Ученый рассказал о принципах формирования коллективного иммунитета к COVID-19

16:56 19/08/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

Более 20% жителей ряда регионов России имеют антитела к коронавирусу. По данным Роспотребнадзора, они есть у жителей Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Астраханской и Тюменской областей, республики Татарстан. Как вырабатывается коллективный иммунитет, телеканалу «МИР 24» рассказал заместитель директора по научной работе Медицинского научно-образовательного центра МГУ им. Ломоносова, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук Симон Мацкеплишвили.

- Значат ли эти данные, что в названных регионах переболели коронавирусом более 20% населения?

Симон Мацкеплишвили: Думаю, что не значит. Как мы оцениваем коллективный иммунитет? В основном, исследуя кровь на наличие антител – иммуноглобулинов классов M и G.Сегодня есть большие претензии к тестам, которые мы используем в нашей стране и во всем мире. Они иногда показывают положительные результаты, когда не было заболевания, или, наоборот, не показывают наличие антител у пациентов, которые переболели коронавирусной инфекцией. Второе – коллективный иммунитет не проявляется только образованием антител, он проявляется клеточным иммунитетом, т-лимфоцитами, которые тоже можно исследовать, но это сложная, дорогостоящая и менее доступная процедура во всем мире. Я бы осторожно относился к этим показателям. Факт в том, что он накапливается, и это очень важно.

- При каком уровне коллективного иммунитета пандемия начинает затухать?

Симон Мацкеплишвили: 20% – это люди, у которых выявляются антитела. Мы не знаем, сколько на самом деле людей переболело. Если говорить абстрактно, то процент людей, которые должны иметь антитела или быть невосприимчивыми к инфекции, чтобы ее распространение прекратилось, зависит от того, насколько заразна инфекция. Для кори это почти 95%, поскольку вирус очень заразен. Данный коронавирус менее заразен, чем корь, ветряная оспа, краснуха, поэтому считается, что в районе 55-60% населения с иммунитетом достаточно для того, чтобы распространение пандемии прекратилось.

- Сколько должно пройти времени без вакцинации, чтобы коллективный иммунитет набрал необходимые проценты?

Симон Мацкеплишвили: Однозначного ответа ни у кого нет. Например, Швеция, в которой не было выраженных ограничительных мероприятий – изоляции или карантина – это было сделано для того, чтобы люди смогли накопить коллективный иммунитет, тем не менее, в крупных городах даже меньше 15% людей имеют антитела, то есть эта тактика не сработала. Коллективный иммунитет может быть получен двумя способами – либо естественным заражением, либо появлением вакцины.

Сегодня эффективной вакцины не существует в мире, это надо признать. Зарегистрирован наш препарат, но он не является полноценной вакциной. Единственный способ увеличения процента людей, которые имеют антитела, – это естественное течение заболевания. Когда наступит планка в 60%, говорить сложно, но, мне кажется, будет вакцина, и пандемия закончится гораздо раньше, чем люди естественным путем накопят 60% для коронавируса. Иначе это может быть до середины следующего года.

- Роспотребнадзор провел более 65 тысяч тестов в 23 регионах. Еще в трех регионах исследования продолжаются. Конечная цифра лидирующих регионов может измениться?

Симон Мацкеплишвили: Думаю, да. Она может измениться в обе стороны. Параллельно тестированию идет развитие заболевания, хотя мы видим почти ежедневное снижение количества случаев и смертей. Тем не менее, пандемия не закончилась. Каждый новый тест более чувствителен, чем предыдущий – это надо учитывать. Мы можем выявлять людей, у которых предварительное тестирование показало отрицательный результат. Поэтому работа продолжается. Окончательные результаты будут нескоро.

- В каждом регионе Роспотребнадзор обследовал в среднем по 3 тысячи человек. Насколько это репрезентативная выборка?

Симон Мацкеплишвили: Нам желательно. Чтобы были проверены все люди, но это невозможно, поэтому делается выборка. Если мы говорим про Красноярский край, где живет несколько миллионов человек, – это одна ситуация. Если мы говорим про Москву, где живет примерно 15 млн человек, – это другая ситуация. В среднем 3 тысячи человек, наверное, достаточно для регионов с относительно небольшим населением, для Москвы, наверное, маловато, но в Москве, я думаю, гораздо больше выполнено тестов, и Роспотребнадзор учитывает большее количество протестированных в Москве.

- Известно, что коллективный иммунитет лучше всего вырабатывается у детей до 13 лет. Почему так?

Симон Мацкеплишвили: Это очень интересная медицинская проблема. Во-первых, у детей и у взрослых иммунитет вырабатывается по-разному. У некоторых пациентов, даже переболевших COVID-19, включая тяжелые формы заболевания, через какое-то время антитела в крови не выявляются. Связано ли это с тем, что они исчезают, или с тем, что мы используем другие тесты, или с тем, что иммунитет переходит из гуморального в клеточный, мы до конца не знаем.

У детей основной иммунитет – антительный. У них еще недостаточно развита иммунная система, по мере взросления она развивается, чтобы синтезировать полноценный клеточный иммунитет, поэтому дети от инфекции защищаются в основном антителами.

Часть из них поступает с молоком матери – до полугода дети практически не болеют инфекциями, если это не какие-то серьезные инфекции, поскольку мама передает через плаценту и с грудным молоком антитела. С другой стороны, дети гораздо быстрее синтезируют антитела, почему и вакцинация у детей более эффективна, чем у взрослых. У взрослых иммунитет концентрируется в т-лимфоцитах и хранится в виде иммунной памяти. Когда мы говорим о том, что у детей более активно образуется коллективный иммунитет, мне кажется, это связано с тем, что мы тестируем на антитела, мы не исследуем клеточный иммунитет. В целом, думаю, этот процесс примерно одинаково происходит у взрослых и детей, но антител у детей выявляется больше, при этом дети болеют не так активно, и практически нет смертельных исходов.

- Насколько важную роль в изучении природы коронавируса играет исследование коллективного иммунитета?

Симон Мацкеплишвили: Для природы коронавируса это особого значения не имеет, скорее, с эпидемиологической точки зрения, как распространяется пандемия, какие меры должны вводиться государственными органами, чтобы прекратить распространение и разработать способы лечения. Изучение коронавируса – это другая наука.

- Чем отличается коллективный иммунитет от видового?

Симон Мацкеплишвили: Это разные вещи. Видовой иммунитет – это иммунитет, присущий какому-то виду, например, человеку разумному. Мы не болеем заболеваниями, которыми болеют коровы или собаки, или птицы. Например, куриная холера не передается человеку. Точно так данный коронавирус жил в летучих мышах и не передавался людям, пока не произошла мутация, которая невосприимчивость человеческого вида убрала, сломала.

Многие инфекции есть у человека, но их нет у животных: корь, полиомиелит, ветряная оспа – это человеческие болезни, ими не болеют животные. А есть общие инфекции.

А коллективный иммунитет – когда в популяции накапливается определенное количество людей с иммунитетом, и это прерывает цепочку передачи возбудителя – вирус, бактерии, паразит.

comments powered by HyperComments