Александра Чередниченко из Алматы в годы войны прошла три концлагеря

07:04 04/05/2020

Александра Чередниченко в годы войны прошла через три концлагеря. С ветераном познакомился корреспондент телеканала «МИР 24» Кирилл Харламов.

В этом сборнике воспоминаний узников Равенсбрюка рассказа самой Александры Алексеевны нет. Но она и без записей помнит каждый день, проведенный в плену. В лагерях смерти она провела все военные годы.

«Эта дорога, видите, черная? Мы ее катали, пленные», – показывает Чередниченко.

Война началась, когда ей было всего 13. Отец ушел на фронт, а девочка оказалась среди партизан. Устраивала диверсии на железной дороге. Но потом ее поймали и отправили в польский концлагерь Майданек.

«Тут номера накололи нам. У меня был номер 37095 – это была моя фамилия, отчество и мой адрес. А нацию писали вот здесь: треугольник и этот номер, и мы должны были настолько его помнить, чтобы не споткнуться – рядом стояла оберзеерка (надзирательница – прим. ред.). Если споткнешься, значит, получишь плетку», – указала узница лагерей.

В лагере заключенные получали 200 граммов хлеба и кружку чая. Затем 12 часов работ в поле, швейном цеху, на дорожных работах. За малейшую повинность надзиратели карали всю бригаду.

«Выносят две скамейки и всех подряд, а там, к какому попадешь палачу: кто-то сильно бьет, кто-то полегче. В первый раз нам по 10 плеток было», – говорит Чередниченко.

Александра Алексеевна вспоминает: крематорий концлагеря ни на день не останавливал работу, тела узников возили грузовиками.

«Печь, туда заходишь и там даже не скажешь, что там вешалки стоят. А оптом там я не была внутри – оттуда не возвращаются, но пепел мы рассыпали», – отметила узница концлагерей.

Она хорошо запомнила ужасы лагерной жизни: помнит, как детей разлучали с матерями, а потом на их глазах расправлялись с малышами.

«Два ряда проволока, под током с метр от одной стены до другой, и матери стали следить, куда же повезли их детей. А тут они провезли их и на их глазах их перевернули машину. Матери все на проволоку, а она под током», – вспоминает Александра Чередниченко.

В Майданеке она провела полтора года. А дальше были Освенцим, Равенсбрюк, и самый большой концлагерь Третьего Рейха – Бухенвальд. Для Александры Алексеевны День Победы наступил 22 апреля 1945-го – когда советские солдаты спасли их от немецкой расправы.

«Нам уже безразлично было, расстреляют нас или нет, но факт в том, что потом одна женщина увидела звездочку и говорит: «Девочки, это наши!». Знаете, все сил набрались и кричали кто «сынок», кто «браток», – говорит Чередниченко.

Сейчас Александре Алексеевне 92 года. Она уверена: пройти через концлагеря и остаться в живых помогли молитвы. Она читала их каждый день.

«Полячки были верующие, но они верили не Богу, а матери Иисуса. И они меня научили молитве «Христоилейцен», и вот я бегала и повторяла ее. И меня даже не ранило», – призналась Александра Чередниченко.

После войны Александра Алексеевна переехала в Казахстан. Здесь работала на угольном месторождении. Очень долго пыталась свести с руки лагерный номер. А когда у нее появилась собственная семья, то даже самым близким она долго не могла рассказывать о своем детстве. Детей-узников концлагерей реабилитировали только в 80-х.

Кирилл Харламов
comments powered by HyperComments