Под грифом «секретно», или КГБ против МВД: схватка на политическом Олимпе

15:59 13/07/2020
Под грифом «секретно», или КГБ против МВД: схватка на политическом Олимпе
ФОТО : ТАСС / Воног Виктор

В субботу, 18 июля, в 12.55 на телеканале «МИР» смотрите сериал «Дом фарфора». Действие фильма разворачивается в СССР в начале 80-х годов, когда партийная верхушка Советского Союза была уже раздираема борьбой за власть. Главная героиня, спортсменка и красавица Катя Королева вынуждена спешно покинуть родной город, поскольку она оказывается под следствием по сфабрикованному делу. А дальше – как в шпионском триллере: бегство в Москву, знакомство с импозантным генералом-силовиком, интриги и противостояние двух мощнейших советских ведомств – КГБ и МВД. Катя невольно оказывается в самом центре этого противостояния из-за своих любовных отношений. Девушка мечтает об одном – просто быть рядом с любимым мужчиной, но в борьбе двух систем она рискует потерять не только близких, но и себя саму.

Смотрите в субботу, 18 июля, в 12:55 на телеканале «МИР» сериал «Дом фарфора».

Под грифом «секретно», или КГБ против МВД: схватка на политическом Олимпе

А как происходили реальные исторические события, на фоне которых разворачивается действие этого сериала? Как могло случиться, что силовые ведомства огромной державы затеяли самую настоящую войну?

В послевоенном Советском Союзе противостояние двух наследников НКВД – Министерства внутренних дел и Комитета государственной безопасности – хотя и не было публичным, но пронизывало все сферы политической жизни страны. К концу правления Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева этот подковерный конфликт принял открытую форму: решался вопрос о том, кто будет следующим главой СССР. А поводом к переходу «холодной войны» между двумя силовыми ведомствами в «горячую» фазу стало знаменитое убийство на «Ждановской»: смерть майора КГБ Вячеслава Афанасьева от рук сотрудников линейного отделения №5 Управления внутренних дел на Московском метрополитене.

Как всесильный НКВД стал МВД

В 1934 году легендарное ОГПУ – Объединенное государственное политическое управление, наследник ВЧК – вошло в состав НКВД, и этот наркомат стал главным силовым ведомством страны, не считая наркомата обороны. Правда, ненадолго: уже в 1940 году Главное управление госбезопасности выделили в отдельный наркомат. В июле 1941 года ведомства вновь слили, но два года спустя наркомат госбезопасности вновь стал самостоятельным. Для НКВД это был серьезный удар, и далеко не последний. Вскоре после Победы из МВД (комиссариат переименовали вместе со всеми остальными советскими наркоматами в 1946 году) в ведение органов госбезопасности перешли управление по охране особо важных объектов промышленности, Государственное хранилище ценностей, пограничные войска и даже структуры по борьбе с бандитизмом и преступлениями по хищению социалистической собственности (легендарный ОБХСС).

В таком виде МВД просуществовало до 1953 года, когда после смерти Сталина его ближайший сподвижник Лаврентий Берия воссоздал прежний всесильный НКВД, вернув в него подразделения госбезопасности. Но ненадолго: год спустя на волне первых реформ Никиты Хрущева появился Комитет госбезопасности при Совете министров СССР – тот самый КГБ, главная советская спецслужба, которая просуществует до 1991 года и канет в Лету вместе с Советским Союзом.

Все эти пертурбации, связанные с борьбой за власть внутри руководства СССР, отрицательно сказались на деятельности органов внутренних дел. К началу 1960-х министерство совсем потеряло политическое влияние, а служба в милиции стала считаться малопрестижной.

Оклады у милиционеров были небольшими, отношение к ним в обществе было не слишком уважительным, и потому на работу в органы внутренних дел приходили зачастую люди малограмотные и не слишком отягощенные совестью, а преступления, которые они все чаще совершали, еще сильнее роняли престиж милиции. И об этом хорошо знали жители СССР: в то время неоднократно вскрывавшиеся преступления сотрудников МВД приводили к народным волнениям.

Напротив, руководство Комитета госбезопасности с первых дней его существования активно занималось своим пиаром. Массовыми тиражами публиковались документальные и художественные произведения, посвященные нелегкому труду чекистов, о них, как и о разведчиках, снимались фильмы, собиравшие полные кинозалы. Ореол легенды, окутывавший КГБ, манил молодых людей, давая возможность госбезопасности отбирать на службу лучших из лучших кандидатов.

Те, чья служба «и опасна, и труда»

Ситуация начала меняться только в середине 1960-х, когда Никиту Хрущева на посту руководителя Советского Союза сменил Леонид Брежнев. Вслед за ним во власть пришел так называемый «днепропетровский клан»: люди, связанные с новым генсеком работой в органах власти Днепропетровской области. Среди них был и Николай Щелоков, который был знаком с новым генеральным секретарем еще с конца 1930-х и следовал за ним практически неотрывно. В 1966 году Щелоков становится министром охраны общественного порядка (МООП) СССР, которое спустя два года переименовывают в МВД. Этот пост он занимал целых 16 лет – дольше, чем любой другой руководитель союзных органов внутренних дел и до, и после него.

Под грифом «секретно», или КГБ против МВД: схватка на политическом Олимпе

С приходом Николая Щелокова, имевшего серьезную аппаратную поддержку, положение МВД в системе советской власти стало кардинально меняться. Теперь уже о милиционерах, чья служба «и опасна, и трудна», начинают снимать кино- и телефильмы, выпускать многотысячными тиражами книги и ставить спектакли. Появляется и знаменитая традиция концерта в честь Дня милиции 10 ноября, который ежегодно транслируется по центральному телевидению на всю страну.

У КГБ таких концертов нет: свой профессиональный праздник – День чекиста – они в те годы отмечают куда как скромнее и тише.

Такое укрепление позиций МВД, численность которого стала стремительно расти, никак не могло устраивать руководство КГБ. Повышение милицейских окладов, выделение 10% квоты для милиционеров в новостройках и введении новой эффектной формы однозначно свидетельствует: милиция имеет едва ли не равное с госбезопасностью влияние на Брежнева. Тем более что заместителем у министра внутренних дел работает брежневский зять – Юрий Чурбанов. И между двумя силовыми структурами началась негласная, но явная борьба за первенство и власть.

Особенно острые формы это ведомственное соревнование приобрело к концу 1970-х годов, когда стало ясно, что Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев в ближайшее время оставит свой пост по состоянию здоровья. При этом наибольшие шансы на то, чтобы выдвинуть из своих рядов нового советского руководителя, имел «днепропетровский клан», тогда как «ставропольский», негласным лидером которого считался председатель КГБ Юрий Андропов, оказывался в аутсайдерах.

Руководителю госбезопасности срочно требовался повод для того, чтобы развенчать руководство МВД и всю милицейскую систему в глазах высшего эшелона советской власти. И он нашелся: таким поводом стало убийство на «Ждановской».

ЧП всесоюзного масштаба

Вкратце история этого преступления выглядит так. 26 декабря 1980 года на станции «Ждановская» Московского метрополитена милиционеры задержали майора КГБ Вячеслава Афанасьева, заснувшего в вагоне после того, как перед уходом с работы он отметил с коллегами свой день рождения. Афанасьев стал еще одним «карасем»: так называли подвыпивших пассажиров, которых милиционеры регулярно задерживали и грабили в те годы, а зачастую и избивали.

Задержанный сразу продемонстрировал свое служебное удостоверение офицера КГБ: тогдашние инструкции строго запрещали даже останавливать сотрудников госбезопасности, в каком бы виде они ни были. Но сотрудники милиции не обратили на красную книжечку внимания: оно было сконцентрировано на дефицитном продуктовом заказе и спиртном, которые нашлись в портфеле мужчины. Протестовавшего Афанасьева сильно избили, а когда поняли, что перестарались, сообщили о случившемся начальнику отдела, который и предложил избавиться от пострадавшего, инсценировав его убийство при ограблении. Едва живого Вячеслава Афанасьева вывезли за город, поближе к дачному поселку сотрудников КГБ, раздели и забили монтировкой.

Пострадавшего нашли лишь на следующее утро. Как только в руководстве КГБ узнали о случившемся, началось широкомасштабное расследование: это было второе за год серьезное происшествие с сотрудниками Комитета. И практически сразу же, как только следствие узнало о возможной причастности к гибели Афанасьева сотрудников МВД, руководство министерства начало давить на все рычаги, чтобы не допустить ни огласки случившегося, ни уголовного преследования своих подчиненных. В итоге через полмесяца расследование было передано в Генеральную прокуратуру СССР, следователи которой довели дело до конца.

21 июля 1982 года был вынесен приговор: из восьми милиционеров, которые имели непосредственное отношение к убийству на «Ждановской», а также еще 40 преступлениям, четверо были приговорены к расстрелу, а остальные – к длительным срокам заключения.

Но это была только верхушка айсберга. Председатель КГБ добился у партийного руководства разрешения на широкомасштабные проверки деятельности МВД, которые вела Генпрокуратура при поддержке оперативников из госбезопасности. В итоге только в московском Главном управлении внутренних дел были арестованы и осуждены за совершение и сокрытие тяжких преступлений свыше восьми десятков милиционеров.

Вслед за этим «чистки» перекинулись на другие структуры МВД, откуда в итоге были уволены не менее 700 сотрудников.

Политическая смерть министра внутренних дел

Это был тяжелейший удар по министерству и лично по министру Николаю Щелокову, от которого тот уже не сумел оправиться. 11 ноября 1982 года умер его главный покровитель – Леонид Брежнев, но шансов продвинуть свою кандидатуру на пост Генерального секретаря у «днепропетровского клана», замаранного в колоссальном скандале, уже не было. Кресло руководителя СССР занял их соперник – глава КГБ и лидер «ставропольского клана» Юрий Андропов.

Под грифом «секретно», или КГБ против МВД: схватка на политическом Олимпе

С этого момента участь Щелокова была предрешена. Через месяц он был снят с поста министра, через год – выведен из состава ЦК КПСС, а через два года – по итогам расследования – исключен из партии и лишен звания генерала армии и всех наград, полученных в мирное время (награды военного времени опальному чиновнику оставили). На следующий день не переживший такой катастрофы Николай Щелоков застрелился у себя на даче.

Это был самый тяжелый аппаратный удар, который КГБ сумел нанести МВД за все послевоенные годы. Детали расследования с санкции Комитета госбезопасности и руководства страны стали достоянием общественности. Вкупе со слухами о милицейских преступлениях, которые и без того циркулировали по стране и имели реальные основания, это вызвало резкое отторжение в обществе. Культивировавшийся Щелоковым престиж милицейской службы серьезно упал, как и доверие населения, приток новых кадров сократился едва ли не вдвое.

Но куда более тяжелыми были аппаратные последствия. Во главе МВД встал выходец из КГБ Виталий Федорчук, который начал широкомасштабные реформы в ведомстве. Формально они должны были привести к обновлению кадрового состава министерства, но на деле привели к его существенному ослаблению. Такому, что министерство внутренних дел не смогло вернуть себе прежнее влияние на руководство страны даже после смерти Юрия Андропова в начале 1984 года и до последних дней СССР оставалось в густой тени КГБ.

О том, как противостояние двух силовых ведомств сказывалось на жизни рядовых граждан Советского Союза, смотрите в сериале «Дом фарфора» в субботу, 18 июля, в 12:55 на телеканале «МИР».

Татьяна Рублева
comments powered by HyperComments