Сколько будет штормить мировую экономику?

16:36 19/03/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

Эксперты считают, что в условиях кризиса выгодно покупать акции российских компаний. В перспективе они могут существенно вырасти в цене. На мировых рынках ценные бумаги большинства компаний опустились до минимальных значений. На российский фондовый рынок давят нефтяные котировки и паника из-за коронавируса.

В текущей экономической ситуации эксперты предостерегают от совершения валютных операций. Курсы доллара и евро начали расти после обвала мировых цен на нефть. Как сохранить сбережения, телеканалу «МИР 24» рассказал президент Центра экономики инфраструктуры, кандидат экономических наук Владимир Косой.

- Экономисты в один голос предостерегают от покупки наличной валюты. Почему?

Владимир Косой: Я бы не был столь категоричен, но я бы сказал главное: не метаться и не пытаться спекулировать. Если вы пытаетесь спекулировать, вы точно проиграете профессионалам.

- Говорят, что покупать валюту сейчас поздно?

Владимир Косой: Я думаю, да. Равновесный курс скоро будет достигнут. Я имею в виду равновесный курс с учетом нынешних цен на нефть, на другие предметы российского экспорта. Мы уже не так далеко от нижней точки. До дна мы еще, я думаю, не дошли, но где будет это дно, мы сейчас сказать не можем. Не совсем понятно, как себя поведут все основные товары российского экспорта. Кризиса такого, как мы видим сейчас, и как он развивается, еще не видел практически никто. Масштабы бедствия (я не имею в виду бедствие в Российской Федерации) в целом сопоставимы с мировой войной.

- По мнению многих экспертов, самый надежный способ сохранить сбережения – сделать долгосрочные вложения в акции российских компаний, которые сейчас максимально упали в цене. Поддерживаете такую стратегию?

Владимир Косой: Категорически нет. На сегодняшний день, если говорить о вложениях в акции, кто-то из моих коллег на днях очень образное сравнение привел: пытаться на падающем рынке скупить акции – это все равно, что ловить падающий нож. Никто пока не понимает, где это дно. Мы не знаем. Может быть, мы уже на дне. Но пока не начинается рост, причем не такая волатильность, когда акции могут летать в течение дня на 5-10 процентов в любую сторону, даже профессиональные брокеры не в состоянии оценить, куда пойдут те или иные акции. Тем более я не советовал бы никому пытаться выходить на рынок Forex.

- Какие акции сегодня, на ваш взгляд, наиболее привлекательны? Сильно потеряли в цене бумаги «Аэрофлота» на фоне сообщений об отмене рейсов по некоторым европейским направлениям. Дешевеют также и нефтяные компании, например, ЛУКОЙЛ, «Роснефть» и «Сургутнефтегаз».

Владимир Косой: Дешевеют не только они. Я посмотрел, что происходит с американским Chevron и ExxonMobil. Так они еще неделю назад провалились почти на 50%. И они до сих пор не достигли дна, поэтому сейчас пытаться определить дно по фондовому рынку я бы не стал и никому бы не советовал этим заниматься.

- Эксперты по-разному смотрят на то, что сейчас происходит с ценами на нефть и валютным курсом. Кто-то говорит о временных трудностях России и других стран постсоветского пространства. А кто-то – о серьезном и затяжном кризисе. Вы какой точки зрения придерживаетесь?

Владимир Косой: Я поддерживаю ту точку зрения, что мы попали в очень серьезный кризис. Более того, никто никогда не видел таких явлений. Были колебания финансовых рынков, недвижимости, биржевых товаров – нефть, уголь, металл.

- Попытки сравнить с кризисом 2008 года некорректны?

Владимир Косой: Они будут некорректны. То, что произошло в Европе, а до этого происходило в Китае, когда огромные регионы закрываются на карантин... Проблема в том, что произошла остановка экономики не только в плане биржевых товаров и финансов. Происходит остановка всех сервисов. То, что называется сектором услуг, который, если говорить об экономике постиндустриальной – американской, европейской, – составляет более 70% нынешней экономики. Останавливается эта экономика. И это гораздо страшнее, потому что никто пока не понимает, какие последствия мы получим.

- Можно сейчас сказать о том, насколько это затянется? Карантин – это месяц-два.

Владимир Косой: Возможно, да. Я готов согласиться с этим, а дальше мы будем смотреть, что останется на пепелище. Особенность этого кризиса заключается в том, что страдают не только те сектора, которые страдают всегда, а те сектора, которые в предыдущие кризисы, когда это не было связано с пандемией, никогда не страдали, вернее, это было на уровне мультипликаторов, это были отложенные вещи, падал спрос. Но так, чтобы единовременно такие города, как 5-миллионный Мадрид, закрывались на карантин, такого пока мировая экономика не видела.

- Кто-то из экономистов сравнил то, что сейчас происходит в мировой экономике, с эффектом падения костяшек домино, когда непонятно, какая куда полетит. Это примерно так?

Владимир Косой: Нет, я бы сказал по-другому. Понятно, что современная экономика Европы рассыпается. Звучат такие заявления, что Германия и ряд других стран готовы вкладывать сотни миллиардов долларов, чтобы осуществить восстановление экономики после того, что мы получили в результате кризиса. Но пока никто не понимает, где те точки, чтобы эффективно вкладывать деньги. Мало будет вложить деньги, надо будет найти те точки, из которых будут получаться наибольшие мультипликаторы, где мы получим реальный эффект восстановительный от того, что мы раздали деньги.

- Вернусь к началу. Получается, что на сегодня рецепта того, как сохранить рублевые сбережения, не существует?

Владимир Косой: Универсальное средство следующее – если вы не понимаете, что делать, не делайте ничего. Если у вас деньги лежат на депозите в Сбербанке, сидите и ждите, пусть они там лежат. Возможно, вы что-то потеряете на курсе. Но если у вас нет валютных обязательств, а есть обязательства по рублевой ипотеке или другие проблемы, вы ничего не потеряете. Вы не приобретете, но и не потеряете, а это в условиях тяжелых кризисов главное.

comments powered by HyperComments