Александр Зимин: Бокс – это мышление через удары. ЭКСКЛЮЗИВ

11:54 18/09/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

Корреспондент «МИР 24» Нахид Бабаев в программе «Евразия. Дословно» победесдовал с заслуженным тренером России по боксу Александром Зиминым, который воспитал не одно поколение чемпионов-боксеров.

Сейчас, пожалуй, бокс переживает не лучшие времена, по популярности уступая тем же смешанным единоборствам: любой поединок Хабиба Нурмагомедова смотрят намного больше, чем любой бой боксеров. Почему, как Вам кажется?

Зимин: Зритель приходит на такой бокс, который сопровождается акцентированным ударом, интересной игрой. То есть бокс – это обмен ударами, это мышление через удары, и поэтому удары делают рисунок боя. Если рисунок ударов слабый, то это уже не бокс. Но дело в том, что техническая подготовка боксеров-любителей упростилась где-то, изменилась. Из программы обучения почему-то исчезли акцентированные удары, эффективные защиты. Мы уже редко видим, когда проходит чемпионат мира, там два – три нокдауна, а нокаутов вообще нет, то, что всегда было.

То есть вопрос в зрелищности?

Зимин: Да, в зрелищности. Нет ярких рисунков боя, острых рисунков, и определяют, что это бокс, а не какой-то вид единоборств без ударов и техники.

А какой бокс настоящий – профессиональный, где ты проводишь один поединок в год, зато большой, или любительский, где бои чаще? Какой из них настоящий, на Ваш взгляд?

Зимин: Я бы сказал, что нет ненастоящего. И этот настоящий, и тот не менее настоящий. И в любительском боксе, чтобы стать чемпионом, надо готовиться, надо готовитьтся отвественно и много, качественно готовиться. Чтобы, допустим, выиграть чемпионат России, поехать на Олимпиаду и ее выиграть. То есть любительский бокс не менее сложный вид спорта, чем профессиональный. Там тоже тяжело. Например, когда ты попадаешь в десятку сильнейших, ты думаешь о том, как дальше жить. Приходят все высокие, крепкие, с ударом, каждый жестче другого.

Как Вам кажется, любой ли любитель может со времене стать профессионалом?

Зимин: Я думаю, что не каждый. В профессиональный спорт идут те боксеры, которые любят бокс, построянно строят комбинации, ставят перед собой серьезные задачи –выити в профессиональный бокс и выиграть там. Вот когда с такой задачей выходят, то работают утром и вечером и в результате достигают результата, потому что не работать в этом виде спорта нельзя. Постоянная, ежедневная работа, которая приводит к тому, что ты оттачиваешь силу удара, точность удара, которая тебя в бою не должна подвести. Ну и, конечно, дыхание. Ты должен дышать все 12 раундов. Это длинный бой, это очень длинный бой, некоторые просто сгорают. Знаете, как у нас говорят: когда выходишь на бой, голова должна быть холодной, а сердце горячим. А обычно бывает все наооборот: сердце холодное, а голова – кипяток. В результате боксер теряется, паникует и проигрывает.

Вы уже третий раз сказали, что нужно думать головой. В моем представлении, пожалуй, как и в понимании многих людей, бокс – это, прежде всего, работа руками, а вы говорите о тактике.

Зимин: Да, я говорю о тактике, где можно показать свою технику и с каким боксером. Надо тщательно изучать перед боем своего соперника – что он делает хорошо, что он делает плохо – и находить ключ со своим тренером для того, чтобы победить. Потому что у профи отрицательные результаты не рассматриваются вообще. Отрицательный результат у тебя? Отойди тогда мест на тридцать вниз, займи положение свое и все. Значит, все надо начинать заново, проходить все барьеры, попадать в десятку, в десятке выигрывать у сильнейших боксеров мира, а это непросто.

В 90-е годы вы уехали в Японии и тренировали там. Почему в Японию?

Зимин: Я работал главным тренером сборной СССР, 10 лет отработал, и к нам приехали в 90-е японцы, американцы. Они приехали к нам на сбор, он в Сухуми проходил. Они хотели отобрать у нас боксеров для профи. Ну, мы говорим: спасибо, что вы заинтересовались. Они говорят: сделайте спарринги, мы посмотрим и отберем. Японцы и американцы отбирали команду и платили за это большие деньги.

В СССР же профессионального бокса не было?

Зимин: Не было. Первый раз мы поехали, первый!

И как?

Зимин: Приехали. Сначала нас поставили в матчевые встречи, мы как-то не очень выглядели, где-то недели три. А потом... Журналисты писали, что русские боксеры техничные, но безударные, им не светит профессиональный бокс. А я тогда говорил: подождите два месяца, мы еще только две недели здесь. Через два – три месяца приезжает команда американцев, команда с юга Азии, корейцы, тайландцы. И матч устроили, 10 тысяч зрители пришли на нас посмотреть. У России были первые профессиональные бои, и в результате 70% было нокдаунов и нокаутов.

Какие сейчас перспективы у российских боксеров-любителей?

Зимин: У российских любителей стоит большая задача – в следующем году будет Олимпиада, она сотоится в любом случае, уже японцы передали. Какой бы там ни был коронавирус серьезный, Олимпийские игры состоятся. Олимпиада – это наивысшая ступень развития бокса. Те, кто выигрывает Игры, приравниваются к профессиональному боксу. Выигрывыший Олимпиаду может автоматически перейти в любой профессиональный известный клуб, не рядовой, а самый известный, вот и все.

А перспективы профессионального бокса какие?

Зимин: Сейчас у нас, к сожалению, есть в этом проблема. Потому что в любительском боксе, когда последняя Россия состоится (чемпионат России – прим.ред.) и когда будет команда отбираться на 100%, те, кто попадет в состав команды, они уже будут какими-то потенциальными претендентами на профессиональный бокс.

Некоторые профессиональные боксеры после завершения карьеры идут в политику. Здесь можно вспомнить и мэра Киева Виталия Кличко, и депутата Госдумы Николая Валуева. Как Вы к этому относитесь?

Зимин: Я думаю, что, может быть, это и правильно. Человек, который достиг в боксе наивысших результатов, может и в жизни достигнуть многого. Бокс и спорт вообще помогают человеку развиваться, не стоять на месте. И это люди, как правило, неравнодушные.

А вот то, что они получают много ударов по голове?

Зимин: Меньше получать надо, и все. Мы же в прошлом боксировали так, чтобы не получить удар от соперника и самому нанести ему сильный удар. Так и было, мы же все защитники, у нас не было сечений сильных. Мы хорошо боксировали, технично.