«Запасы устриц подрываются чрезмерным промыслом»: эколог объяснил причины исчезновения моллюсков на Сахалине

18:30 13/08/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

На Сахалине стремительно снижаются запасы устриц. Почему это происходит и как их можно спасти, телеканалу «МИР 24» рассказал руководитель региональной общественной организации «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын.

- Насколько снижение запасов связано с экологической обстановкой в регионе?

Дмитрий Лисицын: С экологической обстановкой это связано не очень сильно. Самая главная причина – неумеренное изъятие моллюска из среды обитания: это и разрешенный промышленный лов, и любительский, и браконьерский. Запасы подрываются именно чрезмерным промыслом.

- Главная угроза – браконьеры?

Дмитрий Лисицын: Это довольно распространенная ошибка – считать, что водным биоресурсам угрожают только браконьеры. Чаще всего им угрожает промышленный вылов, который ведется в чрезмерных количествах, в рыбохозяйственной науке это называется «перелов». У нас то же самое происходит с тихоокеанским лососем и рядом других видов биоресурсов. Браконьерский лов тоже играет свою роль, но промышленный лов вносит существенный вклад в подрыв запасов.

- Существуют ли органы, который контролируют вылов?

Дмитрий Лисицын: Это Сахалинский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии – филиал Российского института. Он ведет мониторинг. Благодаря этим исследованиям мы знаем, что серьезнейшим образом сократились запасы этого моллюска – устрицы гигантской.

Эти выводы являются основанием, чтобы принимать управленческие и административные решения. Их будет принимать Росрыболовство, поскольку именно в ведении этого ведомства находится регулирование и охрана морских биоресурсов. Однако охрана от незаконного вылова полностью относится к компетенции пограничной службы. Все живое, что водится в море, охраняет погранслужба. То, что водится во внутренних водных объектах, охраняет Росрыболовство.

Лагуна Буссе – это особо охраняемая природная территория регионального значения. Ее охраной занимается Министерство экологии Сахалинской области.

- Ученые говорят, что нужно приостановить добычу устриц на 2-3 года, и тогда появится новая многочисленная генерация. Насколько Вы согласны с такой точкой зрения? Что еще можно сделать?

Дмитрий Лисицын: Чтобы восстановить численность любого вида биоресурсов, необходимо устранить лимитирующие факторы. В данном случае это вылов. Совершенно правильно ученые говорят: если остановить вылов полностью, не запретить, а именно прекратить (это большая разница, у нас очень часто вылов запрещают, а он продолжается, причем в самых разных формах; находятся лазейки в виде контрольного лова, мониторингового), его нужно реально прекратить, то тогда есть все шансы, что запасы восстановятся довольно быстро. Этот вид способен быстро восстановиться. Вопрос только в том, насколько возможно это сделать. Если промышленный вылов запретить, любительский лов тоже, но как проконтролировать соблюдение запретов? В лагуне Буссе лов и так ограничен, но он активно ведется, в том числе браконьерский, несмотря на то, что это охраняемая территория.

- Может быть, на законодательном уровне установить ответственность? Например, для тех, кто ловит больше квоты. Отбирать лицензию?

Дмитрий Лисицын: Тут двухступенчатая система. Первое – ограничить или запретить любой вылов. Второе – обеспечить выполнение запретов и ограничений. Три ведомства, которые это могут сделать все вместе: Росрыболовство, Погранслужба и Министерство экологии Сахалинской области. Если будет желание и политическая воля, это все в руках трех органов.

- Дальневосточные устрицы отличаются от других гигантскими размерами. Почему они так популярны среди гурманов во всем мире?

Дмитрий Лисицын: Эта устрица дикая, не выращенная искусственно. Именно поэтому она способна вырастать до больших размеров. Там, где ее выращивают в аквакультуре, это жестко контролируется, и крупные устрицы не являются качественным продуктом. Устрица, которая выросла больше определенного размера, ее вкусовые качества ниже. Она должна быть примерно как среднего размера смартфон. Тогда она имеет наилучшие потребительские качества. Обычные потребители это знают. Я сам любительским ловом устриц иногда занимаюсь в законных местах, и знаю это на собственном опыте. Я всегда стараюсь большую устрицу не брать. Если ей удалось вырасти, дальше она растет почти безнаказанно. А в культуре есть четкие поколения, за ними есть четкий контроль.

- Какую роль моллюски играют в природе?

Дмитрий Лисицын: Устрица из бухты Лососей – не самая лучшая. Одна из основных функций устриц – они фильтруют воду, пропускают ее через себя, поглощают питательные вещества вместе с вредными. Устрица в бухте Лосося фильтрует большое количество вредных веществ, которое туда попадает. Бухта Лосося достаточно загрязненная, поскольку на ее берегах находятся крупные населенные пункты. В эту бухту впадает река, в которую сбрасываются сточные воды со всего Южно-Сахалинска. На берегах притоков реки находится крупная свалка, которой несколько десятков лет. Они выполняют очистительную роль, но есть их нежелательно. Это тоже большой вопрос, который не находится в особом фокусе внимания санитарных органов.

В природе все взаимосвязано, часто эти связи становятся понятны только тогда, когда их носители исчезают. Исчезновение конкретного вида повлияет очень сильно. В лагуне Буссе устрица очень большой процент общей биомассы занимает. Это уникальное место. Никто из сахалинцев не добывает устрицу в бухте Лососей, там ее добывают только на продажу и браконьеры. Я бы никогда не стал есть устрицу, добытую в бухте Лососей.

comments powered by HyperComments