Губернатор Камчатского края рассказал о последствиях загрязнения океана. ЭКСКЛЮЗИВ

14:02 06/10/2020

Когда экосистема у берегов Камчатки сможет восстановиться после экологической катастрофы, «МИР 24» спросил у губернатора Камчатского края Владимира Солодова.

- В причинах экологической катастрофы у берегов Камчатки сейчас разбираются Следственный комитет, Росприроднадзор и Минприроды. Насколько серьезны последствия и какие решения после случившегося уже приняты властями?

Владимир Солодов: Во-первых, я предложил бы избежать термина «катастрофа». Мы имеем факт загрязнения. Действительно ситуация достаточно серьезная, но пока не даны точные оценки – лучше оперировать более точными терминами.

Какие факты у нас есть? У нас есть факт причинения вреда здоровью за счет нахождения в воде. У нас есть серферы, которые обращаются с жалобами на повреждение глаз, подтвержден ожог роговицы первой степени у восьми человек – это сегодня в Камчатской краевой больнице подтверждено, а значит, мы должны разбираться досконально в причинах и в масштабах явления, в его устранении и недопущении повторения. В связи с этим я очень благодарен тем неравнодушным людям со всей страны, которые поддерживают нас в нашем желании сохранить уникальную природу Камчатки, разобраться во всех мелочах и дойти до сути происходящего явления. При это тоже скажу честно: сейчас не на все вопросы есть ответы у ученых и профильных структур, которые уполномочены давать оценку таким явлениям.

Мы сейчас исходим из того, что существуют три базовые версии, над которыми все сейчас работают. Первая версия связана с техногенным заражением воды – каким-то веществом, которое мы пока установить не можем. Дело в том, что обычные исследования, которые приводит Роспотребнадзор, не показывают превышения предельно допустимой концентрации. Мы не видим вблизи Петропавловска-Камчатского и конкретно Халактырского пляжа пятен маслянистой концентрации, измененного цвета и так далее. Цвет воды абсолютно нормальный, и в последние дни нет массового выброса на берег мертвых животных. Действительно у нас есть накопленный выброс, и сейчас по берегам мы находим периодически большой масштаб животных, которые выброшены мертвыми на берег. Речь идет, конечно, о мелких животных – крупные были совсем единичные случаи, три – максимум четыре случая были зарегистрированы во всей акватории. Речь идет про морских ежей, про морских звезд, в некоторых случаях – про нескольких осьминогов. Но при этом все равно мы видим, что явление происходит, и должны дать ему определенную оценку.

Также могу сказать, что некоторое время назад, в конце прошлой недели, было зафиксировано превышение предельно допустимой концентрации нефтепродуктов. Оно доходило максимум до семи – восьми раз. При этом в последние дни ситуация существенно улучшается – и с точки зрения визуальной оценки, и с точки зрения анализов. Мы видим, что сейчас предельно допустимая концентрация не превышает 1,2 – 2 раза от предельно допустимой концентрации, установленной рекомендациями Роспотребнадзора.

Мы сейчас максимально широко анализируем все происходящее. Проводится анализ воды, грунта, песка, донных отложений, моллюсков со дна моря. Все эти анализы взяты и направлены сейчас в Москву и Владивосток, где токсикологическая лаборатория Роспотребнадзора и Институт исследований Российской академии наук изучают на спектральном анализе состояние, чтобы выявить токсины и дать ответ, есть ли все-таки техногенное загрязнение.

Вторая версия связана с природным происхождением – то есть некоторым природным явлением, который нам нужно оценить. Некоторые ученые выдвигают версию, что это может быть связано с концентрацией микроводорослей, которые могут выделять токсины, и из-за каких-то явлений – температурного режима или других факторов в Мировом океане – попали на поверхность и причинили вред как гидробионтам, так и морским животным и серферам.

Согласно третьей версии, произошедшее связывают с сейсмической и вулканической активностью. Дело в том, что Камчатка – самый сейсмоактивный регион не только в России, но и в мире. Поэтому в условиях, когда большая активность происходит, она может вызывать определенные изменения в составе воды в Мировом океане, с которым мы раньше не сталкивались.

Что мы делаем сейчас? Первая и самая главная проблема связана с тем, что у нас на сегодня – я вынужден это констатировать – в России нет единой системы мониторинга экологического состояния нашей земли и особенно акватории. Мы получаем информацию от разовых заявлений, разовых обращений – блогеров, серферов, заинтересованных жителей, просто тех, кто находится на природе. Это очень важно и ценно: я благодарю всех неравнодушных людей, но, конечно, мы не можем принимать адекватные государственные решения, базируясь только на этой информации. Поэтому я сейчас вышел с инициативой на федеральный уровень по созданию единой системы, которая может в себя включить данные всех профильных федеральных структур – снимки с космоса, мониторинг беспилотников, данные Гидромета. Это должна быть одна платформа, к которой граждане будут иметь прямой доступ. И очень важно, чтобы жители могли свои замечания, видео, фото загружать на этот портал. Мы тем самым создали бы живую платформу вовлечения жителей в мониторинг экологии и изучение нашей природы.

Сейчас, не дожидаясь развертывания федеральной системы, мы ее уже запускаем в пилотном режиме на Камчатке. Для этого задействован наш портал «Камчатка в порядке», который был создан для работы с обращениями граждан. Там уже функционирует вкладка, благодаря которой любой человек может оставить свое обращение относительно тревожных экологических сигналов. Кроме того, сейчас интенсивно работаем с компанией «2ГИС» с ее разработками, чтобы добавить возможность нанесения на имеющемся картографическом материале отдельного слоя, связанного с мониторингом экологии.

Второе, что сейчас важно, – это работа с учеными. Помимо исследований, о которых я уже говорил, к нам прилетают ученые из Владивостока, из Дальневосточного федерального университета – специалисты по морскому дну, морской воде, Мировому океану. Они будут работать вместе с нашими исследователями по выяснению причин происходящего. Мы регулярно забираем весь набор проб, для того чтобы можно было мониторить в динамике те явления, которые происходят. И уже в эти, ближайшие сутки ждем поступления от Роскосмоса снимков, которые будут характеризовать обстановку в этой зоне – как за сентябрь 2020 года, так и за сентябрь 2019 года, чтобы мы могли сравнить в динамике, как меняется ситуация.

И третье, что важно, – мы вовлекаем волонтеров в исследование побережья, в фиксацию геометок и в определение объема нанесенного ущерба водной среде, водным гидробионтам. Также завтра мы проведем исследование двух полигонов, которые находятся в Петропавловске. В Козельском полигоне находятся ядовитые, токсичные вещества уже практически на протяжении 50 лет – они в 70-е годы были захоронены. Мы мониторим ситуацию, но сейчас надо проверить, чтобы там не было опасных явлений или разрушения конструкций, которые обеспечивают соблюдение норм безопасности.

- Как и кем будет контролироваться развитие ситуации? Будут ли закрыты пляжи?

Владимир Солодов: Пляжи сейчас в силу погодных условий у нас и так не используются на Камчатке – уже осень, вода не сильно теплая. Сейчас никто, кроме серферов в гидрокостюмах, на пляжах не купается. Люди прогуливаются по пляжам. Мы предупредили, чтобы они минимизировали прогулки в районе Халактырского пляжа. Хотя, с другой стороны, я могу сказать, что обстановка на пляже абсолютно располагает к отдыху – сейчас она вполне благоприятная визуально. Там нет мертвых животных, чистый берег, чистый океан. Мы просто предостерегаем людей от контакта с водой, потому что уже есть факты нанесения вреда здоровью. До выяснения причин мы рекомендуем избегать соприкасания с океанской водой.

- Какие последствия может иметь ЧП у берегов Камчатки для всей экосистемы Тихого океана?

Владимир Солодов: Сейчас преждевременно давать такие оценки. Мы даже не понимаем то явление, с которым столкнулись. Я хочу верить в то, что это явление будет иметь большие последствия для нашего экологического сознания. Вот это, мне кажется, главное – чтобы мы задумались о том вреде и том ущербе, которые мы наносим океану. И главное, что мы не имеем достаточно развернутой системы мониторинга происходящего. Думаю, что это будет главный для нас урок – достаточно болезненный, к сожалению.

Что касается ущерба, то давайте компетентным специалистам предоставим это право. Сейчас ученые по всем профилям, в том числе ихтиологи, специалисты по запасам Мирового океана такие исследования проводят.

- Какие неотложные меры необходимо принять прямо сейчас для улучшения ситуации?

Владимир Солодов: Прямо сейчас надо установить причину происходящего. После этого можно будет говорить о каких-то дополнительных действиях. Сейчас мы принимаем все меры, корректно, достоверно, объективно описать картину, докопаться до сути. После этого будем говорить, какие меры предпринять. Факторов, которые сейчас представляют угрозу для жизни людей, проживающих в Петропавловске-Камчатском, нет. Нет превышения предельной концентрации опасных веществ. Воздух мониторится: мы сегодня специально поставили мобильные химические лаборатории – они тоже не показывают превышения ППК. Поэтому непосредственной угрозы жизни человека нет. Основная тревога связана с тем, что нужно оценить происходящее, чтобы действительно принять меры по недопущению и по тому эффекту, который на Мировой океан это оказало. Это может иметь огромные косвенные эффекты – потому что вся экосистема Земли завязана на Мировом океане. Но – повторюсь – это прерогатива ученых, которые скрупулезно и тщательно должны анализы провести.

comments powered by HyperComments