Бесславный бой: хроника и итоги первой чеченской войны

12:38 11/12/2019

25 лет назад в Чеченскую Республику были введены войска. Так, по указу тогдашнего президента Бориса Ельцина началось восстановление конституционного строя. Было разрешено использовать все имеющиеся у государства средства для сохранения мира на Северном Кавказе. Первая чеченская кампания продлилась до 31 августа 1996 года, сообщает корреспондент «МИР 24» Роман Никифоров.

11 декабря 1994 года федеральные войска входят в Чечню сразу с трех направлений – из Северной Осетии, Ингушетии и Дагестана. «На армейском жаргоне колонну называют «ниточка». Эту из-за количества войск назвали лентой», – отметил офицер оперативного отдела бригады ОМОН в 1994 году Александр Коршунов.

Задача – восстановить конституционный порядок: сместить правительство генерала Джохара Дудаева и вернуть контроль над мятежной республикой. После неудачной попытки штурма Грозного, когда на подмогу местной оппозиции тайно направили бойцов российских танковых дивизий, не прошло и двух недель. Однако тогдашний министр обороны Павел Грачев уверяет, что подобное не повторится. Ведь за дело берутся профессионалы. «Если бы действовала российская армия, то я бы никогда не допустил, чтобы танки вошли в город. Если бы воевала российская армия, то силами одного парашютно-десантного полка в течение двух часов все было бы решено», – говорил он.

Когда президент поздравляет страну с Новым годом, штурм Грозного в самом разгаре, идет уже с утра. Первого числа у министра обороны еще и день рождения. В праздничной суете, он, видимо, забывает про свои обещания. В город вновь входят танки, да еще и без поддержки пехоты. В итоге колонну Майкопской бригады боевики пропускают в центр. Потом подбивают первую и последнюю машины и спокойно расстреливают. Техника в каменном мешке и не может маневрировать. «Был обыкновенный хаос. Войска не были готовы. Не выделялось топливо, достаточно боеприпасов. Карты были старые. Многое не было нанесено», – рассказал первый заместитель командира отдельного разведывательного полка Воздушно-десантных войск в 1994 году Валерий Юрьев.

Командование лихорадочно ищет боеспособные части. И находит их аж на Северном флоте. Так в городских кварталах появляется морская пехота. Десантную роту морпехов возглавляет Олег Дьяченко, позывной – Монах. «Зайти в город, который разрушенный, где ведутся бои, где постоянно обстрелы, где ты видишь на улице трупы убитых людей, это шок», – сказал командир роты сводного батальона морской пехоты Северного флота в 1994 году Дьяченко.

Подразделение хорошо обучено, быстро адаптируется. Успешно выполняет задачи. И все равно через два месяца из офицеров и прапорщиков, которые приезжают вместе с Дьяченко, в строю остается только сам Монах. В действия армии постоянно вмешиваются политики – требуют быстрой победы любой ценой. «Чтобы двигаться дальше, нет необходимых условий. Команда: вперед. Я понимаю,  куда я пойду сейчас с двумя взводами? А нас гонят. В итоге я приказал связисту отключить радиостанцию, сказать, что садится батарея», – вспоминает Дьяченко.

Дудаевцы оказывают отчаянное сопротивление, но понапрасну не рискуют. Когда артиллерия и авиация разрушают центр города, боевики уходят на окраину. Площадь в советское время называлась Октябрьской. При Дудаеве получила имя Никиты Хрущева. В народе была больше известна как «Минутка». Дело в том, что когда-то здесь проходила узкоколейка, по которой рабочих доставляли в промзону. И поезд стоял здесь ровно минуту. В 1995 году народное название стало официальным. Во время штурма Грозного дудаевцы организовали здесь оборонительный рубеж. Место – подходящее. Во-первых, многочисленные подземные коммуникации – коллекторы, теплотрассы, разветвленная система переходов. Во-вторых, на поверхности большое открытое пространство, со всех сторон окруженное многоэтажными зданиями. С них бойцы федеральных войск как на ладони.

Августовский путч 26 лет спустя

И снова тяжелые бои, чувствительные потери. И тотальные разрушения: на самой площади не уцелело ни одно здание. Войска вроде бы продвигаются, зачищают территорию в прямом смысле, но эффект нулевой. Война, уже террористическая, перекидывается на всю Россию. Захват больницы в Буденновске – 147 погибших, 415 раненых. Захват заложников в Кизляре, убиты 78 человек. При этом каждый раз боевикам удается скрыться. «Вы понимаете? Я говорю о предательстве», – сказал Олег Дьяченко.

К солдатам, которые в экстремальных условиях выполняют свой долг честно и до конца, политическая элита относится пренебрежительно. Яркий эпизод - с парадом 9 мая 1995 года. «Говорили, снимите награды, потому что участвовать в параде на Красной площади с орденами и медалями, которые получили за Чечню, нельзя. Это политически некорректно, на трибуне стоят представители иностранных государств, которые эту войну критикуют», – рассказал морпех. Заканчивается первая чеченская война так же бесславно, как и начинается. В дагестанском Хасавюрте подписывают мир, после которого Россия полностью теряет контроль над Чечней. И республика на несколько лет превращается в крупнейший мировой центр терроризма.  

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments