Тигран Саркисян – об итогах работы на посту главы ЕЭК и своем юбилее. ЭКСКЛЮЗИВ

11:15 29/01/2020
ФОТО : МТРК «Мир» / Ирина Фомочкина

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян отмечает 60-летие. Опытный государственный деятель в скором времени должен покинуть свой пост. При его руководстве удалось добиться экономического роста на рынках ЕАЭС, принять новый Таможенный кодекс и совершить цифровую трансформацию экономики.

В эксклюзивном интервью телеканалу «МИР» в рамках программы «Евразия.Дословно» Тигран Саркисян подвел итоги проделанной работы, а также рассказал, с какими мыслями встречает свой юбилей и какие новые задачи ставит перед собой.

Январь 2020-го очень знаковый месяц для вас. Во-первых, это месяц вашего юбилея, с чем я вас поздравляю, и во-вторых, вы покидаете свой пост. Скажите, с какими чувствами и мыслями вы встречаете эти два события?

Саркисян: Мы до последнего дня будем в работе, поэтому времени еще не было для того, чтобы делать такие глобальные обобщения. Но в целом я могу сказать, что за четыре года проделана огромная работа, и я мог бы обозначить некоторые важные вехи. Прежде всего, это вопросы, связанные с внутренней организацией наших общих рынков. Здесь проделана большая работа. Это мы можем судить по тем показателям, которые есть у Кыргызстана и Армении. Это говорит о том, что формирование общих рынков содержит в себе серьезный потенциал для стимулирования экономического роста, в том числе и для остальных участников нашего союза. Второе важное мероприятие, которое было реализовано, это принятие нового Таможенного кодекса. Мы значительно сократили время, которое тратится бизнесом для таможенных операций, а это очень существенный фактор для формирования нашего общего экономического рынка. Третье направление, тоже принципиально важное для нас, – это цифровая трансформация всех бизнес-процессов, что позволяет повысить эффективность деятельности всех структур и одновременно это такой глобальный тренд, в который вовлечен, прежде всего, бизнес.

Это профессиональные успехи. А как вы как человек встречаете свой юбилей? Какие мысли, какие эмоции это у вас вызывает?

Саркисян: Об этом еще надо подумать?

Может, есть какой-то подарок, который вы особенно хотели бы получить?

Саркисян: Вы знаете, это очень сложный вопрос. Гораздо легче ответить на вопросы, которые касаются Евразийского союза, нежели такие личные вопросы. Честно говоря, я думаю, что моя супруга легко ответит на эти вопросы. Потому что, наверное, она лучше понимает меня, что я чувствую, и в правильное время дает правильную подсказку.

Тигран Суренович, вы посвятили политике всю свою жизнь. По сути, с окончания университета вы занимаетесь политикой. Есть ли еще какая-то сфера, которой вам было бы интересно посвятить себя?

Саркисян: Вы знаете, мне кажется, что на сегодняшний день самая актуальная проблема, которая стоит перед нами, перед нашими государствами, перед мировым сообществом, это выработка новых подходов в системе управления. И тут самая актуальная тема для политиков – это концептуальный разбор того, какой должна быть новая система управления и в соответствии с этим новый миропорядок. Это такие глобальные, в том числе философские, вопросы, которые меня волнуют.

Выгодная интеграция

Кстати, насчет философии. Я знаю, что у вас есть увлечение философией, и это очень редко встречается среди современных политиков. Это вам как-то помогает на вашем посту и в вашей работе, такой философский подход?

Саркисян: Вы знаете, в свое время Георгий Петрович Щедровицкий (советский философ, основатель и лидер Московского методологического кружка – прим. ред.) очень сильно повлиял на формирование моего мировоззрения. Он заразил меня «вирусом» методологии, поэтому всю жизнь я такой «заразный» и пытаюсь «заразить» моих друзей методологией. Я в целом согласен с его основным тезисом о том, что XXI век будет веком методологии. Потому что огромное количество информации – как работать с этой информацией, как разложить все по полочкам, для того чтобы ориентировать в современном мире? Методология очень сильно помогает в этом плане, и, наверное, если бы у меня был такой шанс все начать сначала, я бы, наверное, стал философом.

Очень интересно. Но я знаю, что вы увлекаетесь не только философией и политикой, но  еще и музыкой и даже играете на некоторых инструментах. Можете рассказать немного об этом увлечении? Может, есть что-то общее у политики и музыки – вот с этого, философского ракурса?

Саркисян: Я начинал с игры на виолончели. Родители заставляли меня, чтобы я ходил в музыкальную школу. Я сопротивлялся, потому что во дворе все смеялись надо мной, что я с таким огромным инструментом каждый день в музыкальную школу хожу. Потом постепенно виолончель уступила место гитаре. В студенческие годы в наше время это было очень популярно и модно, особенно в Питере, где я учился. И я увлекся гитарой, потом освоил флейту. В основном я играю для друзей и в кругу семьи.

У вас очень плотный график работы. Как получается совмещать его с хобби? Какие они есть сейчас?

Саркисян: Знаете, когда мы устраиваем семейные праздники, то обязательно все мои друзья и родственники требуют от меня, чтобы я обязательно что-то исполнил. Так что это держит меня в тонусе, и одновременно я пытаюсь находить время для того, чтобы играть в настольный теннис. Это мое второе увлечение после музыки, это тоже меня вдохновляет.

А детей как-то к спорту, музыке или, может, к политике приучаете?

Саркисян:  Мой младший сын в последние четыре года футбольный фанат. Он болеет за «Барселону». И у нас дома есть конфликт, потому что я сам болею за мадридский «Реал». Это создает определенный ажиотаж, но такой, приятный.

Вы можете вспомнить, какое решение, особенно в вашей профессиональной деятельности, далось вам сложнее всего?

Саркисян: Наверное, это дискуссия, которая у нас длилась три года, относительно определения подходов по коэффициенту расщепления таможенных пошлин, которые мы собираем и потом распределяем между государствами. С одной стороны, найти справедливый подход по этому коэффициенту, с другой стороны, подход, который устраивал все пять стран. И слава богу, что в прошлом году нам удалось найти консенсус и мы закрыли эту тему.

2020 год – это своеобразная веха в истории евразийского объединения. Что было сделано за эти годы самое важное?

Саркисян: Самое важное, что наши граждане почувствовали, что Евразийский экономический союз создает для них комфортные условия для жизни и для бизнеса. Жители наших пяти стран это реально почувствовали. Во-первых, это свободное передвижение на всей территории ЕАЭС. Второе – это социальные гарантии на всей территории, это возможность трудоустроиться, устроить своих детей в детсады, школы, университеты, это взаимное признание дипломов. Понятно, что это все создает комфортные условия для наших граждан, это реальные достижения. Одновременно это и комфортные условия для нашего бизнеса. И здесь нам, конечно, необходимо проделать очень много.

Как раз будущее ЕАЭС во многом зависит от того, какие решения и действия предпринимаются сейчас. Как вы видите перспективу, например, на следующие пять лет?

Саркисян: Во-первых, это полная реализации тех целей, которые заложены в союзном договоре. В частности, до 2025 года мы должны сформировать общие рынки газа, нефти, нефтепродуктов и электроэнергии. Мы должны сформировать общий финансовый рынок. А это означает, что коллегия нового состава должна реализовывать программы, которые нами разработаны для достижения этих целей.

С 1 февраля председательство переходит к Беларуси. И, по словам Александра Лукашенко, «в планах преобразовать ЕАЭС в полноценный экономический союз с равными возможностями для его участников». Как вы считаете, что должно быть сделано для того, чтобы это случилось?

Саркисян: Когда мы формировали союз, многие страны, для того чтобы создать комфортные условия для своего бизнеса, попросили, чтобы по многим товарным группам были изъятия, то есть работал бы не общий таможенный тариф для всего союза, а были бы изъятия, для того чтобы дать возможность бизнесу постепенно приобщаться к новым условиям. И это означает, что на сегодняшний день у нас еще пока рынки общие не сформировались до конца и есть элементы «недоинтеграции». И в ближайшие четыре года необходимо преодолеть эту «недоинтеграцию», с тем чтобы наши рынки заработали. И второе, конечно, это Белая книга, которую мы создали для того, чтобы описать все барьеры, изъятия и ограничения, которые существуют на наших рынках, с тем чтобы была целеустремленная работа по преодолению этих барьеров, которые еще существуют. И когда мы снимем все эти барьеры, у нас будут равные, конкурентные условия.

Надежда Сережкина
comments powered by HyperComments