Как коклюш научился маскироваться и почему он очень опасен для всех?

17:00 17/03/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

В России резко выросла заболеваемость коклюшем. За два года число заболевших увеличилось с 5,3 тыс. до 14,4 тыс. человек. Только в январе 2020 года коклюшем заболели более 1700 человек. Четверть случаев зафиксирована в Москве. Больше половины заболевших детей не получили вакцину из-за отказа родителей. Треть заболевших прошли полный курс вакцинации.

От коклюша прививают в 3 месяца, в 4,5 и в 18. Через 5 лет после вакцинации иммунитет ослабевает, организм становится восприимчивым к коклюшу. Главное проявление бактериальной инфекции – длительный, приступообразный кашель. Коклюш смертельно опасен для грудных детей.

Коклюш вызывает коклюшная палочка, или бактерия Борде-Жангу. Возбудитель поражает слизистые дыхательных путей. Выделяемый бациллой токсин формирует сильный спазм мелких бронхов. Один из главных симптомов – мучительный кашель. Наиболее частое осложнение коклюша – пневмония. Болезнь передается воздушно-капельным путем и длится до 8 недель. При контакте с заболевшим вероятность заражения у непривитого ребенка – до 90%.

Почему в России резко выросла заболеваемость коклюшем, телеканалу «МИР 24» рассказала кандидат медицинских наук, заведующая детским инфекционным отделением Центральной клинической больницы управления делами президента России, один из разработчиков новой российской вакцины от коклюша Алиса Медкова.

- На фоне новостей о коронавирусе меркнут данные о распространении других серьезных инфекций. И коклюш – одна из них. Много лет о нем почти не вспоминали. Как проявляется болезнь и чем грозит?

Алиса Медкова: С обывательской точки зрения долгое время такой проблемы как коклюш не существовало. Тем не менее, исследователи по всему миру, которые занимаются эпидемиологией и вакцинопрофилактикой коклюша, а также мониторингом штаммов циркулирующих, популяцией коклюшных микробов, которые вызывают заболевание, уже в течение 20 лет последних били тревогу, что заболеваемость коклюшем растет. Прежде всего, на фоне массовой вакцинопрофилактики, на фоне применения коклюшных вакцин. Тот результат, который мы на сегодняшний день имеем с подъемом заболеваемости и беспрецедентным ростом случаев заболеваний коклюшем, – это закономерный исход этой проблемы.

- Заболеваемость коклюшем растет стремительно. Два года назад, по данным Роспотребнадзора, было чуть больше 5 тысяч заболевших. В прошлом году уже почти 14,5 тысяч. В январе 2020 года уже – 1758 человек.

Алиса Медкова: Официальные данные немножко занижены. Я боюсь, что настоящие цифры будут больше. Основная проблема коклюшной инфекции на сегодняшний день – большое количество атипичных форм, то есть нетипичных форм заболевания. Раньше на улице грамотный педиатр мог услышать кашель и сказать, что у ребенка коклюш, не простуда, а типичный спастический кашель с так называемыми репризами, когда после кашлевых толчков происходит шумный вдох. Когда это один раз увидишь или услышишь, это больше ни с чем не спутаешь. После такого приступа может быть и рвота. Таких приступов может быть от 10 до 30 за сутки. Количество типичных коклюшных приступов определяет тяжесть течения заболевания наряду с изменениями в общем анализе крови, которые абсолютно типичны для коклюша, и наряду с тем, какие осложнения развиваются у ребенка после инфекции или вместе с коклюшем в ранние сроки болезни.

- Старая вакцина не работает?

Алиса Медкова: Проблема в том, что вакцина работает, но возбудитель научился обманывать иммунитет, ускользать от механизмов иммунного ответа, которые способствуют элюминации возбудителя в организме. Получается, что микроб длительно находится в организме. Раньше считалось, что коклюш – это заболевание, которое переносят один раз в жизни. Если ты перенес его в детстве, то тебе это не грозит, якобы возникает пожизненный иммунитет. Сегодня это не так, это уже доказано. Коклюш считается не детской инфекцией типичной, которой мы привыкли ее считать, а это заболевание, которому подвержены все возрастные группы, вплоть до людей пожилого возраста. Поэтому одна из стратегий ВОЗ на сегодняшний день в отношении коклюша – вакцинация в течение всей жизни против этой инфекции.

- Сколько действует вакцина?

Алиса Медкова: Сейчас в календарь прививок входит обязательная вакцинация в 3 месяца, в 4,5, потом в 6 месяцев, ревакцинация в 18 месяцев. Эту схему мы не меняем, ее нужно придерживаться, если у ребенка нет официальных медицинских отводов по каким-то причинам. И ведена ревакцинация в 7 лет.

- А для взрослых?

Алиса Медкова: Для взрослых хорошо бы, чтобы бустерная вакцинация была проведена в 14 лет, а дальше в 21 и с промежутком хотя бы в 10 лет. Есть еще другая стратегия ВОЗ, которая предусматривает вакцинацию всех членов семьи, в которой планируется появление маленького ребенка. Эта возрастная группа детей – от 1 месяца до года – считается самой уязвимой для коклюша. Это дети, которые наиболее тяжело переносят заболевание, вплоть до того, что они попадают в реанимационные отделения на аппараты искусственной вентиляции легких, вплоть до летальных исходов. Это группа, которую в первую очередь необходимо защищать с помощью вакцинации. Но проблема в том, что дети от 1 до 3 месяцев слишком маленькие, чтобы их вакцинировать. А дети от 3 до 6 месяцев не успевают пройти полный курс вакцинации. Поэтому в Европе основной упор делается на вакцинацию матерей в третьем триместре беременности. Считается, что они передают антитела только что родившемуся ребенку. И эта стратегия, когда мы вакцинируем всех членов семьи, чтобы они не могли потенциально заболеть этой инфекцией и не могли заразить своего маленького ребенка в тот период, когда он еще не может быть привит полностью.

- Взрослым наверняка же никто бесплатно прививку не сделает? Насколько дорогая вакцина, где ее можно отыскать?

Алиса Медкова: Она сейчас есть, называется «Адасель», с уменьшенным количеством содержания дифтерийно-столбнячного и коклюшного антигенов. Она предназначена для вакцинации старших возрастных групп и детей старше 5 лет. Если мы говорим об АКДС из детства – это наша отечественная, расшифровывается как адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная. Она имеет принципиальное отличие. Это убитая вакцина, которая содержит цельные бактериальные коклюшные клетки. Если мы говорим о бесклеточных вакцинах, они у нас все импортные. Их производство и разработка были налажены за рубежом в 90-е годы, они содержат отдельные очищенные антигены коклюшного микроба, это бесклеточная вакцина, там нет цельных коклюшных микробных клеток. Считается, что она менее реактогенна, хотя были проведены сравнительные исследования, в том числе в нашей стране, и реактогенность АКДС, как ее позиционировали долгое время, она не доказана.

- Вы участвуете в разработке отечественной вакцины от коклюша. Она принципиально чем от старой отличается?

Алиса Медкова: В настоящее время разрабатывается живая рекомбинантная вакцина нового поколения. Принципиально она отличается от тех вакцин, которые существуют на сегодняшний день и доступны нам для применения тем, что там живой возбудитель. Он не убитый, не инактивированный. Штамм прошел генетическое ослабление: в генетической структуре есть определенные мутации, которые выключают определенные участки его генома, и этот микроб перестает синтезировать факторы патогенности, благодаря которым он может вызывать заболевание. Получается, что он не опасен, он не может вызвать заболевание, он не вырабатывает коклюшный токсин, благодаря которому мы видим клинические проявления коклюша, но при этом он иммуногенный – он вырабатывает белки, в ответ на которые будет вырабатываться специфический иммунитет в организме взрослого или ребенка.

comments powered by HyperComments