Истина в вине: какие напитки новый закон отправит на полку к винным коктейлям?

21:09 26/06/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

В России вступил в силу закон о виноградарстве и виноделии. Что он изменит для производителей и потребителей, телеканалу «МИР 24» рассказал член Союза сомелье России Денис Руденко.

- Почему этот закон очень ждали?

Денис Руденко: Это очень важный закон для виноделов России: до его вступления в силу производство вина регламентировалось теми же законодательными актами, которыми регулировалось производство всей алкогольной продукции: и водки, и крепких спиртных напитков, и ликеров, и настоек, и остального. Но существует огромная разница между производством водки и вина.

Производство водки состоит в том, что вы с государственного спиртзавода получаете готовый спирт соответствующей категории, и на водочном заводе подготавливаете воду, пропускаете спирт через умягчающие колонны, добавляете ароматизирующие вещества – натуральные или ненатуральные – и все, на этом ваша деятельность заканчивается.

Производство вина – это более сложная история, потому что это задача и действия сельскохозяйственного формата. Первое, что вы делаете, – работаете с землей, выращиваете виноград, собираете ягоду, перерабатываете ее, отжимаете сок, сбраживаете, занимаетесь много чем. У вас в собственности и комбайны, и трактора, у вас огромное количество задач и действий, как у винодела, которых не существует с точки зрения производства водки и крепких алкогольных напитков. Поэтому производство вина не может и не должно регулироваться одними и теми же законами. Они не учитывают задачи, цели и потребности производителей вина.

То, что сейчас появился полноценный закон о вине, это очень хорошо. Но он тоже не без недостатков, хотя в нем есть и позитивные моменты.

- Вино, которое поступает в Россию из-за рубежа и здесь бутилируется, будет маркироваться не как вино, а как винный напиток?

Денис Руденко: Да, и это один из камней преткновения, который есть в этом законе, вокруг которого ведется много споров. Это положение, с одной стороны, кажется позитивным и для тех виноделов, которые имеют собственные виноградники, и для российских потребителей вина, но в нем есть негативные стороны, о которых важно помнить.

У России не так много виноградников. В советские времена их было очень много, мы входили в число мировых лидеров по производству вина и по площади виноградников. Большая часть виноградных насаждений у нас находилась не на территории Российской Федерации, а на территориях современных Молдовы, Украины, Грузии, других республик.

В 90-е годы после распада СССР Российская Федерация осталась с небольшим количеством виноградников. На сегодняшний день мы, по разным оценкам, имеем 85-90 тысяч гектаров виноградников, что покрывает наши собственные потребности в вине на 25-30%. Как мы решали ситуацию? Примерно столько же вина, сколько мы сами производим, мы импортировали из других винодельческих стран – из Италии, Франции, Испании – в бутылках, и еще примерно половину такого же объема мы привозили в цистернах – вино наливом. Цистерна переезжает из страны в страну, здесь приезжает на винодельческое предприятие вторичного виноделия, на котором осуществляется только подготовка вина к розливу, его очистка, стабилизации и бутилирование.

До сегодняшнего дня бутылки, которые мы производили таким образом, выходили в продажу с маркировкой «российское вино». Так требовало и требует российское законодательство: если какая-то технологическая операция осуществляется на территории России, такой продукт маркируется как российский. На нем обязательно указан юридический адрес российского производителя, нет никаких указаний про импорт, написано «произведено в России таким-то предприятием».

С сегодняшнего дня такие бутылки будут маркироваться как винные напитки, и должны продаваться на отдельной полке, отдельно от вина.

- Не возникнет ли путаница? Винным напитком, согласно этому закону, может стать приличное вино?

Денис Руденко: Возникнет как раз коллизия. Содержимое бутылок никак не поменяется. У нас практически ни одна крупная винодельня не работает 100% на собственном винограде, потому что виноградников не так много. У нас почти все крупные винодельческие предприятия частично производили вино из собственного винограда, а частично занимались импортом и бутилированием импортного вина. Теперь их вина импортные, которые разлиты здесь по бутылкам, станут маркироваться винными напитками так же, как маркируются винные коктейли. У нас нет такого понятия, но такие напитки есть – из воды, вина, сахара, ароматизаторов, различных блесток. Теперь уже на полке винных напитков возникнет мешанина, потому что рядом будут стоять импортированные наливом вина и такие коктейли.

Может показаться, что это все равно низший сегмент, но проблема в том, что у нас примерно половина вина находится именно в этом сегменте.

Половина вина, которая вчера стояла на винной полке с маркировкой «вино», завтра переедет на полку «не вино». При этом содержимое бутылок никак не изменится. Что произойдет на той полке, которая останется с маркировкой «вино»? Не нужно быть Вангой или Нострадамусом, чтобы предугадать, что там произойдет. Произойдет немедленное повышение цен, потому что предложение вина, которое есть, уменьшится существенно. Как следствие – рост цен. В первую очередь пострадает недорогой сегмент, потому что большая часть натурального вина, которая продавалась по 200-240 рублей, завтра окажется с маркировкой «не вино», а натуральные вина начнут продаваться с ценниками 400-600 рублей. Естественно, широкие слои, которые не зарабатывают 5-10 миллионов в год, обнаружат, что в магазине вино начинается не от 200 рублей, как вчера, а от 300-400. Все, что ниже, переехало на полку винных напитков. В этом есть большая проблема.

comments powered by HyperComments