Указ 2166: 25 лет с начала операции в Чеченской Республике

12:45 09/12/2019
ФОТО : ТАСС / Морковкин Анатолий

Ровно четверть века исполнилось указу 2166. Восстановление конституционного строя это официально, в народе - Первая чеченская война. Подписав этот указ, бывший президент Борис Ельцин разрешил использовать все имеющиеся у государства средства для сохранения мира на Северном Кавказе, сообщает корреспондент «МИР 24» Антон Шестаков.

Июль 1991 года, в Грозном проходит съезд Общенационального конгресса чеченского народа. Вполне традиционный для Советского Союза формат: культурно-массовые мероприятия, заседания, ветераны, зарубежные гости. Хотя на самом деле здесь готовят государственный переворот. Делегаты объявляют о создании Чеченской республики – Нохчийчоь, независимой от Советского Союза и РСФСР.

Месяц спустя в Москве путч. В столице митинги, баррикады. И Борис Ельцин на танке обличает ГКЧП. «Объявляем незаконными все решения и распоряжения этого комитета», – заявил тогда Ельцин. Сепаратисты понимают, что это идеальный момент. Организуют свои митинги, разгоняют Верховный совет Чечено-Ингушской АССР и выдвигают нового лидера – Джохара Дудаева.

Большая часть жизни Дудаева проходит вдали от малой родины. Он становится военным летчиком, причем в элитных частях, в дальней авиации. Вступает в партию, проявляет себя в Афганистане, внедряя методику ковровых бомбардировок позиций исламистов. Получает орден Боевого Красного Знамени. В итоге становится первым в Союзе чеченским генералом. «Спрашивали: а сколько у вас генералов, зная, что в советской армии их нет и не было. Потом мне пришлось отвечать, что каждый чеченец – герой, и каждый чеченец – генерал», – говорил Дудаев.

Теперь приказы Москвы Дудаев слушать не хочет. Сам проводит выборы президента республики, где якобы получает 90% голосов. На церемонии инаугурации он все еще в генеральском мундире, но присягу приносит на Коране. И гимн звучит совсем другой – называется «Свобода или смерть». Правда, полностью связи с центром Дудаев рвать не торопится. Вот встречается со своим будущим злейшим врагом – тогда еще замминистра обороны СССР Павлом Грачевым. Требует поделить советские арсеналы, что остались на территории Чечни. «Буквально идет провокация за провокацией. И мы не скрываем и не можем скрывать, что единственную защиту мы находим в приобретении оружия», – заявлял он.

И добивается своего. Делить оружие договариваются пополам, но это только на бумаге. «Войска все бросили. Я участвовал в сопровождении. Пешком уходили войска, в форме, рюкзак и все. Даже пистолет с собой не забрали», – рассказал начальник Октябрьского РОВД Грозного в 1990-х Султан Сатуев. Оружие расходится по местным группировкам, которые пробуют новые виды бизнеса – наркоторговлю, похищение людей. Законы России в Чечне уже не действуют, но деньги из федерального бюджета продолжают поступать. Расходы никак не контролируются. Само по себе и чеченское отделение Центробанка: спокойно штампует фальшивые авизо.

«Это как платежные документы, которые одно подразделение Банка России пересылает другому, собрав соответствующие заявки от коммерческих банков, а те от своих клиентов. Это были фальшивки, по которым было получено и обналичено незаконно порядка четырех триллионов рублей, деноминированных. Ныне это четыре миллиарда», – пояснил министр экономики России (1992-1993 гг.) Андрей Нечаев.

В надежде исправить ситуацию Москва делает ставку на оппозицию. Сначала помогает советом и деньгами, потом – техникой и военнослужащими, которые в ноябре 1994 года отправляются штурмовать Грозный. Однако атака захлебывается. Есть убитые, раненые, пленные. Депутат Сергей Митрохин вместе с другими делегатами едет вызволять российских солдат, встречается с Дудаевым. «Дудаев был страшно обижен на Ельцина из-за того, что тот отказывался с ним говорить напрямую. Он готов был обсудить с ним все вопросы и все вопросы снять. Но у Ельцина была такая фанаберия, что это не его царское дело», – сказал депутат Госдумы (1993-2003 гг.) Митрохин.

Бывший глава ельцинской администрации Сергей Филатов уверяет, что дело не только в Ельцине. «Я договорился с Борисом Николаевичем о том, что он будет с ним встречаться. Но вечером пришел, включил телевизор и просто обалдел: сидит Дудаев перед камерой вальяжно так – то ли выпил, то ли еще что – и говорит: я с этой собакой русской встречаться никогда не буду. Ну как это так? Встреча была, конечно, отменена», – объяснил Филатов. В итоге 11 декабря федеральные войска входят на территорию мятежной республики. В Новый год штурм Грозного, а дальше – две кровопролитные войны и до полутора сотен тысяч погибших. К нормальной жизни республика сможет вернуться только через долгих 14 лет.

Антон Шестаков
comments powered by HyperComments