Сможет ли Европа убедить Эрдогана оставить беженцев в обмен на финансовую помощь?

17:52 03/03/2020
ФОТО : МТРК «МИР»

Десятки тысяч сирийских мигрантов пытаются прорваться из Турции в Грецию. За несколько дней в страну проникли более 130 тысяч нелегалов. Напряженная ситуация сложилась на островах Хиосе, Самосе и Лесбосе. Между правоохранителями и беженцами на границе происходят столкновения. Полиция применяет слезоточивый газ и шумовые гранаты, чтобы остановить мигрантов. 28 февраля Турция открыла свои границы с Евросоюзом для сирийских беженцев. В Анкаре объяснили это тем, что больше не могут сдерживать потоки мигрантов.

В 2016 году Евросоюз и Турция подписали соглашение по урегулированию миграционного кризиса. Согласно плану, ЕС обязался оказать Турции финансовую помощь. Около 6 млрд евро предназначалось на проекты по приему сирийских беженцев. Все нелегалы, находящиеся в Греции, должны были высылаться обратно в Турцию. В обмен на это Евросоюз должен принимать одного сирийского беженца напрямую из Турции.

Как будут развиваться события дальше, телеканалу «МИР 24» рассказал директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

- Почему это произошло именно сейчас? Ведь вроде и ситуация в Сирии улучшается. Да и до этого в самые сложные годы как-то удавалось сдерживать нелегалов.

Владимир Лепехин: Ключевой вопрос, который возникает: почему после того, как несколько лет назад образовалась коалиция в составе Россия-Турция-Иран, и это оздоровило обстановку на Ближнем Востоке, вдруг месяц-полтора назад Эрдоган развернулся от России и начал некие самостоятельные действия на сирийском направлении. И сейчас дошел до того, что прямые столкновения происходят между российскими военнослужащими и турецкими в регионе. Понятно, что столкновения вынужденные, случайные, потому что в составе сирийских вооруженных сил наша авиация работает и так далее, а турецкие военнослужащие оказались в составе умеренных террористов. Жесткой границы нет. Не желая того, не желая столкновений, погибло определенное количество турецких военнослужащих, после того как сирийские ВВС нанесли удары. С моей точки зрения, ключевой точкой разворота Эрдогана в сторону от России стало 15 января – решение Путина, связанное с суверенизацией страны, с внесениями изменений в действующую Конституцию. Это не нравится некоторым людям, политикам на Западе, некоторым центрам силы, которые имеют воздействие на Турцию. Для примера могу сказать, что это не нравится Британии, которая тут же некоторое время назад довела до логического конца эпопею с Brexit, тем самым развязала себе руки для геополитической игры. Турция всегда находилась под влиянием Британии. Учитывая те провокации, которые были против Ирана в конце прошлого года, они ни к чему не привели, столкновений не произошло – ни США с Ираном, ни Израиля с Ираном, не удалось Россию втянуть в этот процесс, но задача остается, чтобы в регионе сохранилась нестабильная обстановка. Следующим кандидатом не Иран, а Турция является, уже запущен виток противостояния. С моей точки зрения, нужно понимать, что Эрдоган – не дурак, что экономические перспективы Турции связаны, в последние годы это подтвердилось, в сотрудничестве с Российской Федерацией, с ЕАЭС, а эти отношения нужно сохранять. Что связывает, например, Турцию с Британией? Газопровод, в частности, который требует денег. Британцы собираются, компания BP, увеличить свою долю во владении этим трубопроводом. С одной стороны, «Турецкий поток». С другой стороны, есть азербайджанский газ, туркменский в будущем, трубопровод через Турцию. Самое главное, когда мы говорим о событиях на Ближнем Востоке, речь идет не только о политическом влиянии. Это борьба за нефть и газ.

- Я все-таки о ситуации на границе, о том, что будет дальше. Как вам кажется, смогут ли они убедить Эрдогана оставить беженцев в обмен на финансовую помощь? Как это и было предусмотрено соглашением между Брюсселем и Анкарой от 2016 года.

Владимир Лепехин: Эрдоган претендует на долю в нефтяном бизнесе. В Ливии идет процесс раздела. Там сложная ситуация, ЕС она интересует с нефтяной точки зрения. В Сирии контролируют американцы, частично Россия, Британия пытается участвовать. Эрдоган, который находится в центре региона, не хочет быть только транзитером. Турция претендует на то, чтобы быть в доле, в этом бизнесе участвует плотно. Если посмотреть структуру турецкой экономики, кроме поставок сельхозпродукции в Россию и туризма, по большому счету шансов нет. Это колониальная держава, несмотря на достаточно бурное развитие. Он хочет быть равным. Не принимают в Евросоюз, в НАТО его держат немножко на задворках, поэтому нужно участвовать в энергетическом бизнесе. Поэтому давление идет и на Россию, и на ЕС. Эрдоган всячески показывает, что он не пешка, что с ним надо считаться.

– Какое давление могут оказать на Эрдогана?

Владимир Лепехин: Мало того, что у них нет рычагов давления, влияние ЕС падает. Есть ли шансы у Эрдогана? Шансы есть. Поэтому, наверное, он сможет растолкать. Куда-то, к какому-то бизнесу его допустят.

- А если говорить со стороны Москвы? Как Россия может повлиять на эту ситуацию? И как эта ситуация может повлиять на взаимоотношения?

Владимир Лепехин: Для этого Эрдоган и едет, и они с нашим президентом будут разговаривать. Я думаю, речь пойдет о том, чтобы Россия тоже подвинулась, в каких-то вопросах оказала поддержку Турции, если речь идет о взаимоотношениях Турции и ЕС. Такая многоходовая комбинация, в которой Эрдоган пытается маневрировать.

- Эрдоган периодически делает несколько авантюрные заявления. Видит, что не срабатывает, делает шаг назад.

Владимир Лепехин: У него такой стиль. Нужно иметь в виду, что не только внешние факторы есть, есть и внутренние. Это исламизированная страна, где очень влиятельны братья-мусульмане, радикалы исламские. Конечно, он должен делать заявления национального характера периодически, быть популистом, поэтому он грамотно действует, чтобы удержаться у власти.

- Насколько Европа готова принять новый поток беженцев?

Владимир Лепехин: Сейчас эта проблема будет восприниматься несколько иначе, чем 5 лет назад, поскольку негатив испытали все на себе, с одной стороны. С другой стороны, нет консолидированного мнения, как это было раньше, что нужно всем вместе подумать. Сейчас каждый сам за себя в Европе, никто не будет брать на себя ответственность. Многие страны уже готовы к тому, чтобы принимать жесткие меры. Тот же британский Brexit показал, одна из тем, которая звучала: мы не хотим, чтобы европейские правила действовали в нашей стране по беженцам. Если вдруг поток пойдет, то это может еще дальше расколоть Европу и быть источником дестабилизации.

- Под видом беженцев раньше проникли и радикальные люди. Были и нападения, и теракты после этого.

Владимир Лепехин: Если сейчас это пойдет, уже не только Британия, начнутся волнения в Испании и Италии, которая испытывает ряд проблем. Я думаю, и Макрон будет против, особенно после истории с «жилетами», тоже достаточно нестабильная ситуация в стране, зачем ему дополнительный фактор.

comments powered by HyperComments