Дмитрий Песков – о работе с президентом, удаче и поступках по-русски

19:35 19/07/2020

Юрий Костин, писатель, журналист, медиа-менеджер: В гостях у проекта «Личные Связи» – Дмитрий Сергеевич Песков, заместитель руководителя Администрации президента РФ, пресс-секретарь президента Российской Федерации. Он с Владимиром Владимировичем Путиным больше 20 лет.

- Спасибо вам, что вы с нами сегодня. Скажите, пожалуйста, что для вас – быть пресс-секретарем президента: ноша, призвание или уже необходимость? Или вы все-таки мечтаете о том, что настанет время, когда вы сможете больше времени посвящать самому себе?

Дмитрий Песков: Я тоже очень рад возможности поучаствовать в вашем проекте, спасибо вам за это приглашение. Я работаю пресс-секретарем Путина с 2008 года. С 2008-го по 2012-й я был пресс-секретарем председателя правительства Путина, и в 2012-м я был переназначен пресс-секретарем президента. В администрацию президента я пришел работать из МИДа в 2000 году. То есть это уже 20 лет.
Что такое творческая свобода, я не знаю вообще, потому что в администрацию я пришел из МИДа, вернулся из нашего посольства в Анкаре, в Турции. Посольская жизнь, которую я начал еще при Советском Союзе, наверное, характеризуется еще меньшим количеством свободы, чем работа в администрации президента. Поэтому во взрослом, сознательном состоянии я никогда не имел возможности жить в состоянии творческой свободы. Поэтому я убежден (для моей жизни), что свобода – это то, что есть у меня сейчас. Это не ноша, во-первых, это работа госслужащим, также можно сказать – бюрократом. Дело в том, что у нас почему-то со временем слово «бюрократ» превратилось буквально в ругательное. Это не так, это служащий, которого нанимает государство, государство меня нанимает, платит зарплату, и я работаю.

Мне подфартило в жизни, конечно, что я оказался пресс-секретарем Путина. Потому что стать пресс-секретарем самого блестящего, с моей точки зрения, государственного деятеля в мире, самого влиятельного государственного деятеля в мире и действующего – это, конечно, удача в жизни. Уникальная возможность каждый день учиться, учиться не по книгам, а в реальной жизни. Это уникальная возможность ощущать себя в гуще процессов, которые имеют жизненно важное значение не только для нашей страны, но и для всего мира. И одновременно нести, конечно, свою долю ответственности, которая тоже немаленькая.

- Возникает такое ощущение, что Дмитрий Песков – это человек, который обладает уникальными способностями комментировать любую тему, отвечать на вопросы журналистов и даже иногда их учить. Как находите время не только отвечать на все вопросы времени – у нас существует огромное количество проблем и внутриполитических, и внешнеполитических, экономических и разных – и при этом иметь такую высокую степень компетентности, что для этого нужно? Потому что мне кажется, что это просто невозможно. Это какая-то школа советская, институт, в котором вы учились, или это все-таки приобретенный за 20 с лишним лет вашей профессиональной деятельности навык?

Дмитрий Песков: Понимаете, общение с журналистами – в этом и заключается суть пресс-секретаря, работы пресс-секретаря. То есть зачем нужен пресс-секретарь, который не общается с журналистами? Вы правильно сказали, что повестка дня совсем динамичная становится, жизнь ускоряется постоянно. И обилие тем не всегда доступно для полного, исчерпывающего понимания журналистами. А именно журналисты доводят суть происходящего до людей. И если журналист сам не понимает, в чем дело, не понимает, чем продиктованы те или иные решения руководства страны, он не сможет квалифицированно рассказать об этом людям в своих материалах. Здесь как раз работа пресс-секретаря – быть своеобразным буфером. Разумеется, президент не в состоянии каждый день отвечать на вопросы, хотя он достаточно открыт для представителей СМИ. Но каждый день, помногу раз в день это должен делать его пресс-секретарь, что я и делаю.

Если вы обратите внимание, президент требует от всех государственных служащих полной открытости. Полной открытости к людям, готовности отвечать на вопросы, готовности реагировать на проблемы. То же самое требование распространяется на работу пресс-секретаря. Мы живем во время очень быстрой информации: информация быстро приходит, быстро развивается, быстро умирает. На ее место приходит новая информация, и так далее. Это не прекращающийся абсолютно процесс. Огромное количество девайсов, которые появились, огромное количество мультимедийных возможностей, которые появились у всех СМИ, фактически делают этот процесс круглосуточным и очень-очень быстрым. Поэтому главная задача – это быть в курсе происходящего, по возможности ощущать и чувствовать нюансы, потому что характер подачи той или иной информации может отличаться диаметрально противоположно в разных СМИ. Когда ты понимаешь, что какое-то СМИ злонамеренно пытается исказить ситуацию, какое-то СМИ получило деньги и публикует «заказуху», какое-то СМИ хочет дать информацию объективно, но до конца не разбирается. И тут ему нужно и можно быстро-быстро выстраивать работу, чтобы обеспечить правдивую подачу информации. И одновременно с этим как-то противодействовать лжи, или фейкам (иностранное слово).

- Что для вас журналистика и каков портрет идеального журналиста?

Дмитрий Песков: Я сам не журналист, у меня нет журналистского бэкграунда, у меня нет журналистского образования. Когда я начинал работу с журналистами в начале 2000-х годов, и журналист сейчас – это совсем разные профессии. Журналист должен в совершенстве владеть современными технологиями, быть «на ты» с современными способами доведения информации до конечного потребителя. Во-вторых, журналист должен обладать – это всегда, наверное, должно быть присуще журналисту – широчайшим кругозором. То есть экспертное и словесное косноязычие – для журналиста это все, журналистская инвалидность.

Журналист должен обладать феноменальной обучаемостью, то есть если ты сегодня вместе с президентом на металлургическом заводе, то завтра это будет сельское хозяйство. Ты же не можешь быть экспертом во всех областях, но ты должен уметь этим экспертом становиться в самые сжатые сроки. Мне кажется, что журналист должен обладать внутренним чувством ответственности за конечный результат своего труда. И эта ответственность усиливается в той степени, в какой увеличивается количество лжи вокруг, ложной информации. Журналист должен каким-то образом отличать ложную информацию от правдивой, если, конечно, журналист не преследует иные цели.

- Если вы априори знаете, что человек намеренно задает вам вопрос, чтобы спровоцировать какую-то ситуацию, вы что в этот момент испытываете? Можете ли вы, например, высказывать свою собственную точку зрения или быть достаточно эмоциональным, или вам приходится себя постоянно сдерживать?

Дмитрий Песков: В силу работы, в силу должности не могу высказывать личную точку зрения. Действительно, ведь я каждый день провожу конференс-коллы с журналистами. Фактически это такая мини-пресс-конференция. Мы рассказываем о повестке дня президента, какие мероприятия он будет проводить, на чем будет ставиться акцент. Тем самым мы помогаем журналистам потом уже описывать этот день. Наверное, в силу нашей системы подавляющее большинство процессов в нашей стране так или иначе имеют отношение в главе государства, соответственно, спрашивают про многое и иногда про очень резонансные темы. И, конечно, поскольку они резонансные, иногда очень хочется добавить нотки своих эмоций. Но это будет неправильно, потому что в данном случае это будет клеиться для Кремля, для администрации, для президента. А это будет неправильно, это не будет соответствовать его позиции, потому что президент во многих ситуациях должен оставаться «над». Он гарант законности, многие вопросы в его поле видения, но он не принимает там решения, он просто не может этого делать.

- Вы тоже всегда, кстати, журналистов отсылаете к суду, то есть, прежде чем кого-то обвинять или какие-то решения принимать, там, по хабаровской ситуации или по Сафронову, вы говорите: «Давайте наберемся терпения и подождем, когда будет решение соответствующих компетентных инстанций». А бывает такое, что президент, хотя бы даже не вмешиваясь в эту ситуацию, но высказывает свою точку зрения?

Дмитрий Песков: Я никогда с этим не сталкивался. Безусловно, органы следствия, силовые ведомства выполняют свою работу. Безусловно, они делают соответствующие доклады главе государства и главнокомандующему. Но они выполняют свои функции, которые, конечно, если на них извне кто-то постоянно будет оказывать влияние, будет невозможно выполнять наиболее эффективным образом.

- Многие наши граждане, как я слышал в обычных бытовых разговорах, считают, что к России относятся достаточно тенденциозно в мире, что на международной арене образ наш не столь объективен, как нам бы хотелось. Интересно, это способ достижения каких-то внутриполитических задач там или это вообще норма для международной политики, когда ты рисуешь своего конкурента таким образом, что объективность просто не нужна, или это какая-то недоработка наша?

Дмитрий Песков: Рассказывать свою историю в мире и миру сейчас вынуждена любая страна, особенно такая большая, как мы. Чем сильнее становится страна, чем самостоятельнее она становится, чем сувереннее она становится, тем больше она вызывает недовольства у тех стран, которые хотят доминировать на международной арене. Это напрямую проецируется на Российскую Федерацию, на нашу с вами страну. Чем мы крепче, тем больше мы не нравимся странам, которые, скажем так, претендуют на мировое лидерство. Это всегда было, это есть и это будет. И в этих условиях нужно продолжать жить.

Тенденциозная подача любой информации о нашей стране действительно имеет место во многих западных СМИ, в том числе в ведущих СМИ мира. Ведь мировую повестку дня всегда формировали англо-саксонские СМИ. То есть, грубо говоря, американцы и англичане. Они всегда, их СМИ, их газеты, их телеканалы, их мировые агентства формировали мировую повестку дня. Так же, как в международных делах при биполярном мире во времена США и Советского Союза и при монополярном мире, когда во главе всего стояли США, единственная глыба. Сейчас это все размывается, сейчас мир становится многополярным. Траектории развития везде разные, и во многих регионах они быстрее идут, эти траектории, чем в Старом Свете. Это ведет к тому, что меняется информационная картина. Уже не только англо-саксы в информационном плане являются законодателями, уже китайские СМИ имеют право голоса и возвышают свой голос все больше и больше. Российские СМИ. И так далее и тому подобное. То есть, здесь тоже наступает период многополярности, что является залогом того, что люди в мире начинают получать больше разнообразной и, следовательно, правдивой информации.

- Дмитрий Сергеевич, вопрос внутренней кухни внешнеполитических отношений. Меня он лично всегда интересовал: что происходит за кадром, когда уходит камера, уходят журналисты, и сидит там Владимир Владимирович и Эрдоган или Трамп. Бывают ли жесткие разговоры или все же дипломатия и международные отношения такого уровня требуют от лидеров придерживаться каких-то заранее оговоренных правил? Просто на обывательском уровне всегда кажется, что то, что происходит за кадром, как раз самое главное.

Дмитрий Песков: Чаще всего заранее согласовывается с повесткой дня. Но вы совершенно правильно сказали – практикуются и разговоры с глазу на глаз. И здесь характер и тон разговора во многом зависит от отношений президента с его визави. С кем-то он видится в первый раз, с кем-то он имеет многолетний опыт диалога. И от этого зависит то, как будет развиваться разговор. Президент Путин – он очень конкретный человек. И при всем филигранном владении приемами дипломатии, самой изощренной дипломатии, он ведет переговоры предельно конкретно. Если речь идет не о визите вежливости и не о контактах ради вежливости, которые тоже случаются, президент конкретно ставит вопросы, и он имеет в виду то, что он говорит. И если он что-то обещает, то он это делает незамедлительно. Конечно, когда происходят ситуации, когда со стороны Путина демонстрируется готовность быстро действовать, а со стороны собеседника это принимает размытые формы, я не думаю, что Путин доволен. Потому что его понятие эффективности совсем другое – это договориться и быстро сделать.

Вы упомянули Эрдогана, президента Турции, в этом плане они очень похожи друг на друга, и поэтому им удается находить развязки в очень-очень сложных ситуациях. Как это было по сирийским делам. Они собираются, и тот, и другой отвечает за свои слова, и тот, и другой контролирует ситуацию, и тот, и другой способен принимать ответственные и быстрые решения, что они и делают.

- Эрдоган – очень интересная фигура и очень мощная для тех, кто его знает. Наверняка у него есть мотивация для всех его действий. Хотя иногда кажется, что они достаточно спонтанны. Но это мы судим с точки зрения людей, которые не занимаются глубоко этой проблематикой. Недавнее решение по поводу изменения статуса Святой Софии может вызвать не просто резонанс в христианском и, в частности, в православном мире, но этим могут и воспользоваться, чтобы опять нанести урон нашим отношениям.

Дмитрий Песков: Нет, я не думаю, что такое произойдет. У нас есть официальная позиция, которая заключается в том, что это внутреннее дело Турции. Это первое. И второе – мы все-таки надеемся, что при любом решении наши турецкие партнеры будут учитывать статус Айя-Софии как объекта, который причислен к категории Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, а также то, что он имеет святое, сакральное значение для многих христиан, в том числе, для православных в мире. Что это значит? Чтобы христиане, те же наши туристы, которые приезжают в Турцию, могли туда ходить.

Мы получили разъяснение от турецких партнеров. Они сказали, что все будет сохранено в лучшем виде и все желающие смогут посещать Айя-Софию. Более того, я вам скажу, что в Айя-Софии были достаточно дорогие билеты. А теперь билетов не будет. Вход будет бесплатный. В этом плане наши туристы выиграют. При этом, конечно, как православные мы с уважением относимся к позиции нашего патриарха. Мы знаем ее. Она отличается от государственной позиции.

- Вы недавно говорили о том, что отношения между Россией и США находятся в низшей точке своего развития. Мы все это видим прекрасно. Мы видим, как наши страны переживали и периоды «медового месяца», и периоды дружбы и любви, когда казалось, что и армии уже больше не нужны, не говоря уже про разведки. Есть ощущение, что «медовый месяц» не за горами. Но есть также ощущение, что причиной ему может стать какой-то серьезный мировой кризис. Covid-19 фактически и стал одним из тех кризисов, который нам всем сказал, что мы должны объединиться. Что мешает?

Дмитрий Песков: Очень близкими они не были никогда. Нет повода для «медового месяца» и сейчас. Чтобы был «медовый месяц», сначала надо «пожениться». «Жениться» никто не собирается. Да, действительно, у наших руководителей до 2000 года – Михаила Сергеевича Горбачева того же – были такие иллюзорные представления о том, что теперь, когда нет конфронтации по линии Советского Союза, наступит наконец время вселенской гармонии, взаимной любви и «женитьбы». Обманулись. Поняли, что обманулись. Очень хорошо, как мне кажется, это понимает президент России Владимир Путин. Именно поэтому он с 2000 года проводит абсолютно последовательную четкую международную политику. Она направлена на выстраивание добрых отношений со всеми странами, которые к этому готовы. Но она преследует одну-единственную цель – это повышение благосостояния россиян. Не повышение благосостояния американцев. А россиян. Именно для этого и во имя этого Владимир Путин и работает.

Вы правильно говорите, что у многих может возникнуть такое ожидание, что такие глобальные кризисы, как пандемия, могут стать почвой, на которой могут появиться ростки истинного взаимодействия, взаимовыручки, взаимопомощи. И мы видим элементы этого – это обмен помощью во время пандемии. Китайцы – нам, мы – китайцам. Мы итальянцам – итальянцы нам. Американцы нам – мы американцам. Вроде бы эти ростки мы видим, и нам кажется, что и на конкретных делах мы должны перейти на совершенно другой, более благоприятный режим взаимодействия. Но это не так. Этого не происходит.

Мы видим в самый разгар пандемии нарастающий конфликт между Вашингтоном и Пекином. Казалось бы, не самое подходящее время для того, чтобы Вашингтон в чем-то обвинял Китай, тем не менее это происходит. Вроде бы мы все должны сплотиться вокруг единственной компетентной организации – Всемирной организации здравоохранения, а президент США подписывает указ о выходе из ВОЗ. То есть эти вещи «приземляют» нас в этих наших благостных ожиданиях. Расслабляться нельзя.
Но еще раз повторю – Путин ищет добрых отношений со всеми странами. Он готов к взаимовыгодному диалогу, к конструктивному диалогу, но при одном условии – что этот диалог ведется на равных, без менторства, без попытки навязывать какие-то решения и с готовностью принимать во внимание позиции друг друга. Вот к такому диалогу Путин готов. И он ищет этого диалога. Не все страны отвечают взаимностью. Но многие отвечают. Вы видите, что с огромным количеством стран у нас добрые динамично развивающиеся отношения, несмотря на все кризисные проявления.

- Говоря про пандемию Covid-19, Россия встретила ее достойно. Мы это сами видим, как это все происходило. Более того, у нас был люфт по времени. С каким вызовом нам придется столкнуться в этой связи? И как вы считаете, что нам поможет выбраться из всей этой ситуации?

Дмитрий Песков: Все были не готовы встретить эту угрозу. Действительно, у нас был временной лаг, которым наше руководство воспользовалось. Кроме того, у нас сейчас блестяще работающая система президент – правительство. Эффективная, быстрая, не кондовая, гибкая, способная экстренно реагировать в форс-мажорных ситуациях. Они это показали. У нас одна из самых низких смертностей в мире. Удалось избежать перегрузки системы здравоохранения. Наверное, это является залогом того, что мы способны реагировать на кризисы, даже такие непредсказуемые, как пандемия и негативные экономические проявления, которые она принесла вместе с собой.

Что касается экономической помощи, то я хочу вам напомнить слова президента. Который сказал, пусть мы не являемся лидером среди стран по объему денег, которые были потрачены на помощь, но, наверное, нас можно причислить к лидерам с точки зрения эффективности точечного распределения помощи по тем отраслям, которые наиболее нуждаются в этой помощи, по тем людям, которые испытывают наибольшие трудности, связанные с пандемией. Эта избирательная, точечная помощь нашла своего потребителя и успела вовремя. Конечно, остаются проблемы. Конечно, этот мировой экономический кризис имеет последствия и для нашей экономики. Но наше руководство весьма эффективно минимизирует негативные последствия.

Что касается второй волны, то в этом случае мы можем оперировать только данностью. А данность заключается в том, что у нас идет кривая вниз. Каждые сутки у нас сокращается количество заболевших. Пусть медленно, но сокращается. Мы вышли уже больше, чем две недели назад, то есть больше, чем один инкубационный период. Мы с вами провели парад, мы с вами вышли из многих режимов изоляции, жизнь, что называется, снова бьет ключом. Прошел инкубационный период, и увеличения нет. Давайте надеяться на то, что кривая также будет идти вниз, не расслабляться, думать о своем здоровье, здоровье своих близких, и тогда все будет хорошо.

- Вы, кстати, достаточно авторитетное право имеет рассуждать на тему COVID-19, потому что…

Дмитрий Песков: Да, я в данном случае переболел.

- Какой ключевой совет, если человек почувствовал симптомы?

Совет – не запускать, не надеяться на чудо. Если есть температура – 37,2 – 37,4, которая держится два-три дня, надо каким-то образом делать КТ. Это самое главное, чтобы не упустить начало пневмонии. У меня была двусторонняя пневмония, и, слава богу, врачи вовремя ее схватили и начали лечение. Если запустить пневмонию, то катастрофически быстро увеличивается объем поражения легких. Естественно, легкие сразу не реагируют на лечение, есть определенная инертность этого процесса. Главное, не допустить того момента, когда вы начнете задыхаться. А остальное врачи уже гораздо лучше понимают, что нужно делать и как надо лечить. Поэтому здесь, скажем так, ничего совсем страшного не происходит, лучше, конечно, этим не болеть. Но если вы все-таки заболеете, то сейчас врачи уже гораздо лучше понимают и знают, что нужно делать.

- Мне очень хочется верить, что после слов авторитетного и уважаемого человека у нас количество заболевших серьезно сократится. Мне кажется, что эту миссию мы с вами сегодня уже выполнили.

Дмитрий Песков: Здесь не слова какого-то человека, а, наверное, работа наших властей и медиков направлена на то, чтобы как можно меньше людей болело. И как-то так, таким образом дотянем до прививок, и все будет нормально.

- Говорят, что они уже есть где-то? Опять же, вопрос фейковых новостей.

Дмитрий Песков: Нет, конечно, идут испытания. Другое дело, что, конечно, потребуется время, пока эти испытания будут завершены. Но работа ведется, и, действительно, Россия здесь среди лидеров. Сейчас несколько стран уже вплотную приблизились к завершению испытаний тех или иных вакцин, и Россия среди этих стран-пионеров.

- Если отношения между ведущими державами мира кардинально пандемия пока не изменила, то есть люди не поняли, что надо сотрудничать, то отношения людей к жизни изменится. Как эта история с миллионерами, которые выступили сами с инициативой поделиться своими доходами для того, чтобы человечество смогло более эффективно решать возникающие проблемы, в том числе, связанные с пандемией. Мне казалось, что такие глобальные проблемы должны призвать людей к ответственности, совестливости что ли. Или все-таки были разговоры о том, что крупный бизнес готов брать на себя больше ответственности перед обществом?

Дмитрий Песков: Я вам скажу так, конечно, подавляющее большинство богатых людей втихую тратит очень много личных средств на самые разнообразные виды благотворительности и помогает во многом государству. Наш бизнес российский – от гигантов до малого бизнеса – наверное, повел себя по-русски в этом кризисе. Это действительно так. Пекарни, которые носили пиццы в больницы днем и ночью – это же малый бизнес. Наши крупные бизнесмены, которые один, два, три, четыре миллиарда выделяли, пригоняли самолеты со средствами индивидуальной защиты, когда их еще не хватало. Покупали по двойной-тройной цене, чтобы только перекупить эти халаты, очки, шапочки, еще что-то, чтобы их сюда привезти. Мы просто об этом не знаем. Различные моногорода, где частные гигантские компании имеют свои предприятия (я сознательно не называю ни компании, ни их владельцев), организовывали тестирования, госпитализацию, экстренное снабжение больниц этими самыми СИЗами. И так далее и тому подобное. Таксисты отвозили врачей на ночь спать, и артисты для них пели. То есть это наша страна, это Россия. И, слава богу, что в такие окаянные дни, мы можем вот так по-русски поступать. Это говорит о том, что у нас светлое будущее.

- Это действительно очень здорово, и об этом нужно говорить, люди должны знать, потому что одностороннее восприятие крупного бизнеса мешает, в том числе, развитию его и единству общества в какой-то степени. Еще несколько личных вопросов. Вы счастливый человек?

Дмитрий Песков: Да.

- Вы – человек, который не может без работы или есть все-таки мечта о счастливой такой, семейной, спокойной жизни?

Дмитрий Песков: Я – человек, который не может без работы. И у меня семья такая. У меня жена не может без работы и так далее. Но, скажем так, я не фанатичный трудоголик. То есть мне нужно и много поработать, а после того, как много поработать, мне нужно определенное время, так сказать, для неги.

- Это здорово, спасибо за искренность. Конечно, наблюдая так, естественно, не пристально за вашей личной жизнью я, честно говоря, рад, как она складывается. Просто на виду вы одна из самых блистательных с Татьяной пар в России.

Дмитрий Песков: Спасибо. Я в основном эту заслугу отношу на ее счет.

- Разумеется. Как вы это все охарактеризуете? Вы как-то готовились, чего-то ожидали?

Дмитрий Песков: Всего я вам рассказать не могу, но скажу так, что у нас действительно были семьи ранее. У нас есть дети от предыдущих семей. И она, и я, мы оба признательны нашим предыдущим семьям за прожитые годы. Сначала мы говорили друг другу: «Как жаль, что мы не встретились, когда нам было по 20 лет». А потом мы друг другу ответили фактически в один голос, что тогда это было невозможно. Каждый из нас должен был пройти свой путь в плане семейной жизни для того, чтобы прийти друг к другу. Что мы и сделали.

- У вас есть какая-то одна ключевая мечта?

Дмитрий Песков: Одной нет – много. Но это пусть остается непубличной темой.

- Дмитрий Сергеевич, спасибо вам.

Дмитрий Песков: Спасибо вам, мне было очень приятно и интересно.

- Это был очень интересный разговор, и я вам очень благодарен за то, что вы пришли. Я надеюсь, мы еще не раз встретимся и в рамках этого проекта и других проектов. Желаю вам удачи, успехов, счастья. Потому что счастье – это главное, зачем мы приходим в этот мир.

comments powered by HyperComments