Из «красной зоны» – на больничную койку: хирург рассказал о коварстве коронавируса

16:44 01/12/2020

Врач из Волгограда, который во время пандемии переквалифицировался в инфекциониста, планирует вернуться к работе в «красной зоне» после выздоровления. О том, когда он заболел, как протекало заболевание и чем опасен коронавирус, хирург Роман Мяконький рассказал телеканалу «МИР 24».

- Как вы стали работать в «красной зоне»?

Роман Мяконький: В марте нашу клинку – Волгоградскую областную клиническую больницу №3 – перепрофилировали сначала под провизорный госпиталь, а затем под полноценный ковидный госпиталь. Весь персонал включился в работу и стал его сотрудниками.

- Трудно было переквалифицироваться из хирурга в инфекциониста?

Роман Мяконький: Трудности были, они связаны с тем, что непонятно, чем придется заниматься. Затем, когда прошли обучение, стало понятно, как надо действовать. На данный момент работа отлажена.

- С какими сложностями вы столкнулись?

Роман Мяконький: Мы начинали в летний период, привыкать было тяжело к костюмам, респираторам, очкам, которые создают парниковый эффект. После нескольких часов в «красной зоне» выходишь мокрым. Тяжело было отказаться от операций, мы думали, что на время, на короткий срок. Сейчас мы смирились и выполняем возложенные на нас задачи.

- Как родные отнеслись к такой работе?

Роман Мяконький: Изначально был страх, что я заражусь. В итоге так и получилось. Особенно выбирать было нечего. В Волгограде большинство клиник перепрофилированы, и из-за этих обстоятельств менять место работы – такой вариант не рассматривался.

Было несколько стадий: сначала был страх, затем смирение, сейчас есть уверенность – ходим на работу, как обычно.

- Вы жили отдельно от семьи?

Роман Мяконький: В нашей клинике такое не практиковалось, как в других, что сотрудники находятся 14 дней с пациентами. В Рязани организовано разделение от семей – там целый спорткомплекс с гостиницей администрацией города отдан под эти нужды, под Рязанскую областную больницу, где есть возможность изолироваться от семьи. Мы после работы в госпитале возвращались домой.

- Самому было страшно?

Роман Мяконький: На первом этапе у всех был страх. Можно провести аналогию, когда в студенческие годы посещаешь занятия в противотуберкулезном диспансере, когда не хочется лишнее трогать, стараешься меньше контактировать. Но есть обязанности, которые заставляют уделять внимание пациенту, и это все быстро проходит.

- Как проявилась болезнь у вас?

Роман Мяконький: Я заболел в конце октября, начиналось с проявлений ОРВИ – температура, боль в мышцах, саднение в горле, затем ощущения стали похожи на тяжесть в грудной клетке, пропало обоняние. На тот момент были подозрения, в первые дни я сдал положительный мазок. Температура сохранялась, появился кашель, КТ показала 15% поражения легочной ткани. В таком случае лечение допускается амбулаторно.

Я оставался дома, вызвал врача, чуть более недели лечился в поликлинике. Схемы лечения известны, но появилось ухудшение – одышка, пришлось через неделю повторно сделать КТ – уже было 25%. Клинически я чувствовал, что мне хуже, несмотря на лечение. Встал вопрос о госпитализации.

- 50% поражения легких. Что вам помогло поправиться?

Роман Мяконький: Слаженные действия моих коллег (я лечился в госпитале, в котором работаю), которые работают, как единый организм. Кроме врачей со стажем в команде студенты и клинические ординаторы Волгоградского медуниверситета.

- Сейчас вы на больничном. Как быстрее восстановиться?

Роман Мяконький: Это коварная болезнь, которая ослабляет пациента. Несмотря на то, что я был две недели в госпитале, дома было достаточно тяжело вернуться к обычной жизни – прогулки давались с большим трудом, мышцы ног болели, как после тренажерного зла. Потребовалось время, чтобы нормально дышать. При прогулке возникала одышка, тахикардия, потливость значительная. Сейчас я более или менее восстановился. Чтобы вернуться к работе, нужно некоторое время.

- Вы планируете работать в «красной зоне»?

Роман Мяконький: Безусловно. Никто от работы не освобождал, помимо меня тоже есть сотрудники, которые заболели или переболели. Страха к возвращению нет, есть надежда, что иммунитет сформировался, и повторное заражение не наступит. Если честно, об этом не думалось, когда заболел. Была надежда, что все будет в легкой форме, что организм молодой, но бывают разные варианты.

- Какой главный вывод сделали, переболев?

Роман Мяконький: Это интересный опыт, хотя никому не хочу пожелать его приобрести. У меня появилась возможность с позиции пациента посмотреть на неприятные вещи, больше понимания к страданиям пациентов, когда сам перенес, есть чувственное понимание, когда человек жалуется, что ему не хватает воздуха.

comments powered by HyperComments