История болезни: почему каждый год появляются новые коронавирусы?

17:34 30/03/2020
ФОТО : МТРК МИР

Вирус COVID-19 устраивает испытание системам здравоохранения и обычным жителям в разных странах. Насколько его знают эпидемиологи? Можно ли назвать Китай его родиной? Вырабатывается ли иммунитет к этому коронавирусу и какова его продолжительность? На вопросы телеканала «МИР 24» ответила ведущий научный сотрудник Национального Исследовательского Центра Эпидемиологии и Микробиологии Минздрава России Людмила Алимбарова.

- Что нам известно о коронавирусе? Как он повлияет на развитие вирусологии и медицины в целом?

Людмила Алимбарова: Коронавирусы – это не новая проблема. Впервые интерес к ним возник еще в середине 60-х годов прошлого века, когда от пациента с обычным насморком был выделен вирус, который впоследствии получил название коронавируса. Необходимо отметить, что коронавирусы постоянно находятся в структуре респираторно-вирусной патологии, занимают практически третье место после риновирусов, парагриппа и вирусов гриппа, вызывая ежегодно заболевания той или иной степени сложности. У большинства населения коронавирусы вызывают легкие по форме проявления, обычно в виде насморка. У детей младшего возраста и пожилых пациентов эти вирусы могут вызвать более тяжелые состояния по типу пневмонии.

С 2002 года мы стали регистрировать абсолютно новые коронавирусы, которые не идентичны тем, что мы знали, которые вызывают тяжелую респираторную патологию. Это всем известный SARS, который вызывает атипичная пневмония, она регистрировалась с 2002 по 2003 годы, и MERS – атипичная пневмония (ближневосточный респираторный синдром). Последнее, что мы видим, – это коронавирус, который вызвала атипичная пневмония, эпизод 2019-2020 годов.

- Можно ли сказать, что от одной вспышки к другой вирус сильно мутирует и становится более опасным?

Людмила Алимбарова: Несмотря на то, что их объединяет одно название, это абсолютно разные вирусы. Да, для коронавирусов, как и для любых вирусов, характерно то, что они способны эволюционировать, в том числе мутировать. Но сказать, что это идентичный вирус тем, которые мы уже знали, нельзя. Поэтому мы говорим о том, что это абсолютно новые вирусы, хотя мы можем сказать, что 70% генома идентично с вирусом, который вызвал SARS периода 2002-2003 годов.

- Чем новый вирус отличается от обычной вирусной пневмонии: по симптомам, по происхождению?

Людмила Алимбарова: К сожалению, мы не можем сказать, чем конкретно он отличается, потому что все заболевания, которые связаны с респираторно-вирусной патологией, имеют сходные эпидемиологические и клинические характеристики. Чисто по характеристике симптомов, которые мы наблюдаем, они не патогномичны, поэтому их можно встретить и при других респираторных патологиях, которые связаны с другими вирусами. Но чаще всего, с чем приходят и жалуются пациенты, – это затрудненное дыхание, проблемы с легкими, слабость, мышечные боли, возможно, сухой кашель, возможно, с элементами влажного кашля. Это основные симптомы. Хотя у трети пациентов, и по аналогии с эпидемиями, которые были раньше, связанными с коронавирусами, возможно, и наблюдаются симптомы поражения желудочно-кишечного тракта, поскольку вирус имеет рецепторы, тропные и к ЖКТ.

- В СМИ появлялась информация, что у COVID-19 есть симптомы, характерные только для него, например, потеря обоняния. Есть правда в этом?

Людмила Алимбарова: Если мы посмотрим на обычную ринорею или насморк, которые вызывают обычные риновирусы (человек неоднократно переносит такие эпизоды в течение жизни), они тоже сопровождаются потерей обоняния. Поэтому в данном случае это не является новым симптомом, который присущ исключительно коронавирусу.

- Если сравнивать с другими вспышками, можно ли сказать, что от COVID-19 вырабатывается иммунитет? Эта тема сейчас всех беспокоит.

Людмила Алимбарова: Во-первых, исследования по продолжительности иммунитета только сейчас проводятся, поэтому нужно время, чтобы сказать, в какой степени иммунитет формируется – он напряженный, длительный? Если смотреть по иммунитету, который характерен для других коронавирусов, как правило, он кратковременный. Если говорим о простых коронавирусах, которые вызывают легкую патологию, то, как правило, продолжительность иммунитета не превышает четырех месяцев, поэтому возможны повторные случаи инфицирования.

- Атипичная пневмония, птичий грипп и новые вирусы 21 века приходят к нам из Китая. Можно ли его назвать их родиной?

Людмила Алимбарова: Вы не совсем правы. Если мы посмотрим на те вирусы, которые появились, которые раньше не были известны человечеству, начиная с 2001 года. Можно сказать, что метапневмовирус, тоже вызывающий респираторную патологию, на долю которого приходится порядка 10-30 процентов патологий, пришел к нам из Голландии. Коронавирусы, которые вызывают более легкую патологию у человека, появились в 2003 году и в 2005 году тоже в Голландии и в Швеции. Говорить о том, что родиной новых респираторных вирусов является только Китай было бы не совсем правильно. Хотя да, мы должны сказать о том, что атипичная пневмония появилась как раз в Китае в 2002 году, но MERS появился в Саудовской Аравии. Географическое появление этих агентов совершенно различается. Нельзя точно сказать, какой конкретно регион будет ответственен за появление того или иного возбудителя вирусной патологии.

- Может быть, это связано с образом жизни людей, с плотностью населения?

Людмила Алимбарова: И атипичная пневмония, и MERS, и сейчас COVID-19 – демографические изменения, высокая плотность населения, характеристики, связанные с употреблением в пищу экзотических продуктов, играют роль. Но в плане передачи вирусов на большие расстояния – и высокая мобильность населения, поскольку никто не отменял еще туристические поездки, и бизнес-поездки облегчают распространение вируса на большое количество людей одновременно в разных уголках мира.

- Как раз туристами, предположительно, коронавирус был завезен в Италию, в Европу. Как он туда попал и почему получил там такой всплеск?

Людмила Алимбарова: Нужно сказать, что это абсолютно новый вирус, а каждый новый вирус обладает более агрессивным поведением и вызывает более тяжелое течение, поскольку человек еще не встречался с этим патогеном и у него еще не сформировался ответ иммунной системы. Безусловно, первые случаи заболевания более тяжелые. Вирус этот завозной – и в Италию, и во Францию, и в Германию, и в Испанию, и в Россию. Это связано именно с туристами, которые находились в КНР, когда на тот момент отмечались случаи заболевания атипичной пневмонией.

- Как сейчас по миру новый вирус лечат? Есть ли разработки, может быть, от ВОЗ?

Людмила Алимбарова:. С точки зрения доказательной медицины, ни один препарат, который даже рекомендуется ВОЗ, не имеет 100-процентной доказательности. Но есть препарат, который себя хорошо зарекомендовал во время эпидемии SARS и MERS, это был рибавирин. ВОЗ рекомендует использование этого препарата. Вторая группа – интерферон-содержащие препараты, которые тоже хорошо себя зарекомендовали во время эпидемии MERS. Что касается препаратов в отношении лечения ВИЧ, исследования, которые проводились, показали, что эти препараты оказываются эффективными на предотвращение генерализованного распространения у человека. Каждый врач руководствуется рекомендациями ВОЗ и временными рекомендациями, которые разработаны на уровне министерств здравоохранения каждой страны. В нашей стране есть уже третья версия временных методических рекомендаций, где регламентируется порядок назначения лекарственных препаратов пациентам с определенной степенью тяжести коронавирусной инфекции.

- То, что люди сами себе назначают противовирусные средства, как вы это прокомментируете?

Людмила Алимбарова: Любое лекарство имеет противопоказания и показания. Прежде чем покупать какой-то препарат и принимать, а, тем более, не один, нужно подойти к врачу и получить рекомендации, поскольку только врач определяет ваше состояние и необходимость назначения или неназначения конкретного противовирусного препарата.

- Есть версия о том, что этому вирусу очень невыгодно убивать своего носителя.

Людмила Алимбарова: Я абсолютно с вами согласна, потому что любому вирусному агенту нет смысла доводить до такого состояния, чтобы его хозяин погиб. Он заинтересован как можно дольше циркулировать и находить компромиссы с человеком и животным, у которых он вызывает заболевание. Мы можем пример привести в отношении вирусов герпеса, которые тоже известны людям, особенностью которых является способность к латентному состоянию, длительному, на протяжении всей жизни человека. Эти вирусы могут себя не проявлять. Но при возникновении триггерных факторов, которые приводят к снижению иммунитета, они могут проявляться, например, простудой на губах, постоянно повторяющимися рецидивами. Мы можем сказать, что коронавирусы – не исключение, не являются теми агентами, которые были бы готовы привести к неблагоприятному исходу.

- Полностью излечиться можно?

Людмила Алимбарова: В данном случае мы можем сказать, что можно, потому что сведений, что коронавирусы обладают персистентным характером своего воздействия на организм человека, на сегодняшний день не получено.

- Почему сегодняшняя ситуация вызывает такую панику? Большое количество противоэпидемиологических мер принимается, почему?

Людмила Алимбарова: Панику вызывает то, что когда появляется какой-либо новый агент, бактериальной этиологии или вирусной, он всегда вызывает определенный испуг и страх у человека. Учитывая, что одновременно в разных странах стали регистрироваться случаи этого заболевания, это и повлияло на такое отношение к патогену. Все мероприятия, которые используются на источник инфекции, на механизмы передачи инфекции, своевременны и имеют место быть, чтобы прервать развитие инфекционного процесса в дальнейшем.

- Нынешняя статистика не сильно отличается от общей статистики заболевания обычной пневмонией?

Людмила Алимбарова: В принципе, абсолютно согласна. Если мы посмотрим по тому, как развивается инфекция в разных странах, эпидемиологи могут посмотреть, что на первой неделе регистрируются единичные случаи, на следующей неделе они достигают десятка, еще через неделю – сотни, еще через неделю – тысячи. За исключением Италии, здесь всплеск шел до 5 тысяч. Но это индивидуальные особенности, связанные с возбудителем и, возможно, хозяином вируса.

- Может быть, не стоило закрывать все границы?

Людмила Алимбарова: Чтобы прервать быстрое развитие эпидемиологического процесса и снизить число заболевших, все мероприятия, направленные на источник и механизм передачи инфекции, своевременны и должны быть. Поскольку это доказано историей предыдущих эпидемий, тем, что давно человеком установлено и получило хорошие результаты в разных странах, не только в России.

- Очень интересная ситуация в Великобритании. Они какое-то время считали, что лучше пустить эпидемию на самотек, чтобы большинство населения переболело и выработало групповой иммунитет, что сейчас там происходит?

Людмила Алимбарова: Большая часть врачей Объединенного Королевства перешла к совершенно другой точке зрения. Они поняли, что в сложившейся ситуации лучше, когда назначаются карантинные мероприятия, связанные с ограничениями на источник и механизм передачи. В данном случае, если вы посмотрите последние сводки, они характеризуют изменение отношения к этому вирусу в плане установления жесткого эпидемического контроля за этим инфектом.

Когда была эпидемия SARS, карантинные мероприятия, которые проводились в Канаде именно в отношении Торонто, послужили тому, что в течение трех недель удалось купировать распространение заболевания и снизить число заболевших. Это вполне оправданные меры, которые показали себя историей.

- Почему этот коронавирус так быстро причислили к разряду пандемий? Это было уже в марте.

Людмила Алимбарова: Одновременное появление заболевания в разных странах мира с большим числом заболевших привело к тому, что объявили пандемию. Но пандемии объявляются не только по поводу коронавирусов. Еще в 2005 году аналогично ВОЗ объявила пандемию по норовирусной инфекции. Казалось бы, это немножко другой патоген, но это тоже вирус, который вызывает патологии со стороны ЖКТ. В связи с тем, что наблюдалось практически одновременно в разных странах мира, объявили. Это вполне закономерные мероприятия.

- Но та пандемия такой огласки не получила.

Людмила Алимбарова: Возможно, в 2005 году у нас было не столько гаджетов, и мы не настолько внимательно относились к тому, что происходит в соседних странах. Это связано только с этим.

- Все очень боятся главного осложнения коронавируса – пневмонии. Есть версия, что нужно делать прививку от пневмококка, чтобы она не возникла. Как вы прокомментируете?

Людмила Алимбарова: Вакцинация против пневмококка и коронавирусная – разные вещи, поскольку коронавирусы по этиологии – вирусные агенты. Пневмококковая направлена на иммунизацию против агента, который относится к бактериальным этиологическим факторам. Да, вакцина замечательно себя зарекомендовала, когда вводится детям младшего возраста, и людям, имеющим хронические соматические заболевания, в том числе легочную патологию. Эта вакцинация введена в Национальный календарь профилактических прививок в 2014 году. По разным данным, которые официально опубликованы, она позволила снизить число осложнений, которые связаны с этим заболеванием, и снизить смертность и инвалидизацию у этих людей, от 3 до 5 раз, по разным данным. Но отношения к коронавирусу эта вакцинация не имеет. Хотя, возможно, как любой вакцинный препарат, она стимулирует неспецифический иммунитет и может каким-то образом повлиять на тяжесть распространения. Но к коронавирусу пневмококковая инфекция не имеет никакого отношения.

- Что сейчас происходит в этом направлении? Кто и что разрабатывает? Как скоро можно ждать лекарства?

Людмила Алимбарова: В различных странах, которые столкнулись с этой проблемой, по требованию ВОЗ происходит не только разработка тест-систем, но и исследуются препараты, которые обладают инотропным действием, и средства иммунопрофилактики, которые могли бы предохранить от последующей встречи человека с этим патогеном. Такие исследования проводятся в США, Германии, Англии, в России, в КНР. По последним данным, в Китае эти исследования приступили к доклиническим испытаниям. У нас тоже разработаны на территории Российской Федерации различными научно-исследовательскими центрами прототипные варианты, которые, вполне возможно, скоро будут испытываться. Только время покажет, какие из этих прототипов будут эффективны. Как по времени? Если бы была обычная ситуация, то это от полутора лет и выше. Но, учитывая экстраординарную ситуацию в плане распространения, срок может быть сокращен до 9 месяцев, но без потери эффективности.

- Берут за основу уже существующие вакцины?

Людмила Алимбарова: Вполне возможно, такие платформы сейчас испытываются. Какая окажется наиболее эффективной, мы узнаем спустя 6-9 месяцев. Каждая из технологий имеет место быть и уже опробована в мире.

- Давайте сформулируем правила, которые помогут нам обезопасить себя и близких.

Людмила Алимбарова: Нужно более трезво оценивать ситуацию и смотреть на то, что те меры, которые принимаются, направлены на благо человека. Если человек будет прислушиваться к рекомендациям врачей, четко следовать указаниям, которые ему предписаны, это повлияет на его физическое состояние и позволит снизить риск инфицирования.

comments powered by HyperComments