Море безо льда: какими будут последствия таяния вечной мерзлоты?

16:26 09/11/2020

Море Лаптевых впервые не покрылось льдом к ноябрю. Почему оно не замерзло и какие последствия это может иметь, телеканалу «МИР 24» рассказал заместитель директора Института физики атмосферы им. Обухова РАН Владимир Семенов.

- Действительно ли это впервые? Почему море не замерзло к ноябрю?

Владимир Семенов: Все когда-то случается впервые. Морские льды в Арктике стремительно сокращаются – процесс ускорился в последние два десятилетия. С каждым годом мы будем видеть новые рекорды.

Минимальное состояние всего арктического покрова – площадь морских льдов – было в сентябре 2012 года. Лето в Арктике для льдов сдвинуто – в сентябре, как у нас июль, – самое жаркое время. Этот минимум морских льдов до сих пор не превзойден. Особенность эволюции арктических льдов в этом году в том, что сентябрьский минимум мы хоть и не перешли, но в октябре были ниже, чем в 2012 году, то есть льда меньше.

По всей видимости, и приток теплой воды сыграл роль, и жаркий сезон – вода в море накопила много тепла и теперь медленнее охлаждается. В море Лаптевых в октябре в последние 20 лет был отмечен самый сильный тренд к уменьшению морских льдов.

- Плюс 38 в Верхоянске и нынешнее море Лаптевых – звенья одной цепи?

Владимир Семенов: Это элементы одной и той же картины, имя которой – глобальное потепление. Происходят случайные флуктуации – от года к году температура дергается вверх и вниз, но все это происходит на фоне тенденции к потеплению. За последние 30 лет больше чем на градус температура на территории России выросла – это очень много. На фоне этой тенденции мы будем наблюдать новые рекорды.

- На климат Севера как это повлияет?

Владимир Семенов: В районах, где зимой очень холодно, где менее 40 градусов температура – она была минус 48, а станет минус 43. Люди особо этого эффекта не заметят. Но в летние периоды становится больше волн жары. Это связано с атмосферной циркуляцией, которая при глобальном потеплении с большей вероятностью оказывается в стационарных режимах, то есть погода одного знака – положительная или отрицательная – остается на одном и том же месте около месяца. Часто бывают волны жары – антициклоны, под которыми плавится земля: на Севере тает вечная мерзлота, протаивает очень сильно – и в этом большая опасность.

- Чем чреваты такие изменения?

Владимир Семенов: С точки зрения ученого-физика это и не хорошо, и не плохо – это просто физические процессы, которые мы пытаемся понять. Для нас такие явления подчеркивают еще раз задачу, которую мы пытаемся решить, – происходят ли необратимые изменения. Если сейчас такой процесс начался, возможно, он будет ускоряться, и буквально через 20-30 лет мы не увидим морских льдов летом в Арктике вообще. Либо этот процесс обратим, и некая фаза похолодания ввиду цикличности процессов, наложенных на глобальное потепление, приведет к нарастанию морского льда через 10-15 лет, – этот вопрос мы пытаемся решить.

Есть результаты, которые показывают, что процесс может быть необратимым, поскольку меняется структура вод вместе с потеплением, и она способствует тому, что все больше тепла будет накапливаться и, скорее всего, этот режим будет постоянен.

Для биологических наук, наверное, это опасно, потому что существенно меняется ареал распространения животных, планктона в Арктике – температурные аномалии, лед на это влияет. Планктон – это нижний элемент пищевой цепочки. В связи с этим меняются условия существования других видов – они мигрируют, исчезают.

- Каким будет климат через 20-30 лет?

Владимир Семенов: На планете станет более жарким климат через 30 лет примерно. Глобальная температура может вырасти еще на градус, то есть в России станет теплее еще на два градуса. Сейчас в Москве зимой потеплело на три – три с половиной градуса, летом – примерно на полтора. Летом июнь стал, как июль 30 лет назад, а октябрь и ноябрь приближаются по среднемесячным температурам к октябрю 30-летней давности. Климат теплеет – с ним меняется и характер погоды: с теплом становятся более обильными осадки, моросящие осадки сменяются более частыми ливнями, хотя общее их число может оставаться неизменным.

Я часто пример привожу по Москве – мы движемся в сторону Воронежа, каким мы его знали 30 лет назад. В Москве станет, как сейчас в Ростове, – так будет меняться климат не только по температуре, но и по характеру погоды: жаркая погода – ливень – вот это будет происходить в Москве.

Для России в этом плане изменения не опасны, возможно, даже благоприятны. Климат станет, как в Варшаве, Гамбурге. В Сочи станет, как в Майами – тоже неплохо. Но есть и отрицательные последствия – я уже упомянул таяние вечной мерзлоты – на ней построена огромная часть инфраструктуры. Также это изменение характера погоды в сторону увеличения экстремальных событий и их интенсивности. Нужно извлекать выгоду из положительных и минимизировать отрицательные последствия.

comments powered by HyperComments