В Северной Осетии пенсионерка пытается доказать, что пережила блокаду Ленинграда

11:50 20/02/2020

101-летняя пенсионерка пытается доказать, что пережила блокаду Ленинграда. Однако документы утеряны, а в архивах Санкт-Петербурга информация не сохранилась. К делу подключился Следственный комитет России. Глава ведомства Александр Бастрыкин поручил изучить биографию женщины и помочь ей. Сейчас Александра Левченко живет в Северной Осетии, за ней ухаживает не родной человек, но ближе чем он, у бабушки никого нет, передает корреспондент «МИР 24» Чермен Улубиев.

Имя «Рамиз» Александре Ильиничне выговорить сложно. Бабушке уже 101 год. Шесть лет назад простой таксист стал для нее самым близким человеком. Ухаживает, кормит, ходит с ней на прогулки.

«Дай Бог всем. Даже родной сын так за матерью не смотрит, как он за мной смотрит», – отметила Александра Левченко.

Они когда-то жили по соседству. Молодой человек часто подвозил бабушку в поликлинику и на рынок. В разговорах выяснил: пенсионерка осталась без родных и без жилья. Квартиру обманом отобрали дальние родственники. Оставить ее на улице не смог, взял жить к себе. А на вековой юбилей даже стихотворение ей посвятил.

Родилась долгожительница на Кавказе. Но в 1931 году вместе с тетей переехала в Ленинград. Там ее и застала война. По словам пенсионерки, в блокаду умер ее единственный сын. Похоронили на Пискаревском кладбище.

«Много пережила: и голод, и холод. И собак ела, и кошек ела, и крыс ела. Хлеба давали с опилками 125 граммов. А что там? Там нечего есть!» – отметила Александра Левченко. 

В блокаду Александра Левченко работала на Кировском заводе. Там с 1940 года наладили выпуск танков, изготавливали боеприпасы. Теперь пенсионерке приходится доказывать, что она жила и трудилась в Ленинграде. Все документы в 70-е годы у нее потерялись.

«А что толку, сколько прошу-прошу, сколько он пишет-пишет и ничего не получается. Куда деваться! И Бог смерти не дает», – указала Александра Левченко. 

Восстановить бумаги Александры Ильиничны много раз пытался и Рамиз. Но многие архивы Санкт-Петербурга сохранились лишь частично. И там данных о бабушке нет.

«Это те запросы, которые я писал и в Центральный архив Минобороны, и в питерское МВД. Везде пишется: не значится, не числится», – рассказал Рамиз Алиев.

Такой же ответ получили и в Министерстве труда и социального развития Северной Осетии.

«Единственный вариант – доказательство через суд. Но нужны тогда еще свидетели. К сожалению, свидетелей в настоящее время нет. Поэтому вопрос подтверждения статуса так и подвис в воздухе», – отметила заместитель министра труда и социального развития Северной Осетии Алина Айдарова.

Но ведомство оказывает разовую помощь. Выделили сначала 20 тысяч, затем еще 100. Помогли с инвалидной коляской. Предложили лечение в санатории. Но это все, на что может претендовать долгожительница без статуса блокадницы.

«Осталось только, наверное, ее посадить на детектор лжи, чтобы задать вопросы, действительно ли она там проживала, врет она или нет. Мне уже в голову ничего не приходит», – признался Рамиз Алиев.

До полиграфа не дойдет. К изучению биографии бабушки подключился Следственный комитет – управления во Владикавказе и Санкт-Петербурге – по личному поручению Александра Бастрыкина. Возможно, к юбилею Победы Александра Левченко все же получит статус блокадницы.

Чермен Улубиев
comments powered by HyperComments