Эхо Чернобыля: воспоминания белорусских ликвидаторов аварии

13:54 26/04/2020
ФОТО : «Мир 24» / Владимир Свояченко,

Катастрофа, которую помнит весь мир. 34 года назад на Чернобыльской АЭС произошла авария – крупнейшая в истории атомной энергетики. Первые месяцы в Припяти были самыми тяжелыми, передает корреспондент телеканала «МИР 24» Ольга Баранова.

Владимир Каменков – военный радиолог. Вспоминает, что в день аварии работал на даче и было очень тепло. Потом жизнь стали измерять в рентгенах и беккерелях. Его отправили в поселок Солнечный Гомельской области. До Чернобыля – 28 километров.

«Люди уже были отселены из данного поселка. Там никого уже не было. И немножко странно было понимать, что гражданскому населению в этой зоне находиться было опасно, а военным, которые были одеты в обычную форму, можно. Ну, как говорится, что было, то было. Приказ такой», – рассказал ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, председатель комитета «Ветераны Чернобыля» Владимир Каменков.

«Готовили в дорогу шашлыки, покупали вино»

В зоне отчуждения в общей сложности он пробыл полгода. Работали по 12 часов без выходных. Для ликвидаторов установили предельную дозу – 25 рентген. Правда, получить ее на загрязненной территории можно было всего за пару минут.

«Следили за продуктами питания. Люди были отселены, а в садах много было фруктов всяких. А еще клубника, земляника. Это ведь юг Беларуси. Конечно, было искушение их употребить. Люди имели желание в волейбол поиграть на радиоактивной местности. Их можно понять. Ведь радиация не ощущается», – рассказал Владимир Каменков.

О событиях 34-летней давности врач-дерматолог Марина Качук предпочитает не вспоминать. До сих пор тяжело. Она была младшим научным сотрудником. Вместе с подругой-биологом ее отправили в райцентр Хойники брать анализ крови у переселенцев. В первые годы трагедии свои дома покинули больше 20 тысяч жителей этого района.

«Расстреливали облака – боялись дождя. Было просто невыносимо жарко, как в сауне. И мы сидели с микроскопами и исследовали кровь. Открывали окна, потому что невозможно было. И один врач-радиолог из Гомеля, у него был какой-то допотопный дозиметр, к волосам и ногам притрагивался, и волосы наши зашкаливали», – рассказала доцент кафедры кожных заболеваний профессорского консультативного центра Белорусского государственного медицинского университета Марина Качук.

В чернобыльской зоне Марина Викторовна была три недели. И проблемы со здоровьем начались сразу: все время болело горло, а во рту был металлический привкус.

«Я больше там никогда не была. И фильм «Чернобыль» я не смотрела. Когда вернулась, меня мама с дочкой встречала. Она тогда малюсенькая была, ей где-то четыре годика было. Я когда вышла из автобуса, вот тогда я и заплакала. А там на стрессе ничего не понимала», – поделилась Марина Качук.

Авария произошла на Украине, но больше часть радиоактивных веществ осели в Беларуси. Спустя годы удалось вдохнуть жизнь в 40% загрязненных территорий. Белорусскую зону отчуждения уже открыли и для туристов. Но полностью очиститься от радиации страна сможет не скоро. Только у плутония период полураспада – 433 года.

Почти полторы тысячи человек получили в прошлом году удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Выдает такие документы МЧС России. По данным ведомства, в результате катастрофы радиоактивному загрязнению подверглись 14 субъектов Российской Федерации общей площадью около 60 тысяч квадратных километров.

Ольга Баранова
comments powered by HyperComments