Педагог об онлайн-обучении: Не надо ныть, надо работать по 12 часов

21:23 05/11/2020

Московским школьникам продлили дистанционное обучение. Это коснется учеников 6-11 классов. Как сделать процесс учебы в онлайн-формате качественным, телеканалу «МИР 24» рассказала заслуженный учитель России Марина Полисар.

- Продление дистанционного обучения для вас – радость или огорчение?

Марина Полисар: Вряд ли этот факт можно назвать радостью или огорчением. Это ожидаемое событие, потому что мы все следим за новостями и понимаем, что в Москве увеличивается количество заболевших. Радость только в том, что Сергей Семенович – мэр хороший, умница, потому что он заботится о людях и прекрасно понимает: если огромное количество детей и учителей сейчас выйдут в школы, то будет очень много больных ковидом.

В начальной школе уже есть заболевшие учителя. Если выйдут учителя в средней школе с детьми такого возраста, которые более подвержены ковиду, то некому будет преподавать, тогда даже дистантное обучение не сможет быть реализовано.

Понятно, что образование вживую результативнее, потому что только тогда происходит воспитание, когда есть общение. Ничего другого человечество не выдумало – это тот человеческий ресурс, который необходим при обучении, при воспитании. Этому можно огорчаться, но мы в данный момент должны работать так, чтобы было хорошо детям.

- Кому в процессе перехода на дистанционку было сложнее – учителям, ученикам или родителям?

Марина Полисар: Я смогу почувствовать себя во всех трех шкурах, хотя ученицей вряд ли, но я всегда стараюсь поставить себя на место учеников. Я их очень люблю, работаю с ними 47-й год, для меня они – величайшая ценность, иначе бы я вряд ли продолжала столько лет работать.

У меня двое внуков – я могу поставить себя на место мамы, папы, бабушки, вижу, как моя дочь старается организовать процесс обучения своих детей. Я – учитель, и вижу, как трудно нам. Работать приходится очень много. Перед беседой с вами я разговаривала со своей молодой учительницей, и она расписала свой день. У нее младшие классы, но у нее есть и дистантные дети, потому что класс, где заболевают ученики, уходит на дистант. Пошел ее день: уроки, дополнительные занятия, дальше она выходит в Zoom с ребятами, чтобы делать с ними проекты, дальше она выходит, чтобы проводить дополнительные занятия, чтобы готовить их к олимпиаде. Заканчивается ее рабочий день телемостом. У нас на сегодня был запланирован телемост с мексиканскими школьниками, с которыми мы дружим и переписываемся. Мы к нему готовились полгода. Мост закончится в 19:30, а дальше надо будет проверять тетради.

Я работаю в старших классах – все то же самое: уроки, дополнительные, я готовлю детей к олимпиаде, занимаюсь с ними научно-исследовательской работой – мы пишем интересные исследования. Все это заканчивается поздно: раньше 12-ти я никогда не ложусь спать, иногда позже. Добросовестно работать – это работать так, по 12 часов.

- Какие плюсы и минусы у дистанционного обучения появились в процессе работы?

Марина Полисар: Были определенные сложности, узнавание детей немного с другой стороны. Ребенок благополучно учится, дисциплинированный, посещает уроки, начался дистант – без мотивации «глаза в глаза» ребенок, как цветочек, завял, ему этого не хватает. Он начинает пропускать, готовится не в полную силу, чувствуется, что уходит от него мотивация. Моей задачей было – не дать цветочку завянуть, потому что он может расцветать и давать замечательные плоды.

Говорить о плюсах и минусах я бы не стала. Я рассматриваю дистантное образование как вынужденную необходимость. Какие-то плюсы оно имеет. В дальнейшем, я не сомневаюсь, элементы дистанционного образования мы будем использовать. Но для меня это то, что необходимо в данный момент, и делать это нужно качественно. Эпидемия закончится, и мы вернемся к тому общению, к которому мы все привыкли.

- Если дистанционка затянется на весь год, как это скажется на результатах ОГЭ и ЕГЭ?

Марина Полисар: Уже такой опыт есть. В прошлом году я выпускала 11-е классы. Дистанционное обучение началось с апреля – всю четвертую четверть мы были в дистанте. Работали, пахали, справились со всеми сложностями. Мой экзамен был 22 июля: ни я, ни кто-либо из учителей своих детей не бросил. Хотя у нас был официальный отпуск, мы работали весь июнь, июль, последняя моя встреча с детьми была 21 июля. Мы до последней минуты практиковались, тренировались, работали, шутили. Я говорила им, что они это запомнят на всю жизнь, а потом будут рассказывать своим детям, как сдавали ЕГЭ. Пусть это горько, с одной стороны, но в их жизни был уже вызов, и они этот вызов достойно приняли. Сдали они замечательно. Те, кто хотели поступить, поступили в очень хорошие вузы, себя реализовали, сейчас мы с ними постоянно общаемся, они довольны.

Я бы к родителям сейчас обратилась: ничего страшного нет. Конечно, это хуже. Лучше, когда мы с детьми общаемся лично, потому что воспитание личности происходит только через общение – со сверстниками, со взрослыми, учителями, родителями – это понятно, но есть эти условия, они на нас обрушились, поэтому надо достойно выходить из ситуации.

Надо организовать место своему ребенку – это очень важно, планировать с ним каждый день. Конечно, это дополнительная нагрузка, я понимаю, как сложно родителям, но это нужно сделать. Ребята получат знания. Когда встретятся, они будут ценить общение. Не нужно скулить, ныть, ругать власти. Я считаю, что то, что происходит в Москве, – честь и хвала мэру и тем людям, которые принимают такие решения. В этой ситуации другого выхода нет. Если мы выйдем, обучение может прекратиться.

comments powered by HyperComments