Добровольная цензура: как будут действовать новые правила для социальных сетей?

15:09 02/02/2021
ФОТО : МТРК «МИР»

Социальные сети будут самостоятельно удалять незаконный контент. Поправки в закон вступили в силу 1 февраля. Как будет действовать механизм и какое наказание грозит интернет-платформам за нарушения, телеканалу «МИР 24» рассказал председатель комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн.

- Как будет действовать механизм?

Александр Хинштейн: 1 февраля вступили в силу поправки в закон, которые устанавливают обязанность социальных сетей осуществлять мониторинг страниц, каналов у себя и удалять противоправный контент. В законе четко прописан перечень, что попадает под него: это все, что связано с порнографией, с педофилией, с пропагандой наркотиков, экстремизма, терроризма, оскорбления, унижения других людей, с рекламой и продажей алкоголя дистанционно, которая запрещена на территории России. Все требования понятны.

Это обязанность не блогеров, не пользователей страниц, аккаунтов или каналов, потому что все блогеры – не собственники, не владельцы того, что они ведут. Они лишь «квартиранты». Подлинными хозяевами являются владельцы социальных сетей, те, кто в состоянии вычитать любое содержании, при необходимости и при желании заблокировать любой аккаунт.

Эта норма носит добровольный характер. Кто-то из журналистов написал, что теперь социальные сети будут вести самомониторинг не за страх, а за совесть. Это, действительно, так, потому что санкций за неисполнение требований о мониторинге и удаление противоправного контента наш закон не предусматривает.

- Если у пользователя удалили нецензурный пост или его забанили, он сможет узнать причину у администратора соцсети?

Александр Хинштейн: Закон прямо прописывает, что владелец социальной сети обязан проинформировать пользователя о принятых мерах. Закон прописывает право на обжалование действий социальной сети. Если он не согласен с этим решением. Он обращается в Роскомнадзор, и он проводит проверку.

Важно понимать, что социальные сети должны это делать самостоятельно. У них могут возникать недопонимания, в этом случае закон прописывает такой механизм. Если социальная сеть не понимает, является ли контент противоправным, она отправляет запрос в Роскомнадзор, и он должен в течение двух суток дать ответ.

Мы постарались прописать закон, в котором у каждой стороны есть свои права. Есть право у соцсети, которая может потребовать разъяснений, есть права у пользователя, у которого невозможно конкретный пост удалить, и он об этом не узнает, его обязаны проинформировать, и у него есть право обжаловать. И есть право у Роскомнадзора, который, как орган, осуществляющий контроль и надзор за соблюдением законности в сфере массовых коммуникаций, в сети интернет в том числе, должен выносить сбалансированные законные решения. Но за неисполнение закона санкций не будет.

Я читаю в интернете, что за мат в соцсетях будут штрафовать, нет. За сам по себе мат в соцсетях штрафовать не будут, по крайней мере, пока. Но если кто-то оскорбляет другого, используя ненормативную лексику, то наказание он может понести, но в рамках другого закона, потому что мы изменили норму статьи «Оскорбление» Кодекса об административных правонарушениях, распространив ее и на интернет. Ранее эта ответственность касалась только СМИ и общественного пространства. Оскорблять можно было на остановке общественного транспорта, в газете районного звена, в интернете с миллионными просмотрами – это можно было делать безнаказанно. Теперь у каждого гражданина появляется право направить заявление, что он подвергся оскорблению, и такое заявление будет проверяться, но это не в рамках закона о мониторинге соцсетей.

- Соцсетью теперь будут считать ресурс, на который ежедневно заходят 500 тысяч человек, где можно создавать страницы. Направленность не важна?

Александр Хинштейн: Нет, и важное дополнение – 500 тысяч – на протяжении не менее полугода. Если какой-то ресурс, где предусмотрен взаимообмен сообщениями, резко стартанет, наберет большое количество пользователей и просмотров, а потом «сдуется», то он под социальные сети не подходит. Под соцсети не подпадают мессенджеры, хотя они вправе создавать чаты у себя внутри, но чаты – не социальные сети, потому что они адресованы не неограниченному количеству пользователей, а конкретным лицам, тем, кто включен в чат. Человек извне присоединиться к любому чату в мессенджере не может. А посмотреть страницу в социальной сети может любой гражданин, если пользователь не включил ограничения.

Под критерии соцсетей не попадают и сайты, где есть возможность обратной связи. Она есть даже на сайтах, которые представляют собой компьютерные игры, потому что пользователи между собой обмениваются информацией, где какие ключи и так далее. Конечно, это не социальные сети.

- Закон есть, наказания нет. Но чем грозит соцсетям неудаление незаконного контента?

Александр Хинштейн: На сегодняшний день соцсетям не грозит никакого наказания, если они на добровольных началах не удалят запрещенный контент, но сегодня Роскомнадзор наделен полномочиями выносить требования об удалении запрещенного контента по отношению к любому участнику интернет-пространства.

И здесь в части ответственности за неисполнение законных требований Роскомнадзора может наступить ответственность. Она зависит от того, кто совершил правонарушение: для физлиц – одни размеры штрафа, для юридических – другие, для должностных лиц – третьи. Важно, о каком контенте идет речь. Максимальные штрафы за наиболее опасный общественный контент – пропаганда наркотиков, педофилия, порнография, уже установлена ответственность за повторное неисполнение. Максимальный штраф для должностных лиц за повторное неудаление, при условии, что речь идет об общественно опасном контенте, составляет 15 млн рублей. Но это не касается мониторинга социальных сетей, который ведется на добровольных началах.

- Закон создает новые механизмы защиты цифрового пространства, и там надо будет нести ответственность за любое слово и видео?

Александр Хинштейн: Закон о мониторинге социальных сетей ничего нового в себе не несет. У каждой социальной сети есть свои правила, и все эти правила предусматривают мониторинг и удаление запрещенного контента. Мы положили на язык закона то, что сегодня на уровне неких понятийных договоренностей соцсети уже установили. Дальше мы посмотрим, как это будет работать.

Если мы увидим, что требования закона системно игнорируются, значит, мы вернемся к разговору об ответственности за это, потому что ответственность за неисполнение требований Роскомнадзора появилась совсем недавно, и появилась она ровно потому, что установленные обязательства исполнять требования Роскомнадзора игнорировались.

Статистика, которую мы приводили год назад при подготовке соответствующего законопроекта, поправок, очень впечатляющая. От пяти до двадцати тысяч у каждой из социальных сетей неудаленных страниц с таким контентом.

comments powered by HyperComments