет никакого опыта в этом направлении, то потребуются даже не годы, а десятилетия. Центр «Вектор» разрабатывает вакцины уже более сорока лет и в 2014 году мы перешли на мультиплатформенный подход в создании вакцин против особо опасных вирусных инфекций. У нас есть шесть платформ, в которых, как в конструкторах, можно заменять ключевые элементы и создавать прототипы вакцин против многих заболеваний. Данные платформы использовались при создании вакцин против особо опасных вирусов, мы получили успешные лабораторные прототипы. Если говорить о пептидной вакцине, то в 2014 году нами была разработана пептидная вакцина ЭпиВакЭбола против лихорадки Эбола, которая была в 2018 году зарегистрирована в РФ. Таким образом мы подошли к ситуации с текущей пандемией уже с полным вооружением – у нас были вакцинные платформы, в том числе пептидная, в которой мы очень быстро заменили ключевые элементы и разработали прототип вакцины.

- Пандемия устроила нам всем «каникулы», получается ли отдыхать в таком режиме? Был процесс создания вакцины, процесс доклинических и клинических испытаний, потом нужно было наладить производство. Есть ли сейчас время для отдыха?

Ринат Максютов: Применительно к вакцине – да, здесь более спокойная обстановка, но если говорить о COVID-19, то комплекс исследований, которые проводит центр «Вектор», он не прекращается. Новые штаммы, которые появляются и вызывают интерес, всесторонне изучаются, это, безусловно, требует если не круглосуточной, то ежедневной работы. Многие наши сотрудники работают до сих пор без выходных.

- Как вы считаете, после таких событий в научном мире многое поменялось? С точки зрения, например, вакцин? Это же, в какой-то степени, вызов.

Ринат Максютов: На примере COVID-19 фактически в мире были отработаны все возможные вакцинные платформы. Более 10 разных вакцинных платформ, суммарно более 280 разных вакцин было за это время создано в мире. Более ста из них находятся на стадии клинических испытаний на добровольцах. Это огромный пул данных. Многие лаборатории в мире реализовали свои возможности на совершенно разных вакцинных платформах на примере данного заболевания. Конечно, это позволило всему человечеству быть принципиально более готовым к новым пандемиям, которые ждут нас в будущем.

- С чем связано то, что вакцину нужно вводить двукратно, неужели недостаточно одного укола?

Ринат Максютов: Первый укол направлен на то чтобы «познакомить» организм и иммунитет человека с основными антигенами нового коронавируса, то есть уже формируется иммунный ответ. Однако, при этом именно вторая вакцинация усиливает иммунитет и обеспечивает формирование длительной иммунологической памяти.

- Будет ли работать вакцина дальше, когда кровь не покажет, что есть антитела к коронавирусу.

Ринат Максютов: Вакцина формирует как гуморальное, так и клеточное звено иммунитета и когда титры антител со временем снижаются, в том числе упадут ниже детектируемого уровня, то Т-клеточный иммуноответ, особенно Т-клетки памяти, которые будут обеспечивать иммунологическую память в дальнейшем, они сохранятся на долгие годы. Но говорить о том, будет ли достаточно данного звена иммунитета без ежегодной ревакцинации, покажет только время.

- Приоткройте тайну, как это происходит? Вот, появился индийский штамм, научный центр «Вектор» получает образец и проводит исследования? Каким образом вы понимаете, что вакцина работает и с этим штаммом тоже?

Ринат Максютов: Все штаммы, которые были известны и в России и в мире, они впервые появлялись именно в нашем центре. То есть исходный «уханьский» вариант в России появился еще 13 февраля прошлого года. «Британский» вариант коронавируса в России, в центре «Вектор» появился 30 декабря прошлого года. «Южноафриканский» – в марте, «индийский» – в начале апреля. Как только мы получаем штамм, мы исследуем его по широкому спектру исследований, оцениваем его устойчивость на поверхностях, чувствительность к дезинфектантам, изучаем патогенность (опасность) для различных животных. Так называемая 50%-ная инфицирующая доза – то есть как много вируса необходимо, чтобы инфицировать то или иное животное. Сирийских хомяков, хорьков, низших приматов. И в то же время проводятся исследования по нейтрализации сыворотками как переболевших, так и вакцинированных российскими вакцинами – способность нейтрализовать новые варианты вируса в сравнении с классическим, референсным, «уханьским» вариантом. И по снижению или сохранению данного нейтрализующего титра вируса определяется насколько способна вакцина или сыворотки переболевших эффективно нейтрализовать новые варианты вируса.

- Существует мнение, что якобы после вакцинации иммунитет «качественнее», чем у переболевших коронавирусной инфекцией, так ли это на самом деле?

Ринат Максютов: Это не такой однозначный вопрос. С одной стороны – разработчики вакцины при ее создании используют оптимальный набор антигенов, которые обеспечивают формирование защитного иммунитета против данного заболевания. То есть балластного иммунитета не формируется. Если же человек переболел COVID-19, то у него формируются антитела также и на те участки коронавируса, которые не участвуют в защите против COVID-19. Но если смотреть в совокупности, не только уровень формируемого иммунитета, но и вопрос безопасности, то, безусловно, вакцинация – единственный безопасный способ защитить себя и своих близких. Ни в коем случае нельзя рассматривать перенесенную коронавирусную инфекцию, как способ сформировать иммунитет против данного заболевания. Это очень рискованно.

- Вы болели, или прививались?

Ринат Максютов: Нет, я привился, еще осенью прошлого года.

-Проверяли антитела?

Ринат Максютов: Да, конечно. Все антитела есть, в норме, защита есть.

- Можно ли сейчас прогнозировать когда закончится пандемия и к чему нам готовиться в ближайшие несколько лет? Думаю, этот вопрос волнует сейчас всех.

Ринат Максютов: Пожалуй, правильнее будет сказать, что острота угрозы спадет. COVID-19 станет сезонным, хорошо контролируемым заболеванием, которое не будет вызывать ничего противоестественного, то есть мы будем вновь жить полноценной жизнью. Но для достижения этого, необходимо формирование коллективного иммунитета, полномасштабная вакцинация населения РФ. Здесь важен голос каждого, то есть решение каждого гражданина внести свой вклад в сокращение срока, когда пандемия завершится. Когда мы снова сможем все снова жить полноценной жизнью.

comments powered by HyperComments