Крутятся диски: мода на виниловые пластинки возвращается

12:05 21/05/2021

Ведущий Денис Терехов в рамках программы «В гостях у цифры» на телеканале «МИР 24» пообщался с коллекционером винила Сергеем Ипполитовым о моде россиян на пластинки.

Я могу объяснить, почему я вернулся к винилу. Для меня это ностальгия по временам, когда мама включала по субботам пластинку Боярского, и мы вместе с ней убирались в квартире. Но как объяснить, что моя 13-летняя дочь, у которой никогда не было винила, попросила подарить ей на Новый год виниловый проигрыватель, а сейчас требует дарить пластинки?

Ипполитов: Если мы не будем углубляться в такие психологические истории, как копирование поведения авторитетного отца, я думаю, что это не более чем тоска или, может быть, желание попробовать что-то осязаемое, это как разница между книжками в электронном виде и бумажными. К тому же пластинки, кроме того, что они являются предметом коллекционирования, но есть экземпляры, которые стоят совершенно безумных денег.

А сколько стоит самая дорогая пластинка?

Ипполитов: Считается, что самая дорогая пластинка – это пластинка, выпущенная в одном экземпляре с музыкой малоизвестной группой The Quarry Men, которая впоследствии стала группой The Beatles. Пластинка содержит всего два трека, она была записана в июне 1958 года. Из классического состава там принимали участие только Леннон и Маккартни. Это не массовый продукт, это штучный товар. Эстимейт –около 200 тысяч фунтов. Но она не продается. Ей владеет сэр Пол Маккартни, и неизвестно, что с ней будет в дальнейшем. Ценность пластинки для каждого определяется по-разному. У меня, например, в коллекции есть совершенно обычная, заурядная пластинка Юрия Антонова, изданная фирмой «Мелодия» в 1985 году. Этой пластинки нет сейчас ни в AppleMusic, ни в «Яндекс.Музыке», виной тому отношения автора Юрия Антонова к этой прекрасной записи, который до сих пор по каким-то непонятным причинам не разместил этот релиз на этих сервисах. Поэтому ты не можешь ее послушать с оригинальным звучанием с электронных носителей, а только включив пластинку на виниле.

Но цифровой звук же идеален, как мне кажется, математически идеален...

Ипполитов: Звук это явление, он все-таки первичен в аналоговом формате. Мне важно аналоговое звучание вот с этим песочком и так далее. Еще раз повторю, что винил – это настолько большой и широкой пласт, каждый находит в нем что-то свое. Я, например, свое уже давным-давно нашел. Меня интересует классические записи 70 – 80 годов, которые делались тогда еще совершенно по-честному. И я слушаю их через классический аналоговый проигрыватель, аналоговый усилитель и обычные колонки.

Ты знаешь, что будет с музыкальными носителями где-то в горизонте 10 – 15 лет?

Ипполитов: Я тоже думал над этим вопросом. Я все-таки думаю, что эра винила, она конечна. Несмотря на то, что дети отдельные испытывают, как твоя дочка, интерес к этому явлению, но это интерес, как к игрушкам. Сейчас пройдет еще смена поколений, и, скорее всего, пульт винила останется в узкой прослойке коллекционеров, потому что, как ни крути, «цифра» удобнее. Но, с другой стороны, винил – это нечто такое осязаемое, это каждый раз встреча с искусством в таком формате, который не терпит суеты. Ты не можешь поставить и быстро пощелкать. Ты слушаешь вдумчиво, размеренно, вечером, в подходящей обстановке, на хорошей аппаратуре.

comments powered by HyperComments