Михаил Пиотровский рассказал о культурной экспансии Эрмитажа и помощи Пальмире. ЭКСКЛЮЗИВ

16:25 09/12/2019

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский отмечает 75-летие. Известный востоковед дал эксклюзивное интервью программе «Культ личности» на телеканале «МИР».

- Эрмитаж перестал быть исключительно петербургским брендом, есть филиалы в Выборге, Казани, недавно открылся филиал в Омске. Как выбираются города и где нам еще ждать открытия новых Эрмитажей?

Михаил Пиотровский: Эрмитаж продолжает оставаться петербургским брендом. Именно в качестве петербургского бренда мы организовываем эту франшизу повсюду. Мы только что открыли филиал в Омске, в будущем году мы откроем «Эрмитаж – Екатеринбург». И параллельно у нас готовятся «Эрмитаж – Китай», «Эрмитаж – Пекин», «Эрмитаж – Владивосток», «Эрмитаж – Калуга». У нас идут переговоры об «Эрмитаже – Барселона». И у нас по всему миру проходят дни Эрмитажа. Большой Эрмитаж – присутствие Эрмитажа глобально.

- А что экспонируется?

Михаил Пиотровский: Экспонируется Эрмитаж. Мы делаем все выставки на 50% об Эрмитаже. Это музей с такой историей и такими смыслами в русской культуре, поэтому экспонируется все вместе. Проходят лекции об Эрмитаже, мастер-классы эрмитажных реставраторов. Это насыщенные дни, которые передают атмосферу жизни Эрмитажа. Мы считаем, что Эрмитаж, как высочайшее явление русской культуры, заслуживает того, чтобы о нем рассказывали.

- Одними из первых «Эрмитаж – Сибирь» посетили президенты России и Казахстана Владимир Путин и Касым-Жомарт Токаев. Есть ли в планах открыть филиалы в странах СНГ?

Михаил Пиотровский: У нас есть проект, который называется «Эрмитаж – Казахстан». Раз в два года мы проводим большие дни Эрмитажа, большие выставки. Была большая выставка оружия несколько лет назад в Казахстане. У нас есть целая программа по Казахстану. У нас есть программа с Арменией - создание виртуального представительства Эрмитажа в Ереване. У нас есть программа с Азербайджаном, мы сейчас готовим постоянную экспозицию с Азербайджаном в Эрмитаже. С Грузией, несмотря на сложные отношения (и она не входит в СНГ), мы ведем переговоры с институтом рукописи. В Беларуси, в Гомеле, у нас откроется большая выставка, связанная с китайским искусством. У нас довольно много планов.

- Это такая культурная экспансия?

Михаил Пиотровский: Да, это культурная экспансия. Это культурная глобализация. Сегодняшняя выставка «Виктория Кальватоне» – потрясающая. Это пример множества драматических ситуаций. И пример потрясающего содружества ученых в очень деликатных ситуациях. «Виктория Кальватоне», знаменитая римская скульптура, была найдена в Италии, куплена в Германии, после войны перевезена в Советский Союз в качестве компенсации за разрушения, хранилась в Эрмитаже. И относится к вещам, по поводу которых идут споры о собственности. Мы с немецкими коллегами, несмотря на все сложности, изучаем эти вещи, которые относятся к этой деликатной категории. Здесь в Эрмитаже мы провели реставрацию, вместе с немецкими коллегами ее изучали, вместе подготовили эту выставку. Здесь есть вещи из Берлина, которые рассказывают об этой замечательной скульптуре.

- Третьяковская галерея только сейчас создает эндаумент-фонд. В Эрмитаже он есть уже больше 10 лет. Расскажите, как он функционирует и что уже удалось купить благодаря этому фонду.

Михаил Пиотровский: На самом деле эндаумент-фонд у нас благополучно существует. Это не безумные деньги, конечно. Но большой вклад – Владимира Потанина, председателя нашего попечительского совета. Появилось еще несколько больших вкладов. Несколько сотен тысяч евро в год получаем, и мы приняли принципиальное решение, что все деньги идут на приобретение экспонатов. Потому что денег на это у нас нет. Мы выделяем деньги из фонда, затем нам добавляют наши меценаты. Так мы купили картину Ансельма Кифера, купили видео Билла Виолы, в этом году мы приобрели коллекцию флорентийской скульптуры эпохи Ренессанса.

- Государственный Эрмитаж активно помогает сирийскому правительству восстанавливать Пальмиру. Как проходят эти работы и на каком этапе они сейчас?

Михаил Пиотровский: Сирия – это тоже часть нашей глобальной политики. Я был в Дамаске, на следующий день – в Дохе. Параллельно вел переговоры с коллегами из Омана. Мы проповедуем необходимость силовой защиты памятников культуры и создаем возможность мировой активности для сохранения и реставрации памятников. Мы договорились в Дамаске, что к нам приедут сирийские реставраторы, наши реставраторы поедут в Оман и там будут реставрировать сирийские вещи. Сейчас мы поедем в ЮНЕСКО и будем вести переговоры о начале мировой кампании в защиту памятников Сирии. Мы рассказываем о своем опыте и объединяем всех вокруг этого опыта.

- Возможно ли восстановить Пальмиру в том виде, в котором она была до войны?

Михаил Пиотровский: Пальмиру разрушали тысячу раз. Пальмира – это образ руин. Это всегда такой философский образ. Мы настаиваем на том, что начинать надо с музея – нужно восстановить музей Пальмиры. Мы уже создали 3D-карту для музея. А дальше уже надо обсуждать, в какой степени воссоздавать или не воссоздавать Пальмиру. Это очень тонкий вопрос, и есть разные точки зрения. Поэтому надо сначала делать то, что безусловно. Надо консервировать то, что есть. Надо открыть музей и рассказать всю историю, включая историю вандализма.

- Получается, что это один из способов защиты мирового наследия?

Михаил Пиотровский: Да, это один из способов защиты мирового наследия. И его представления миру. 

comments powered by HyperComments

Читайте также: