Пропуск в ночь: помогут ли QR-коды в клубах сдержать пандемию в Москве?

20:01 16/10/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

В ночных заведениях Москвы вводят пропускную систему. С 19 октября попасть в них можно будет только после регистрации номера мобильного телефона. Как новые правила помогут бороться с коронавирусом, телеканалу «МИР 24» рассказал доктор биологических наук, профессор кафедры вирусологии биологического факультета МГУ им. Ломоносова Алексей Аграновский.

- Как эта мера может помочь бороться с коронавирусом?

Алексей Аграновский: Сильно это не поможет, хотя тут двойственная ситуация. Ночные заведения, хотя они и кажутся не важными с точки зрения распространения эпидемии, таковыми не являются, они существенны. Как показывает опыт европейских стран, растекание коронавируса происходит по время рейв-вечеринок, где молодежь не думает о правилах безопасности, где атмосфера беспечности. А в нынешней ситуации призывают нас всех быть более собранными и ответственными.

С другой стороны, я не уверен, что эти меры позволят распространить инфекцию в большой степени. Эти коды уже стали вызывать некое раздражение в обществе, это нехорошо. Люди все равно будут ходить, молодежь все равно будет встречаться, общаться, это особый образ жизни, без этого они с трудом могут существовать. Это нормально.

- Регистрация, как объясняют, нужна для того, чтобы оповестить тех, кто был в ночном клубе, о необходимости провериться, если выяснится, что у кого-то из посетителей нашли инфекцию.

Алексей Аграновский: Смысл понятен, но будет ли это работать должным образом, я не уверен. Будут избегать этого, молодой человек переносит инфекцию на ногах, как правило, бессимптомно, и относятся к этому молодые люди несерьезно. Это понятно и огорчительно. Надо подумать о других, потому что молодой человек может понести это в семью, к старикам. Эти меры будут досадными для многих, опять пойдут разговоры о слежении «Большого брата» за всеми – это безосновательно, конечно, но не очень полезно, создать некоторую нервозность и скептическое отношение к принимаемым мерам вообще.

- Эти же правила действуют и для сотрудников заведений. Наверняка подход будет построже и поответственней?

Алексей Аграновский: Это так. С этой точки зрения определенные плоды эти меры могут принести, потому что сотрудники клубов под ударом в первую очередь – через них проходит большой поток людей, они с ними общаются по долгу службы, они могут получить или передать вирус. Они своим примером (они обязательно носят маску) показывают, молодцы.

- Какое наказание должно быть? За нарушение указа мэра могут оштрафовать на сумму до 500 тысяч. Посетителю за отказ ничего не грозит, не будет наказания, если человек откажется пройти тест на коронавирус, если окажется, что с ним в зале был больной человек. Будут ли люди отказываться проходить тесты?

Алексей Аграновский: Я бы ждал такой реакции: штраф 500 тысяч чрезмерный – это все равно что разорить заведение, они и так сейчас не процветают, это слишком.

- Заведение просто не будет пускать отказавшегося сканировать код человека?

Алексей Аграновский: Очевидно, так. И такие конфликты уже начались. Недавно в Театре на Таганке час уговаривали одну даму. Это печально. Одни встают на ее сторону, что она за свободу, что не хочет выполнять навязанные правила, другие ее обзывают, даму, которая испортила всем вечер, выводят. Она себя нехорошо повела, я считаю. В такой ситуации проще выполнить необременительные меры предосторожности, чем начинать спорить. Не надо идти на принцип, это неумно.

- Что может больше повлиять на эпидситуацию в столице – выполнение указа об обязательной регистрации при входе в бар, на дискотеку и так далее или новое распоряжение Роспотребнадзора не пускать в общественный транспорт в Москве пассажиров без масок и перчаток?

Алексей Аграновский: Второе. В транспорте следует соблюдать эти правила, там большой поток людей, неизбежное общение, и вероятность попадания выкашливаемого аэрозоля от носителя вируса на других людей высока.

- Какие еще меры еще можно было бы принять, чтобы ограничить распространение вируса?

Алексей Аграновский: Даже не меры, которые сократят распространение, хотя иногда их принять проще, но нужно уделить серьезнейшее внимание людям из групп риска – пожилым, отягощенным хроникой, надо быть готовыми их лечить, помочь им – на это надо тратить деньги. Надо, чтобы были готовы врачи, лечебные учреждения. Это важнее, чем пытаться остановить людской поток среди людей, которые не относятся к группам риска.

- Что даст больший эффект – введение жестких ограничительных мер или соблюдение всеми масочно-перчаточного режима?

Алексей Аграновский: Осознанное соблюдение. Маски лучше работают на выходе, то есть от носителя вируса останавливают распространение аэрозоля, содержащего вирус. Менее эффективны они на входе – они в меньшей степени защищают здорового человека. Но эти меры работают, когда они соблюдаются всеми или почти всеми. А когда они соблюдаются спустя рукава, их эффективность сильно падает.

Помимо того, что это барьеры для распространения хоть какие-то, маски и перчатки имеют некое психологическое значение. Об этом мало говорят, но я так считаю. Чувствуя перчатки на руках и маску на лице, мы более осторожны. Мы сами себе напоминаем о той ситуации, в которой мы оказались: мы более осторожно общаемся, не приближаемся, не целуемся, мы более собраны. А для людей нервных, относящихся с предельной серьезностью к ситуации, это некое создание психологического комфорта.

comments powered by HyperComments