Ветеран из Казахстана после войны отстраивал страну

07:22 22/10/2020

22 октября 1944 года завершилась стратегическая наступательная операция по освобождению Латвии и других прибалтийских стран от немецких войск. В ней принял участие Хамза Сафин. Ему было всего 19 лет. В этом году он отметил 95-летие. После Победы получил звание заслуженного строителя Казахстана. С ветераном встретился корреспондент телеканала «МИР 24» Кирилл Харламов.

«Это я молодой, в 1944 году, после госпиталя. А это я сейчас», – показывает снимки ветеран.

Хамза Абдрахманович с гордостью показывает ролик, который к юбилею сделали его дети. В нем – все этапы долгой жизни. Самый тяжелый период – годы Великой Отечественной войны.

«Страх пропадает, появляется цель – добежать до немецких окопов. А что там тебя ждет? Во всяком случае, не пироги. Ждут там немцы, они видят, что ты вышел, и держат тебя на прицеле», – говорит ветеран Великой Отечественной.

Войну он встретил в Уральске 16-летним. Назначили машинистом заводской электростанции. Руководство не отпускало на фронт. Лишь через год Хамза попал в добровольцы. На Юго-Западном фронте впервые увидел врага в лицо.

«Передо мной из окопа встает немец со штык-ножом в руке. Он, видимо, консервы открывал без автомата, без ничего. Я попал к нему в объятия. Я машинально, ничего не помню, ударил его сапогом в пах. Это произошло автоматически. Он согнулся, а мой автомат отлетел на метра два. Я его взял и застрелил. От него пахло перегаром, шнапсом, мне впервые повезло, когда пьяные меня выручили. Этот запах его шнапса до сих пор я помню, хотя 77 лет прошло», – рассказал Сафин.

За годы войны Хамза Абдрахманович получил три ранения. После госпиталя вернулся в свой полк. Участвовал в форсировании Днепра, освобождал узников концлагерей в Латвии. Но больше всего ему запомнилась Прибалтийская операция.

«Нужно было тихо перебраться, а там же шлепаешь, ведь это болото! Не только шлепаешь: чуть-чуть шагнул в сторону, и болото тебя засасывает. Мы должны болото перейти за ночь, потому что где болото – его немцы не охраняют, они на стыке. Болото – это же вода, трясина. Идешь след в след за проводниками – не разговаривать, не курить, помогать молча. И тонуть молча. Вот цена победы! Но если нас немцы заметят, то мы все здесь останемся», – вспоминает Сафин.

Осенью 1944 года советские войска освобождали Латвию, Литву и Эстонию. Стратегический район – Прибалтика – снабжала Германию провиантом и нефтепродуктами. В боях участвовали более полутора миллионов человек с обеих сторон.

«Наши вышли к Балтийскому морю, справа дивизии остались в Курляндском котле, а слева была Восточная Пруссия, так вот нас добивать. Немцы хотели соединиться с этими, поэтому ожесточенность была, бои были страшные», – указал Сафин.

«Казахстанцы приняли участие во всех крупных сражениях. Это Ленинградская битва, битва за Москву, Сталинградская битва, Курская дуга. Захват, отстаивание плацдарма, поднятие в атаку. Это проявление героизма, подвига, поднимали людей в атаку и вели на беспрецедентные поступки. Заражали своим мужеством и вели в бой», – вспоминает историк, научный сотрудник Института истории и этнологии имени Ч.Ч. Валиханова Алмас Жунисбаев.

После войны Хамза Абдрахманович вернулся в Казахстан, стал строителем. Говорит, видел сотни сожженных городов и деревень. Нужно было начинать жизнь сначала.

«Я видел в России на подходе к границе, как женщины жили в землянках. Россия вся деревянная, война дерево сжигает. В городе Великие Луки большая часть была деревянная, дома сгорели, одни двухэтажные печи стоят. Это страшное зрелище – улица из одних печей», – признался Сафин.

Всю жизнь ветеран проработал в строительной индустрии Западно-Казахстанской области. В 95 он бодр, полон сил и идей, поэтому занимается общественной деятельностью.

В годы войны из Казахстана на фронт было призвано порядка 1 миллиона 300 тысяч человек. Только треть из них вернулись домой. Казахстан был трудовым тылом Советского Союза.

Кирилл Харламов
comments powered by HyperComments