Григорий Бысюк: Мы стараемся по крупицам восстановить численность защитников Брестской крепости

17:35 29/04/2020

Как сотрудники мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» готовятся к 75-й годовщине Победы, какое место в Брестской крепости считается самым эмоциональным, как удается восстанавливать численность Брестского гарнизона и не падает ли интерес к истории этого места, телеканалу «МИР 24» в рамках программы «Евразия. Дословно» рассказал директор мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Григорий Бысюк.

- Лично для Вас какое самое эмоциональное место в Брестской крепости?

Григорий Бысюк: Вся Брестская крепость – это эмоциональное место. Утром я регулярно прохожу по территории крепости. И где ни делаешь свой шаг – первый, второй, сотый – не потому, что я на телевидении хочу показать себя и сказать, какой я впечатлительный, нет, я всегда останавливаюсь у плит мемориала на несколько секунд, у Вечного огня. Где-то мысленно говорю им спасибо за мирное небо над нашей землей, спасибо за то, что они жили, защищали нашу страну, свои семьи. Поэтому, наверное, вся Брестская крепость – это особое место. Неслучайно сюда едут со всех континентов Земли.

- Как формируется экспозиция? Какие новые факты, реликвии ее пополнили? Тем более, в этом году Вы открываете еще один музей.

Григорий Бысюк: Фонд у нас достаточно богатый для создания новой экспозиции. Проводя работы, к примеру, по капитальному ремонту моста у Музея обороны, мы находили фрагменты оружия – пистолеты, револьверы, винтовки СВТ, мосинскую винтовку, снаряды, мины. У нас таких предметов достаточно много. Самая главная работа – мы продолжаем поиск защитников крепости. К сожалению, в годы Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, буквально с самого начала боевых действий все списки личного состава по всем подразделениям уничтожались, чтобы они не достались врагу, поэтому мы стараемся по крупицам восстановить численность защитников Брестской крепости.

- Пишут ли в музей потомки воинов, которые в 1941-м обороняли Брестскую крепость?

Григорий Бысюк: Мы получаем ежемесячно несколько писем с просьбой установить имена. Пишут, что дедушка или прадедушка служил в Брестской крепости, известно, что его призвали в Красную Армию, и он служил в Бресте. В Бресте были и артиллеристские подразделения в районе Северного городка, и танкисты в Южном городке. Наши сотрудники пытаются протянуть маленькую ниточку, вдруг что-то обнаружим.

Достаточно серьезная работа проведена нашими научными сотрудниками, еще четыре фамилии в апреле внесли в списки защитников Брестской крепости. Это, наверное, самое главное в работе, очень важное в работе такого учреждения, как наше. Плюс еще работа, которую мы ведем с поисковиками, – это обнаружение мест захоронений.

- Многое удается найти спустя 75 лет?

Григорий Бысюк: По снимкам, сделанным немецкими летчиками, можно проследить, что вся Брестская крепость была в воронках. Немцы закапывали погибших с помощью наших военнопленных прямо в воронки. Последняя самая большая находка – в 2011 году в районе нашего гарнизонного храма было обнаружено 58 останков.

В прошлом году случайно, это даже не специально делалось, когда мы проводили консервацию нашего объекта рядом с Музеем обороны – Белого дворца, прямо с фундаментом детские останки были обнаружены. Можно сказать, что Брестская крепость – это еще и некрополь, не только место, где перезахоронены в 1971 году были останки защитников. Работы мы будем продолжать.

- Не падает ли с течением времени интерес к истории Великой Отечественной войны, к Брестской крепости?

Григорий Бысюк: Да, были годы, особенно начало нового века – конец 20-го, когда значительно сократилось посещение Брестской крепости. К примеру, если в конце 80-х – 90-х годах было около миллиона посетителей, то потом был очень резкий спад. Возможно, это связано не только с интересом к теме Великой Отечественной войны, обороны Брестской крепости. Видимо, наслаивались и другие проблемы у людей. Число посетителей сократилось до 150-200 тысяч.

С 2011 – 2015 года пошел больший поток посетителей. Но мы не гонимся за цифрами: есть желание людей посетить – хорошо, нет – значит, и мы что-то недоработали, возможно.

- Сейчас говорится о попытках переписать историю. Может быть, люди потянулись в Брестскую крепость за поиском правды?

Григорий Бысюк: Возможно и это. Хотя есть и попытки переписать историю Брестской крепости – пытаются упор сделать на то, что недостаточно раскрываем тему плена защитников крепости. По-моему, это абсолютно неправильно, мы рассказывали и говорили об этом в Музее обороны, который открылся в 1956 году. Действительно, в те годы эта тема была не всесторонне показана. Создавая экспозицию «Музей войны – территория мира», мы основной акцент сделали на судьбе защитников крепости, которые прошли через плен.

- Для меня что-то неповторимое, захватывающее – это реконструкция 22 июня 1941 года. Сколько лет этой традиции? Кто участники?

Григорий Бысюк: Эта идея была в Горисполкоме и нашим Союзом молодежи поддержана. Они основные организаторы. Реконструкторы стараются, насколько возможно, передать ужас июня 1941 года. Это сложно, мы просто как зрители там присутствуем. Но оказаться в той атмосфере, обстановке боя, пусть это и холостые, но стреляют пулеметы, автоматы, ружья, винтовки, рвутся снаряды... Порой бывают мурашки. Оказаться в той ситуации и представить, как могли сражаться в реальных событиях июня 1941 защитники, когда только за первые 20 минут на крепость было сброшено около 5 тысяч снарядов и мин, на этот клочок 4 квадратных километра. А за 10 дней обороны Брестской крепости в документах 45-й дивизии Вермахта указано, что использовано более 115 тонн снарядов. Это немыслимо.

- Как будут встречать в Брестской крепости 75-ю годовщину Победы?

Григорий Бысюк: Мы всегда готовились: и к 75-й годовщине освобождения Беларуси, и сейчас готовимся к 75-летию Победы. Самое главное – мы ждем посетителей в Брестскую крепость. К сожалению, ситуация эпидемиологическая складывается не в нашу пользу. Тем не менее, мы готовы принимать посетителей в любом количестве. Я уверен, что пройдет эта непростая ситуация с коронавирусом, и те, кто желал к нам приехать, они приедут. Наша Брестская крепость открыта для всех, это наша общая память, наша гордость, наша боль о тех, кто погиб, защищая нашу землю. Мы любим Брестскую крепость, мы чтим память наших защитников.

comments powered by HyperComments