«Домжур», где когда-то собирались Пушкин, Блок и Маяковский, отмечает вековой юбилей

12:54 03/03/2020
ФОТО : ТАСС / Коротаев Артем

Место встречи литературного бомонда. Центральному Дому журналиста в Москве сегодня – 100! Сюда мечтали попасть все писатели Союза, а он открывал двери лишь избранным. Там угощали фирменной осетриной по-монастырски и филе по-суворовски с кровью. В здании на Никитском бульваре можно было услышать Есенина, Блока, Маяковского. Об истории знаменитого «Домжура» и его традициях – корреспондент «МИР 24» Глеб Стерхов.

Сегодня слово «Домжур» известно каждому, кто пишет на злобу дня. В разные времена Центральный дом журналиста называли по-разному. Однако неизменно одно: тут всегда собирались те, кто умеет писать не просто хорошо – гениально. Еще с XIX века, когда в каминный зал усадьбы показаться московскому бомонду приехал литературное «наше все». «20 февраля 1831 года, когда Александр Сергеевич Пушкин впервые вывел в свет свою молодую супругу, Наталью Гончарову, и представил ее светской публике», – рассказала руководитель отдела координации и сопровождения мероприятий Центрального дома журналиста Наталия Титова.

Пушкин тогда много декламировал из своего последнего и даже неизданного. Все понравилось. Приглашать поэтов и писателей стало традицией. Потом революция, самодержавие кануло в лету, к власти пришли большевики, у которых тоже свои таланты. «На протяжении 200 лет здесь побывали сотни представителей творческой интеллигенции, начиная от Александра Пушкина и заканчивая Александром Блоком, Сергеем Есениным, Владимиром Маяковским», – отметила Титова.

Именно глашатай революции, Маяковский, был автором идеи усадьбу национализировать и приспособить под нужды пролетарских писателей. Нарком просвещения не возражал. 3 марта 1920 года на здание повесили вывеску: «Дом печати». А Владимир Маяковский стал первым его председателем. Говорят, самым строгим и практичным за всю историю «Домжура». «И вот на эти вечера Маяковский приглашал известных творческих людей. На этой сцене они читали стихи. И за свое творчество они получали немалые гонорары. И для того чтобы эти гонорары каким-то образом у них отобрать, Маяковский после этих творческих вечеров закрывал двери и никого не выпускал из этого дома. Накрывал столы. И всегда при этом говорил: все деньги, которые вы сегодня оставите здесь, пойдут для нищих, голодающих Поволжья», – рассказала старший администратор Центрального дома журналиста Татьяна Лыкова.

Гонораров было не жалко. Членских взносов – тем более. Деньги были ничто в сравнении с бесценной возможностью собираться вместе, творить и лично и неформально общаться с небожителями печатного слова. И «Дом печати» был главным и единственным местом, где собирались тогдашние акулы пера. «Сюда попасть было невозможно. Вообще! Вход был по пропускам. По пропускам членов Союза журналистов», – сказала Лыкова.

Как алкоголь убивал писателей

Молодые дарования вырастали в признанных мэтров и опять передавали эстафету молодым. Традиция жива и в постсоветские времена. Накануне 17 лет со дня основания отмечала школа журналистики при «Домжуре». «Обучаются в школе ребята с 5 по 11 класс. Они еженедельно имеют возможность знакомиться, общаться и, собственно говоря, получать тот бесценный опыт, которым готовы делиться профессионалы», – сказал советник директора Центрального дома журналиста Артур Каплан.

Сегодня Центральный дом журналиста – старейшая информационная площадка в Москве, а еще обширнейшая. Здесь и своя школа мастерства, и свой кинотеатр с фильмами «не для всех», свой ресторан и свои выставочные площади, особые встречи, пресс-конференции и дискуссии. Все как в давние времена. Только вход теперь не для избранных, а для всех желающих.

Глеб Стерхов
comments powered by HyperComments