Бунт в США: как будут развиваться события?

21:35 29/05/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

Столицу Миннесоты захлестнули уличные протесты. Что происходит в Миннеаполисе сейчас, телеканалу «МИР 24» рассказала научный сотрудник института США и Канады РАН, кандидат исторических наук Александра Филиппенко.

- Что происходит в США?

Александра Филиппенко: Ситуация, действительно, уникальная, неожиданная. Протесты происходили, происходили не один раз, но такого рода протесты припомнить сложно, это напоминает 2014 год и раньше. Ситуация сейчас находится в режиме ожидания, все в режиме ожидания: и протестующие, и государственные службы, и Национальная гвардия. Правительство хотело бы восстановить там нормальную ситуацию, но протесты продолжаются. Сожжен полицейский участок – такое только в кино я припомню, это что-то невообразимое для США, тем более, Миннеаполис – не самый протестный город. Поскольку смерть Джорджа Флойда вызвала такие протесты, могут события развиваться непредсказуемо.

- У кого сейчас реальная власть?

Александра Филиппенко: Это большой вопрос. Мэр города заявил, что полицейский будет привлечен к ответственности, но протест продолжается. Сейчас уже и в Нью-Йорке, и в Денвере, и в Лос-Анджелесе начинаются протесты, связанные с гибелью Джорджа Флойда. Если мы говорим, что это непреднамеренное убийство, мы видим, что по всей стране начинаются волнения. И сейчас государству очень важно – и федеральному правительству, и правительству Миннеаполиса – не давить слишком сильно. Они понимают, что это вызывает огромное противостояние.

Это глубинная проблема, историческая, это очень длительная история. Мы привыкли говорить о том, что США – страна толерантная, но есть глубинные вопросы, которые, исторически сложилось, болезненны, поэтому происходят такие ситуации. И эти вопросы выходят на поверхность.

- В рядах протестующих много белых. Происходит какое-то слияние.

Александра Филиппенко: Это очень напоминает то, что происходило в начале 60-х с протестами за «Закон о гражданских правах», который в 1964 году был принят, когда была отменена сегрегация – разделение белых и черных по обучению, проживанию, когда в протест влилось большое количество белых американцев. Сейчас происходит то же самое. Первоначально протест Black Lives Matter по большей части касался афроамериканцев, латиноамериканцев, даже эмигранты принимали в этом участие – были отдельно латиноамериканские азиатские мигранты.

Сейчас в протесте участвует все больше белых американцев, которые говорят, что необходимо привлекать к этому внимание. Очень много полицейских-афроамериканцев, опять же вспоминая кино, всегда белые и черные вместе работают. Это так. Очень много афроамериканцев, работающих в полиции. Но, поскольку это был белый полицейский, тут белые американцы считают своей обязанностью высказаться и показать, что они не на стороне тех полицейских, которые применяют насилие по отношению к афроамериканцам.

Очень хорошо видна разница, когда происходят протесты на том же Среднем Западе, в том числе среди сторонников Дональда Трампа, которые, в основном, белые. Когда происходят протесты с участием этих сторонников, полиция достаточно спокойно реагирует, есть множество примеров. Одновременно, когда происходят протесты афроамериканцев, очень часто полиция более жестко реагирует. Это вызывает и тревогу, и раздражение, и страх как среди афроамериканцев, так и среди белых американцев.

- Я видел ролик из Миннеаполиса, где с людьми разговаривали вооруженные люди, там стояли люди разных национальностей. Они вроде бы против протестующих, они охраняют магазин, и там была произнесена очень важная фраза: «Мы за правосудие, но против мародерства».

Александра Филиппенко: Если мы говорим, что США – страна эмигрантов, многонациональная страна, вопрос уже переходит к полицейскому насилию в целом. Все это имеет отношение к движению «Черная жизнь имеет значение», тем не менее, сейчас можно говорить, что все национальности обращают внимание на то, как полиция ведет себя конкретно в ситуации с Джорджем Флойдом. Конечно, одновременно мы понимаем, что все люди, никто не идеален ни в какой стране. Когда происходят протесты, есть шанс, что будут происходить грабежи, мародерство. Как среди протестующих, так и среди защищающих магазины оказываются совершенно разные национальности.

- Насколько велика вероятность того, что эти протесты превратятся в то, что было в 2014 году, когда по всей стране прокатилась волна? Насколько велики шансы, что Миннеаполис станет или Новым Орлеаном-2014, или Лос-Анджелесом-92?

Александра Филиппенко: Лос-Анджелесом-92 совсем не хотелось бы, это, действительно, были страшные протесты, это тяжело было для всей страны потом восстанавливаться. Учитывая то, что протесты начались уже по всей стране, очень важно будет, как поведет себя администрация Трампа. Мы помним, что в 2014 году президентом был Барак Обама, президент-афроамериканец, но не удалось предотвратить такой волны протестов. Сейчас, я предполагаю, что именно Национальная гвардия пока неактивно действует, пока все находятся в режиме ожидания именно потому, что Трамп известен резкими и иногда противоречивыми высказываниями относительно разных национальностей. Он не скрывает своего специфического отношения и к эмигрантам, но это уже отдельная тема. Поэтому сейчас очень тонкая грань, которую опасно перейти.

comments powered by HyperComments