Климатолог: «Если все метангидраты из океана поступят в атмосферу, будет большое усиление парникового эффекта»

07:00 29/10/2020

В водах Северного Ледовитого океана тает замороженный метан. Доказательства нашли ученые. Чем это грозит экологии, телеканалу «МИР 24» рассказал климатолог, руководитель климатической программы Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин.

- Откуда взялся замерзший метан в Северном Ледовитом океане?

Алексей Кокорин: Это снегообразные соединения метана – они есть на дне океанов, на суше. Это давно известно, что они там есть. Равно как и исследуется этот поток метана уже лет 10. Сейчас получены очередные результаты.

В чем отличие метановых соединений, что находятся в Северном Ледовитом океане, на мелководном шельфе Арктики и в других океанах? В Арктике и именно на шельфе, в очень холодных водах, они на небольшой глубине, а в Индийском океане они на глубине километра. И если они начнут разрушаться при глобальном потеплении, метан будет растворен в воде, он не выйдет в атмосферу.

Что касается шельфа Восточно-Сибирского моря, моря Лаптевых, то здесь пузырьки метана выходят в атмосферу, что доказали предыдущие экспедиции и эта. Значит, в атмосфере увеличивается концентрация парникового газа – метана, усиливается парниковый эффект. Сейчас он еще небольшой, но, как правильно говорится в результатах работы, в будущем он может стать гораздо больше.

- Насколько велики его запасы в водах Арктики?

Алексей Кокорин: Нельзя сказать точно. В отличие от обычных газовых месторождений, когда это некая линза, находящаяся под землей, метангидраты (смесь метана с водой) распределены по дну достаточно плоско. В целом их много. Если все они поступят в атмосферу, будет большое усиление парникового эффекта.

- На каких глубинах они находятся?

Алексей Кокорин: Большую опасность вызывают те, что на небольшой глубине – 50 метров, 100 метров. Именно они под воздействием глобального потепления, регионального отклика в той части Северного Ледовитого океана, о котором идет речь, могут привести к более теплой воде, она – к разрушению гидратов, далее – поток метана в атмосферу.

Он регистрируется лет 10, пока непонятно, усиливается или такой всегда. Поток значительный, очень хорошо, что он тщательно исследуется.

- Из метангидрата возможно извлекать газ для хозяйственных нужд?

Алексей Кокорин: Газопровод Мессояха – Норильск был построен 50 лет назад, и Норильск питается газом из метангидратов, только находящихся на суше, а не на море.

- Ученые говорят, что уровень метана на поверхности превышает норму в несколько раз, и он уходит в атмосферу. Такие темпы могут повлиять на скорость глобального потепления?

Алексей Кокорин: Такие темпы не могут повлиять, но в будущем этот поток метана может значительно усилиться. Тогда это будет серьезной добавкой. Имеется в виду конец 21 века или даже 22 век. К тому времени ожидается, что вся энергетика будет без выбросов парниковых газов, и леса, наверное, прекратят сводить, они будут не источником парниковых газов из-за их вырубки в тропиках, а поглотителями. Тогда получается, что на фоне других источников парниковых газов метангидраты, как и таяние вечной мерзлоты, могут стать основными источниками, им может принадлежать даже доминирующая роль, это возможно.

- При каких условиях выход метана в атмосферу может резко ускориться?

Алексей Кокорин: Ускориться – при повышении температуры воды. Вряд ли температура воды в Северном Ледовитом океане будет увеличиваться особенно быстро, но к концу века, вполне вероятно, она увеличится пусть чуть-чуть, достаточно для того, чтобы метангидраты начали разрушаться быстрее. Поскольку глубины там небольшие. Эти пузырьки не смогут полностью растворяться в толще воды, и значительная часть будет попадать в атмосферу, как сейчас это и есть. Тогда концентрация метана в атмосфере будет увеличиваться и за счет этого фактора.

- Почему эти процессы активизировались сейчас?

Алексей Кокорин: Нет доказательств, что этих процессов не было раньше, потому что таких исследований не проводилось. Поскольку температура Северного Ледовитого океана стала выше, в частности, в тех местах, о которых идет речь, льда гораздо меньше. Если сверху лед, то пузырек идет, упирается в лед, и дальше он вынужден быть растворенным в воде, он не попадает в атмосферу. Выше температура – меньше льда, все это создает условия, чтобы метан выходил в атмосферу. Скорее всего, этот поток усиливается в последние 10 лет.

- Есть ли способ притормозить процесс попадания метангидрата в атмосферу?

Алексей Кокорин: Способ притормозить – ограничить глобальное потепление на каком-то умеренном уровне. Есть несколько сценариев, как в зависимости от развития мировой энергетики, от перехода на источники энергии без выброса парниковых газов будут развиваться события. Есть худший вариант: когда 4,5 градуса – повышение средней глобальной температуры к концу 21 века. Счет всегда идет от 19 века – один градус мы уже прошли. Есть умеренный вариант – всего 2,5 градуса. Есть и более радикальные варианты, но они менее вероятны. Вариант умеренный говорит о том, что в разных сферах жизни и таяние мерзлоты, и лесные пожары, и проблемы для сельского хозяйства – все проблемы более или менее решаемы.

То же самое можно сказать и про метангидрат. Способ решения тот же самый – более быстрый переход мировой энергетики на «зеленые» рельсы.

comments powered by HyperComments