Генетик рассказал, как мутации защищают людей от коронавируса. ЭКСКЛЮЗИВ

21:52 06/10/2020

Кто из людей имеет врожденную защиту от коронавируса и как она работает, «МИР 24» спросил у директора Центра генетики и репродуктивной медицины Артура Исаева.

- В Роспотребнадзоре назвали счастливых обладателей врожденной защиты от коронавируса. Заразиться COVID-19 не могут люди с определенными мутациями в генах. Что это за мутации?

Артур Исаев: В этой области исследования только идут, на сегодняшний день достоверных и опубликованных данных о таких мутациях нет. Тем не менее исследования показывают, что люди, которые встречаются с вирусом, имеют меньше шансов заразиться, – это те, кто имеет те или иные мутации, связанные с рецептором ангиотензин превращающего фермента второго типа и фуллиновой протеазой. Пока это некие предрасположенности, эти гипотезы еще не проверены.

Вопрос можно разделить на две темы: это риски, связанные с тем, насколько человек может заразиться вирусом, и тяжесть самого заболевания. По этому направлению тоже идут исследования. Есть предварительные данные, согласно которым у людей с первой группой крови заболевание протекает тяжелее. Кроме того, есть целый ряд исследований, в которых изучаются особенности иммунной системы. Есть так называемые вещества – хемокины и гены, которые облепляют клетки, поглотившие вирус. Это позволяет клеткам иммунной системы более фокусно и четко определять зараженные клетки и уничтожать их. У людей, которых есть те или иные изменения с этими хемокинами, имеются особенности, связанные с усилением протекания вируса.

В первую очередь я бы рекомендовал ориентироваться на наличие антител. Это наиболее эффективный метод и способ защиты.

- Если допустить, что гипотеза о врожденной защите подтвердится, можно ли предположить, что она защитит не только от ковида, но и от других вирусных инфекций?

Артур Исаев: Такие варианты возможны. Есть заболевания, к которым часть людей с теми или иными мутациями устойчивы. Например, 1% населения Европы устойчив к вирусу СПИДа. Можно провести такую же аналогию и в случае с коронавирусом. В любом случае пока не обнаружено, что есть какой-то большой процент людей с такими мутациями. Те особенности, которые есть, – слабые намеки, которые могут быть связаны сразу с несколькими генами.

– На днях телеканал Fox News сообщил об открытии опасной мутации COVID-19. Исследователи выяснили, что шипы коронавируса могут трансформироваться в 10 различных форм, это делает их более цепкими и помогает проще проникать в организм. Против такой модификации вируса врожденная защита поможет?

Артур Исаев: Действительно есть сейчас одна из модификаций вируса с мутацией D614G. Эту мутацию связывают с повышенной активностью проникновения, и она в больших количествах кейсах сейчас детектируется. Но в целом, что я слышу от специалистов, которые анализируют изменения вируса, – вирус мутирует в очень медленном темпе, в два раза медленнее, чем грипп. Поэтому есть слабые надежды, что во время эпидмии, которая, скорее всего, будет еще до конца следующего года, скорость мутации не приведет к существенным изменениям. Мое предположение: мы вряд ли в течение этой эпидемии увидим новые вариации вируса, которые вызовут вторую, отдельную, независимую от первой эпидемию. Скорее всего, это будут волны и модификации имеющегося вируса и вакцины, которые сейчас выпускаются, будут помогать. Защищены будут и те, кто уже переболел. Однако есть эффекты (эффект антигенного импринтинга и эффект антителозависимого усиления), которые усиливают симптомы и тяжесть заболевания у части людей, которые переболели предшествующими типами коронавируса. Есть опасения, что нынешний коронавирус относительно надолго с нами, и в последующие годы его вариации будут появляться.

Многие компании сейчас работают над вакцинами. Я считаю, что очень важно создавать те вакцины, которые не создадут отдаленных тяжелых последствий. Нежелательные эффекты, в частности, антителозависимого усиления, отслеживались и в предшественниках – MERS и SARS. При лихорадке Денге пациент первый раз болеет относительно в легкой форме или бессимптомно, а во второй раз, встречаясь с вирусом уже следующего серотипа, у него может быть тяжелое протекание болезни. Этого боятся многие исследователи. Поэтому к вакцинам надо подходить внимательно и осторожно. Но если говорить о вакцинации в целом, тут однозначная рекомендация – любая из одобренных вакцин будет значительно лучше, чем встретиться с вирусом вживую. Риски тяжелого протекания заболевания даже после 50 лет очень высокие. Риски от вакцины таковы, что они не угрожают жизни.

comments powered by HyperComments